Поздравление с днем рождения мужчине 50 лет на украинском

Поздравление с днем рождения мужчине 50 лет на украинском

Поздравление с днем рождения мужчине 50 лет на украинском

Поздравление с днем рождения мужчине 50 лет на украинском


Лучшие новости сайта


Савельева Екатерина Викторовна: другие произведения.

Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]

  • Аннотация:
    Небольшое ОБНОВЛЕНИЕ 19.04.2017. Новые кусочки дописываются и выкладываются ночью совсем без вычитки и, наверняка, с бешеным количеством опечаток. Спасибо за понимание!

    Когда ты с начальной школы знаешь кем хочешь стать. Расписываешь свою жизнь по полочкам и скрупулёзно достигаешь поставленных целей, ничто не сможет сбить тебя с верного пути.

    Разве что старое проклятое заклинание, прочитанное одной отчаявшейся девушкой, которой так не хватало твоего упорства.

    И что теперь? Решать её проблемы? Искать способ вернуться? Или найти свой собственный путь к новой цели?



Из красавицы в чудовище и обратно.

Пролог.

  
   Адель снова заливалась слезами, уткнувшись лицом в подушку. Ещё одно унижение от любимого жениха. Миллионное в её нескончаемом жизненном списке. До дня помолвки, он если и отпускал пару раз нелестные комментарии в её сторону, то после судьбоносного события колкие придирки сыпались из него как из рога изобилия.
   Он презирал её, почти ненавидел, и чем быстрее шло время, тем сильнее становилась его неприязнь к будущей жене. Но ещё больнее становилось от того, что об этом знала вся Академия Асерант, и на стороне Адель оставалась только одна единственная её верная подруга Луиза. Даже учителя, не пытались прекратить эту бесконечную пытку, пропуская мимо ушей мелкие издевки одноклассников.
   Конечно, она виновата. Виновата в том, что полюбила самого красивого юношу королевства. Виновата в том, что не смогла привлечь его внимания или хотя бы вызвать симпатию. Виновата в том, что уговорила своего отца, министра финансов королевства, надавить на своего подчинённого из беднеющего рода и обручить своих детей без согласия на то жениха. И виновата в том, что выбраться из этой паутины уже невозможно.
   Эту помолвку благословил сам король. Такая удача, объединить две соседствующие провинции в одну. Обе семьи заняли почетное место в совете короны и теперь кто бы из молодых людей не отказался от свадьбы, он опозорит свою семью, выставив себя и весь род неблагонадежными подданными. У Адель же была возможность хотя бы попытаться уговорить короля, через королеву, свою двоюродную сестру, составить другой союз, но она не хотела искать выход.
   Последние три года девушка безуспешно пыталась понравиться своему жениху. Но все её попытки сводили на нет её неуклюжесть, её застенчивость и её необъятный лишний вес. В свои семнадцать лет юная Адель весила под сотню килограмм и под давлением стресса никак не могла хотя бы остановить это пугающее увеличение габаритов.
   Против неё выпускник Академии, двадцатидвухлетний Ринар Анаро, высокий и статный красавец, отличник, одаренный маг, умелый воин и кумир всей женской половины Академии, выглядел спустившимся с небес божеством.
   В общем, каждого из них можно понять.
  
   Непонятно только при чем тут Я? Васильева Анастасия Ивановна, студентка третьего курса Московского Технического Университета Связи и Информатики.
  

Глава 1. Учеба, учеба и ещё раз учеба.

   Автобус, метро, пересадка, ещё одна пересадка, а потом бегом-бегом-бегом. Вот зачем зачет перенесли в главное здание института на Авиамоторной? Не то, чтобы до Октябрьского Поля мне было намного ближе ехать, по сути, то на то и выходит, но дорога туда привычнее, да и стены добрее. Нет того трепета, который охватывает меня с первого дня приезда на подачу документов. Давно это было. Третий год уже на исходе, а я всё ещё немного мандражирую, открывая дверь в теперь уже родной МТУСИ.
   У нас подобралась очень дружная, хоть и немного взбалмошная группа Эсэсовцев, среди которых всего две девушки. Нет, вы ничего такого не подумайте, просто наш факультет называется "Системы Связи", а сокращенно "СС". Мы славимся не только своими проделками, но и "удивительной" успеваемостью. Удивительна она в первую очередь тем, что все лабы мы, в массе своей, сдаем с жутким скрипом, а вот экзамены у всего курса от зубов отскакивают.
   Вот и сейчас в моей тройке оказались Елисей и Тимур, а значит, без казусов лабораторную мы не сдадим, как бы хорошо я к ней не подготовилась.
   Последняя неделя вообще прошла как-то неудачно. Сначала прорвало кран в ванной. Потом Юрка, вызвавшийся его починить, устроил скандал на тему отсутствия у нас нормальных отношений, при наличии у меня отдельной квартиры. На следующий день случайно застуканная мной в кабинете проректора сцена с участием всё того же Юрки и какой-то девчонки с параллельного потока. Заваленная на нервной почве лабораторная. Загоревшийся утюг. Всё наводит на мысли, что должно случиться, что-то глобальное, но мой Ангел Хранитель старательно переводит всё в мелкие неприятности.
   Почему, мелкие? Да потому, что ничего из выше перечисленного не вызывает у меня ничего кроме досады. В конце концов, в жизни главное здоровье. Вот и теперь, чтобы настроить себя на позитивный лад, я банально решила сменить прическу: отрезать и частично покрасить волосы. Изменения для меня действительно радикальные. Сколько себя помню, ходила всегда с длинным конским хвостом, а с сегодняшнего утра у меня волосы чуть длиннее плеч с высветленными концами.
  
   - Настя, - радостно крикнул, подловивший меня на лестнице Юрка, числившийся теперь в рядах моих бывших.
   Я прибавила скорость, и чуть не на четвереньках, проскочила под его руками.
   - Насть, Насть, Насть, - догнав меня уже на втором пролете, парень мертвой хваткой вцепился в мою руку. - Нам нужно поговорить.
   - Не нужно, - не оборачиваясь, огрызнулась я, поморщившись от боли. Вот медвежьи лапищи. Как я этого раньше не замечала?
   - Ну, вот что ты опять начинаешь, - закатил он глаза.
   - Напротив, я уже все закончила, - отцепив его пальцы, злорадно улыбнулась я. - Так что будь добр, прими это как факт и прекрати меня терроризировать.
   - Насть, ну ты же взрослая девочка и должна понимать, что все мужчины полигамны по своей сути, - не желал так просто отступать парень. - Особенно если он не дополучает необходимого для него внимания. А я тебя люблю. И это не мой промах, а твоя неосмотрительность...
   - Юр, - резко обернулась я, тем самым, прекратив его "поучительную" тираду. - Я уже поняла, что ты самец кроличьей стаи, только вот бороться за такого прекрасного производителя я не собираюсь. Как минимум потому, что Я Тебя Не Люблю, - выделила я каждое слово. - Так что можешь дальше бежать на свои полигамные подвиги. Флаг тебе в руки, ну и остальное, сам знаешь куда.
   Улыбнулась я. Ещё не хватало опоздать к началу занятия и остаться без допуска.
   - Ты готова вот так взять и перечеркнуть всё, что между нами было? - пробежав вверх по лестнице, парень снова перегородил мне дорогу.
   - А что между нами было? - взмолилась я. - Ну, целовались, в кино раз десять сходили, цветы ты мне подарил, аж целых два раза. Так что можешь на мне не жениться.
   - Но то чувство, которое зародилось между нами нельзя просто так взять и растоптать.
   - Слушай, хватит ломать комедию, - окончательно разозлилась я. - Тебе же просто надоело мыкаться в общаге, а тут я с квартирой и без родителей в соседней комнате. Это же самая привлекательная моя черта.
   - Не правда, - оскорбленно возразил Юрка. А глазки-то забегали!
   - То-то ты обратил на меня внимание, только после того, как мы отмечали у меня восьмое марта, - фыркнула я. - Да, даже если и нет. Отвали, а?
   - Ты понимаешь, что если я сейчас уйду, то между нами всё будет кончено?
   - Именно, - усмехнулась я. - Так что катись-ка ты колбаской по Садово-Спасской.
   - Ты ещё об этом пожалеешь, - зашипел он мне в спину.
   Ну, вот. Не получилось у нас расстаться цивилизовано. Да и было бы из-за чего все сыр-бор разводить. Подумаешь, два месяца свиданий с намеками на большее!
   Юрка, конечно, очень привлекательный парень, но в техническом вузе таких красавцев пруд пруди. А для действительно серьёзных отношений я ещё не готова. Слишком больно во второй раз пускать кого-то в своё сердце. А как практика показывает и не нужно. Все рано или поздно стремятся потоптаться там грязными ногами.
   Мама меня уверяет, что любые раны со временем затягиваются, а значит когда-нибудь я смогу по-настоящему влюбиться и стать счастливой, но верится с трудом. Да и от воспоминаний, бередящих душу, не так просто избавиться. Лешка не тот парень, которого можно так просто забыть.
   На настоящий момент у меня были уже сформулированы другие цели. Не зря же я в семнадцать лет в одиночку вернулась из Анапы в Москву и с первой же попытки поступила в папин институт. Сейчас хочу только учиться, получать знания, чтобы устроиться в одну из трех крупнейших сотовых компаний, а дальше наполеоновские планы по изменению миропорядка на рынке телекоммуникаций. Любимое дело, оно же никогда не обманет и не исчезнет в направлении Лондона.
  
   В кабинет кафедры ТНЭЦ я влетела в последний момент. Как раз перед преподавателем, что только добавило мне настроения. С пересдачей нам уже можно сказать повезло, контролировать наши неразумные действия предстоит молоденькому аспиранту - Антону Леонидовичу Проконькину, который хорохорился перед парнями, а вот студенток боялся как огня, особенно, если те ему улыбались.
   - Извините, - протискиваясь в толпе студентов, я проскочила к первым рядам где, трясясь как осиновый лист, стоял Тимур.
   - Привет, - хлопнула я его по плечу. - Ну что готов?
   На меня посмотрели с таким ужасом, словно я спрашивала, готов ли он закапывать труп, а не отвечать на пару формальных вопросов по теме лабы и охраны труда.
   Все три курса, он едва перебивается с двойки на тройку. Ладно бы ещё гулял напропалую, так нет, напротив, сидит сутками над книгами, но в голове ничего не задерживается. Вышка, матан, тервер, ну не его это и всё тут. Это уже весь институт понял, только его папе, упертому кавказскому мужчине объяснить такую простую истину оказалось невозможно. Сказал, что сын должен закончить технический вуз, значит, обратного пути в кулинарный техникум нет и быть не может.
   - Главное я готов, - протиснулся к нам Елисей. Наша "надежда и опора". Если честно, в плане знаний он ушел ненамного дальше Тимура, но его занудство берёт приступом даже самых требовательных профессоров. Если наши данные оказались ошибочными, Елеська доведет препода до нервного тика, но заставит его признать, что наш стенд просто был неисправен, а так мы всё сделали исключительно верно. Даже если ошибка состоит в том, что в отчете вместо миль, мы указали микроамперы.
   К столу преподавателя мы подошли третьими.
   - Васильева? - удивился Антон Леонидович. - А вы как попали в эту компанию тунеядцев?
   - Долгая история, - кокетливо улыбнулась я. - Но сомневаюсь, что вам она покажется интересной.
   - Можете не вдаваться в подробности, - опустил глаза, покрасневший аспирант. - Но раз уж вы здесь, будьте так добры, позвольте вашим напарникам самим заняться вычислениями.
   - Я как раз собиралась оставить на мужчин самую тяжелую работу, - ещё шире улыбнулась я.
   Долго нас не мурыжили, смутившись под моим взглядом, Антон Леонидович бегло осмотрел представленные по лабе бумажки, промямлил задание, поставил галочку в своих записях, и отправил нас к лабораторному стенду в самом дальнем углу.
   Вооружившись ручкой, я устроилась за партой позади ребят. Елисей взялся за конспекты и методички, а Тимур трясущимися руками, переставлял штекеры, под чутким руководством друга.
   Прикинув результат, который должен у нас получиться на основе исходных данных, я не стала сильно вникать в процесс, пока Елисей торжественно не произнес:
   - Двенадцать кило ампер.
   - Чего? - опешила я. - Вы утюги что ли измеряете вместо микропроцессоров?
   - Ой, нет, двенадцать ампер, - ещё больше занервничал Тимур.
   - Всё равно много, - отложив ручку, поднялась я с места.
   - Почему много? - возмутился Елеська. - Мы всё правильно сделали.
   Ещё раз сверившись с заданием, он показал указательным пальцем на все измененные тумблеры. Я тоже пробежалась взглядом по стенду, задержавшись на напряжометре, то есть вольтметре.
   - Ага, - усмехнулась я. - А напряжение у нас по заданию какое?
   Не дожидаясь ответа, я взялась за тумблер уровня напряжения.
   Током меня ударило впервые. Пальцы в розетку я до этого даже в детстве не запихивала ни разу. Так что резкая судорога, в сочетании с невозможностью отозвать руку и посыпавшими из глаз искрами стали для меня полной неожиданностью.
   Последняя пролетевшая в голове мысль была: "Как это возможно? Тумблер же не под напряжением".
   И темнота.
   Боль исчезла, а тело стало легкое как перышко, которое подкинули вверх, а теперь оно плавно опускается на пол.
   Я умерла? Да, вроде, нет. Говорят, же "Мыслю, значит существую". Хотя кто знает, что там происходит за последней чертой. В передачах рассказывают про какой-то туннель. А тут только темнота и какой-то мерзкий запах потных ног.
   - Адель, - закричал женский голос. - Да очнись же ты, наконец.
  

Глава 2. А я сошла с ума, какая досада.

   Гадость. Что я такого съела, чтобы во рту остался настолько мерзкий привкус? Или это последствия удара током?
   Ой! А язык-то на месте? Уф. Не откусила.
   - Адель, открой глаза, пожалуйста.
   Меня потрясли за плечо и больно ударили по щеке. Оригинальное у нас, однако, обращение с пациентами. Нашатыря пожалели, что ли? И кто это всё ноет? Достала со своей Адель, и без того голова раскалывается.
   С третьей попытки удалось открыть только один глаз. Первое, что я увидела - это каменный потолок. Закрыла глаза, полежала минуту, пытаясь предположить, где нахожусь. При всём богатстве выбора потолок может быть отштукатуренным, подвесным, деревянным на худой конец, но никак не сводчатым, каменным с поперечными деревянными балками.
   - Как ты меня напугааала, - заревела девушка.
   Пришлось снова открывать глаза.
   А вот и зареванный объект. Надо мной тут же нависла растрепанная светловолосая девушка, с красными заплаканными глазами:
   - Адель, ты как? - утирая со щек слезинки, радостно спросила она.
   - Девушка, вы, наверно, палатой ошиблись, - прошептала я, голоса не было вообще. - Я не Адель.
   - Что значит не Адель? - опешила моя собеседница.
   Пока моя посетительница находилась в прострации, я попыталась вспомнить, что нам рассказывали про удар током. Кажется, все выводы сводятся к тому, что либо сразу убьёт, покалечит, либо можно перекреститься и идти звонить электрику, чтоб чинил то, что дерётся.
   Убить меня вроде как не убило, а как обстоят дела с повреждениями?
   Я осторожно пошевелила пальцами сначала на руках, потом на ногах. Парализации вроде бы тоже нет. Сжала правую ладонь в кулак - болит, но не сильно. Значит ожог не значительный. А вставать-то уже можно?
   - Уважаемая, - обратилась я к неизвестной девушке. - Вы не могли бы, когда пойдете на поиски своей Адель, позвать мне кого-нибудь из медперсонала? Пожалуйста.
   Я даже попыталась приветливо улыбнуться, но на девушку это возымело противоположный эффект.
   - Кого искать? - закричала она. - Кого позвать? Знахарку что ли? Чтобы тебя к утру на костре сожгли? Ты со своими заклятьями совсем с ума сошла что ли? Да если хоть одна живая душа узнает, что ты использовала черную магию, то нас двоих... сегодня же... даже разбираться не будут...
   Снова разразилась она рыданьями.
   - Простите, - примирительно прошептала я.
   Похоже, она из отделения психиатрии сюда пришла. Таких лучше по пустякам не беспокоить. Как говорится - не безопасно. Придется, как обычно, все делать самой.
   Аккуратненько поворачиваемся на бочок.
   - Ой! - это не просто "Ой"! Это настоящий: "Ох ты ж ё моё"! Почему я на полу? Причем на каменном полу! И это ещё не самое невероятное.
   Моя собственная кисть, которой я и дотронулась до КАМЕННОГО пола, оказалась какой-то квадратной: пальцы короткие и толстые как сосиски, а вместо сделанного вчера ночью маникюра, куцые обгрызенные ногти.
   Даже если я провалялась полгода в коме (Ага, на полу старого каменного подвала) и поправилась на сорок килограмм, ногти то мне кто обгрыз?
   Я задергалась, как неуклюжий жук. Какая-то непонятная масса тянула меня к полу и не позволяла нормально согнуться в талии. Наблюдавшая за мной девушка вздрогнула и без лишних вопросов помогла сесть. Вот тут-то заорала уже я:
   - Какого черта тут происходит?
   Глупый вопрос, но, видя толстые ноги, выглядывающие из-под длинной старушечьей юбки, и, сжав толстыми руками жировой спасательный круг на вроде как своём собственном животе, спросить ничего более дельного я не смогла.
   - А ты что, надеялась, что мгновенно похудеешь? - злорадно ухмыльнулась девушка. - Слава Богу, хоть жива осталась.
   - Какой похудеть? - ужаснулась я. - Утром у меня ни грамма лишнего жира не было. И это тряпьё, во что я... Да, блин, что вообще происходит? Меня что, разыграть решили? Тут где-то срытая камера?
   - Адель, что ты несёшь? - сузила глаза, сидящая рядом со мной на полу, девушка. Кстати, на ней тоже весьма странный наряд, нечто среднее между бабушкиной ночнушкой и вечерним платьем, прабабушкиным. - Утром ты если и была худее, то не больше чем на завтрак. Камеры в школе если и есть, то точно не на жилом этаже. И вообще, прекрати ломать комедию, у меня уже тоже нервы на приделе. Ты четверть часа лежала ни живая, ни мертвая. А я не знаю, куда бежать за помощью.
   - Да, какая ещё Адель? - перейдя на визг, перекричала я девушку. - Я Настя, Васильева Анастасия. Меня сегодня на лабе током шибануло. Почему я в свинью превратилась, а не в больницу загремела?
   - Загремела? Настя? А где Адель? - девушка побледнела, потом позеленела, спустилась с колен на мягкое место и, затравленно глядя от меня, отползла к шкафу. - Ты демон? Да? Ты сожрала её душу и завладела телом? И меня сожрешь? Но я же тебя не вызывала. Я не хотела, правда.
   - Я, конечно, могу поверить, что мы обе умом тронулись, но почему в психушке стены из камня, а не поролона? - огляделась я по сторонам.
   Небольшая комнатка. Две кровати, большой прямоугольный стол около окна, несколько стульев. Два шкафа. Умывальник с затычкой и сливным ведром под раковиной. И везде валяются вещи: где одежда, где книги, где огрызок от яблока. Прелесть. Как у Машки в общаге. Хотя нет, вру, у Машки чище было, намного.
   Нет, это всё не реально. Одно из двух или я действительно с ума сошла, разряд прошел через мозг, или это сон. Главное, чтобы не летаргический, а что-то тут уныло как-то. Пусть мне лучше приснится роскошная белая яхта и влюбленный в меня её очаровательный владелец.
   - Не убивай меня, - заплетающимся языком промямлила девушка и отключилась, мешком упав на пол рядом со шкафом.
   - Нормально, - возвела я глаза к потолку. - Я в бегемота в сарае превратилась, а она в обморок падает. Молодец.
  
   Вопреки моим ожиданиям на правой руке вместо жуткого вида ожога с лопающимися пузырями у меня красовался аккуратненький порез посреди ладони, явно свежий, но почему-то совершенно не кровивший.
   Даже если продолжить предложенную мне незнакомкой игру, странно, почему я, то есть Адель, вызывая демона порезала правую руку, а не левую? Я что левша? Или это у нас в фильмах неверно показывают такие нюансы? Демон же за левым плечом, значит резать надо левую руку чтобы, чтобы... Фиг его знает зачем.
   Бог ты мой, о чем я рассуждаю? И так уже докатилась до психушки, а заиграюсь, так и до одиночки с мягкими стенами дело дойдет. Кстати о психушке, не мешало бы разведать местность.
   Кое-как поднявшись на ноги, я направилась к окну. Хоть не подвал и на том спасибо. Окошко, надо сказать, убогое. Старая деревянная рама, никогда в жизни не знавшая, что такое масляная краска. Самые обычные металлические ручки, одновременно являющиеся и запирающим механизмом. У нас такие на чердачном окне стоят. Повернул в бок - язычок спрятался в раму, и окно открылось, выровнял ручку перпендикулярно - язычок встал параллельно полу и если попал в паз, то окно закрыло. Не особо надежно, но для чердака нормально. Стёкла также какие-то маленькие, кривенькие и мутноватые, мое отражение перекосило и закрутило в сторону так, что понять, как я выгляжу попросту невозможно.
   Картина за окном, увы, не внесла ясности в моё местоположение. Там ночь, причем непроглядная. Ни звезд на небе, ни зарева уличных фонарей в отдалении. Из освещения видно было пять отсветов от окон здания, в котором мы и находимся. То ли прямо по курсу огромный дремучий лес, то ли море. И первый, и уж тем более второй вариант с Москвой у меня не ассоциировался вообще.
   Если я всё-таки съехала с катушек и оказалась в психушке, то почему меня привезли не в старое доброе Кащенко, а к черту на кулички? Что-то тут не вяжется.
   Закрыв оконные створки, я немного поежилась. Всё-таки там, на улице, весьма прохладно. В комнате же было тепло и светло, но люстр или канделябров со свечами почему-то не наблюдалось.
   Ещё раз оглядев комнату, на предмет осветительных приборов, я обнаружила нечто похожее на торшер. Около двери стояла тонкая палка на трехпалой подставке и голубой светящийся плафон размером с человеческую голову. От него по всему помещению расходился мягкий почему-то желтоватый свет, как от лампочки Ильича.
   При близком рассмотрении, оказалось, что это не плафон, с запрятанной внутри лампой, а цельная светящаяся субстанция с бегающей по её поверхности рябью.
   - Дорогие дети, никогда не суйте пальцы в розетку, - грозно произнесла я и осторожно дотронулась до светильника указательным пальцем. - Ай!
   Тот ужалил меня небольшим разрядом тока, как от наэлектризованной одежды, и лопнул. Комната мгновенно погрузилась в полную темноту. Вытянув руки, я пошарила перед собой в поисках выключателя, но нащупала только обычную деревянную палку. Сразу стало страшно. Мне даже показалось, что кто-то из этой тьмы непременно схватит меня за плечи и утащит куда-нибудь.
   Да, я боюсь темноты.
   - Эй, ты, - задрожавшим голосом позвала я. - Как тебя там? Припадочная у шкафа, как включить свет. Ау!
   Для верности, даже попыталась пнуть её ногой. Попытки с десятой действительно на что-то наткнулась.
   - Ой, - пискнула девушка.
   Спустя мгновение в её руках зажегся фонарик.
   - Адель? - недоверчиво переспросила она.
   - Что это? - осипшим голосом отозвалась я.
   Фонарик оказался совсем даже не фонариком, а светящейся искоркой, мерцавшей прямо на ладони девушки и освещающий комнату слабым синеватым свечением. В этом свете всё казалось уже не так миролюбиво, а лицо девушки вообще выглядело, как какая-то маска зомби.
   - А что здесь вообще происходит? - сорвалась я на крик.
  
   Спустя полчаса криков, истерик и уговоров. Причем обоюдных. Луиза, так оказалось зовут девушку, уверяла меня, что я не на том свете, а я её, что не демон из ада, завладевший телом её подруги. Мы, наконец, смогли обсудить случившееся, устроившись за столом с ароматным чаем и выуженными из шкафа баранками.
   Оказалась я ни где-нибудь, а в общежитии славной Академии Асерант. Где это относительно станции метро Авиамоторная? Тайна покрытая мраком. Теперь я знаю только то, что это одновременно Школа Магии для юных дарований, которыми являются Адель и её подруга, и Высшая Магическая Академия, где учится какой-то смазливый гад, заставивший девушку пойти против закона. Правда в курсе он, о своем ужасном поведении или нет, я пока не поняла.
   Как выяснилось, разнесчастная Адель, так и не совладав ни с одной из диет, не смогла расположить к себе обожаемого жениха и решила прибегнуть к последнему возможному способу мгновенно улучшить свои внешние данные. (Жаль липосакцию у них ещё не придумали). Найдя неизвестно где книгу по черной магии, она переписала заклинание и, несмотря на увещевания своей подруги, провела ритуал на крови. Только вот вместо того, чтобы по мановению волшебной палочки превратиться в писанную красавицу, она затряслась и мешком упала на пол.
   Было это два часа назад, то есть точно в полночь.
   Прокрутив в голове свои последние несколько часов жизни в стенах родного учебного заведения, я пришла к выводу, что меня шарахнуло током около двенадцати дня. Есть ли в этом некая закономерность или всё это бред моего больного воображения, я ещё не решила. Но пока не проснулась, буду играть по предложенному мне сценарию. В конце концов, это лучше, чем биться головой о стену и выть - "Хочу домой!". Может, конечно, есть и третий вариант, только в мою больную голову он ещё не закрался.
   - То есть Адель хотела похудеть? - подытожила я.
   Луиза согласно кивнула.
   - Стало быть, вернуться назад я смогу только, выполнив её желание или найдя злосчастную книгу по черной магии?
   - Скорее всего, да, - согласилась та.
   - А ты точно уверена, что не припрятала эту книженцию перед моим пробуждением, где-нибудь под матрасом? - прищурилась я.
   - Точно, - вздохнула девушка. - Такие вещи не то что читать, даже просто хранить у себя чревато. Использование черной магии карается смертной казнью.
   - Ага. То есть пойти к какому-нибудь из ваших особенно мудрых профессоров за помощью не получится? - заискивающе улыбнулась я.
   - Конечно, нет, - возмутилась девушка.
   - Уверена? - не унималась я. - Раз Адель богата, как я поняла, то вряд ли казнят дочку таких влиятельных родителей. Везде же есть коррупция. Наверняка, за определенное вознаграждение он даже сообщать ничего никуда не будет.
   - Три года назад за использование черной магии казнили сестру короля, - закатив глаза, сообщила Луиза. - А ты, то есть Адель, всего лишь дальняя родственница королевы.
   - Печально, - откинулась я на спинку стула. - А ты знаешь, где она могла найти эту злосчастную книгу?
   - В библиотеке, я полагаю, - пожала плечами девушка.
   - Нормально, у себя хранить нельзя, а в библиотеке можно? - опешила я.
   - А кто знает, что там есть? - фыркнула Луиза. - Школьная библиотека огромная. А хранилища под школой вообще необъятные. Там можно спрятать всё что угодно. Никто даже не обратит внимания на лишнюю пыльную книжку.
   - И у Адель был доступ в это хранилище? - уточнила я.
   - Да, неделю назад она сдала итоговую работу по истории магических заклинаний Наулинского периода.
   - Чего?
   - Это эпоха правления монаршей семьи Наулинов, - разъяснила, как ей казалось, Луиза. - Это промежуток почти в тысячу лет. По официальной версии, магия в том виде, в котором мы её знаем, зародилась именно в этот период времени.
   - Хоть не мезозой, и то хорошо, - согласно кивнула я.
   - А это что такое? - заинтересовалась девушка.
   - Мезозойская эра - период расцвета эры динозавров, кажется, - отмахнулась я.
   - А динозавры это кто?
   - Драконы, - неосмотрительно брякнула я.
   - Драконы? Так они и сейчас у нас есть, - обрадовалась девушка. - Значит, мы мезозой?
   - Упаси Боже, - ужаснулась я. - А как так получилось, что Адель пришлось привлекать внимание собственного жениха?
   - Понимаешь, помолвка - это была только её инициатива, - замялась девушка. - Но хочется, чтобы семья была построена на любви.
   - То есть его фактически без него женили? - опешила я. - О какой любви в такой ситуации может идти речь?
   - Не осуждай её, - нахмурилась Луиза. - Адель оказалась в безвыходной ситуации. Любовь всей её жизни ускользала от неё. Ринару на тот момент уже исполнилось восемнадцать, он закончил школу, перешел в Академию и его в любой момент могли обручить с другой.
   - И когда это было?
   - Три года назад, - захлопала она ресницами.
   - То есть сейчас этому Ринару двадцать один?
   - Уже двадцать два.
   - Ага, ещё лучше, - начала злиться я. - А этому влюблённому колобку сколько лет?
   - Семнадцать, - осторожно пробормотала девушка.
   - То есть получается, что эта дуреха в тринадцать - четырнадцать лет нашла любовь всей своей жизни и быстренько захомутала взрослого парня, причем без его на то согласия?
   - Из твоих уст это звучит очень грубо, - надулась Луиза.
   - А выглядит это как? - огрызнулась я. - Некий богатенький ребёнок захотел живую игрушку и получил её. А теперь удивляется, что эта игрушка не хочет играть в любовь и романтику. Может, у него уже была любимая, и именно из-за этой Адель он лишился возможности взять в жены действительно дорогую ему девушку.
   - У него не было любимой девушки, - замахала руками Луиза. - Мы проверяли.
   - Конечно, - сложила я руки на груди. - В голову ему залезли и всё узнали.
   - Они тогда только с практики вернулись, - затараторила моя собеседница. - Аскольд, из их группы сказал, что они были в заветном лесу у камня любви. Если до него дотронется по-настоящему влюбленный человек, то камень станет красным, а если обычный, ну, ещё не познавший любовь, то останется неизменным. Так вот, у них ни у кого камень не засветился.
   - С каких пор бабкины сказки, стали достоверным способом? Может, он вообще никогда не светится и это только легенда?
   - Не легенда, - насупилась девушка. - Туда часто влюблённые ходят, чтобы проверить истинные ли у них чувства.
   - Ну и дураки, - фыркнула я.
   Адель, как показало зеркало, оказалась пухленькая светловолосая девушка, с белёсыми ресницами и густыми бровями, никогда в своей жизни, не видевших пыточных инструментов под названием щипчики для бровей.
   В защиту толстушки, надо сказать, что у неё очень даже миловидное личико. Немного правильной косметики, прическу посовременнее, ну и хорошо бы, конечно, хоть немного похудеть, и получится довольно привлекательная особа.
   С фигурой ситуация обстояла хуже. Не колобок, конечно, но при росте, по нашим меркам, ниже среднего, обхват талии потянет, наверно, метра на полтора. Я не мерила, и за точность собственных слов не ручаюсь, но смотрится довольно комично. Толстые ноги, неприятно тершиеся друг о друга при ходьбе, массивные руки и нависающий на боках жир, несмотря на который, к моему удивлению, можно было найти зачатки талии.
   А вот груди у неё нет. Я долго смеялась, когда вопреки ожиданиям не нащупала внушительного объема. Первый размер, не больше. Вот прелесть какая. Пузо есть, а груди нет. Всё как мужчинам нравится, правда?
   Не знаю, как на счет черной магии, но диета и спорт ей были необходимы уже очень и очень давно.
   - Итак, - закончив с внешним осмотром вздохнула я. - Ты хочешь, чтобы я из этого шматка сала сделала идеальную фигуру?
   - Не я, - поправила девушка. - Адель хочет быть идеальной для Ринара.
   - Тут есть одна большая проблемка, - хмыкнула я. - Вы не тот объект выбрали. Я понятия не имею, как худеют. У меня пухлые щёки были только в грудничковом возрасте, а дальше и я из дистрофика едва доползла до нормальной фигуры.
   - И что тогда делать? - растерялась Луиза.
   - Не знаю, - зевнула я. - Давай-ка спать. Может утром Адель проснется в пропорциях девяносто-шестьдесят-девяносто, а я вообще исчезну. Утро вечера мудренее.
  

Глава 3. Суженый ряженый, приходи наряженный.

   Проснулась я от неприятного чувства, что не чувствую правую руку.
   Резко сев, я принялась быстро растирать затекшую конечность, не сразу сообразив, где нахожусь. А когда поняла, застонала на всю комнату.
   - Ну, почему? - вопрошала я потолок, дергая пухлыми ручками и ножками, по ошибке оказавшимися моими. - За что? Что я такого в жизни сделала не так?
   - Адель? Это ты? - сонно пробормотали с противоположной стороны комнаты. Самой девушки из-за стоящего между нашими кроватями стола мне видно не было.
   - Ага, размечталась, - огрызнулась я. - Найду эту Адель, все кости ей пересчитаю. Если, конечно, предварительно верну своё тело.
   - Настя? - девушка резко села на своей кровати и вытянула шею, стараясь разглядеть меня. Не теряет надежды, наивная.
   Ну и видок! Надеюсь, у меня эти волосы так же дыбом не стоят.
   А у меня настоящей сейчас причесон какой?
   Настоящей. А что со мной настоящей? Реанимация, что-то не дай Бог хуже или я там тоже спустя час пришла в себя и прыгала до потолка от счастья, что похудела, пока до моей замены в виде дремучей Адель не дошло, куда она попала?! Что она будет делать в моем мире, среди машин, электроники, и огромного города.
   - Господи, что же это творится, - запричитала я. - Она же понятия не имеет, что и как надо делать. Даже до моей квартиры добраться не сможет.
   Я хоть как-то могу представить себя в школе магии: спасибо Гарри Поттеру и десятку книг про попаданцев. А вот здесь вряд ли есть литература о далеком технологическом будущем.
   Нытье прервали естественные потребности, вздохнув, я уточнила у Луизы, где найти туалет и вышла в коридор. Удобства на этаже. С таким в своей жизни я ещё не сталкивалась. В коридоре уже кипела жизнь. Девушки в длинных платьях сновали из комнаты в комнату, по пути здороваясь друг с другом. На меня же если и обращали внимание, то приветствовать не спешили. Вначале, ловя на себе чей-либо взгляд, я пыталась улыбаться. Потом улыбка сменилась недоумением, а дойдя до комнатки в конце коридора я вообще сморщилась, как старая подозрительная ворона. Что не так-то?
   Местная уборная вызвала у меня приступ головокружения. По-видимому, сказывается нервное потрясение от всего случившегося.
   Вместо кафельной плитки темное дерево. Вместо раковин, металлические тазики и старомодные деревенские уличные умывальники над ними. Те, у которых, что бы полилась вода нужно рукой поднимать металлическую затычку. А унитазы так вообще стали последней каплей. Хотя какие унитазы: деревянный ящик, с деревянным сидением, крышкой и выносным ведром.
   Повод для радости, несомненно, есть. Тут не нужно ходить в туалет в окно, как в какой-нибудь средневековой Англии, но, БОЖЕ МОЙ, КУДА Я ПОПАЛА? Это же настоящий кошмар для такого брезгливого человека как я!
   Вот здесь-то я и не выдержала. У меня попросту началась истерика. Зайдя в не использующуюся в данный момент душевую, я села на деревянную скамейку и заревела в голос. Себя было жалко до безумия. Мозг отказывался принимать окружающую меня действительность за правду, но, несмотря на несколько синяков от собственноручных щипаний, просыпаться я даже не собиралась.
   Несколько раз, ко мне пытались зайти, но получали агрессивный отпор. Захлопнув дверь, я придавила её стоящей рядом бочкой и продолжала самозабвенно жалеть себя любимую.
   - Адель, выйди, пожалуйста, - причитала по ту сторону деревянной преграды Луиза. - Пожалуйста, пойдем в комнату... Нам на занятия пора... Сейчас дежурную по этажу приведут...
   И привели. Грузная женщина в один удар (судя по звуку - ноги) распахнула закрытую на засов дверь, бочка отлетела к противоположной стене, а я инстинктивно притихла.
   - Госпожа Моренро, - нависнув надо мной, угрожающе громко обратилась женщина. - Что вы себе позволяете? А ну марш на уроки. Сопли на каникулах разводить будете.
   - Как скажите, - пискнула я, на полусогнутых засеменив к выходу.
   Это ж надо, какой эффект может произвести простая смотрительница. Меня ни холодной водой не облили, ни пощёчину не врезали, а голова мгновенно заработала на благо хозяйки. На уроки, так на уроки. Как скажете.
  
   Быстрым шагом, стараясь не издавать лишнего шума в опустевшем коридоре, я добежала до ряда совершенно одинаковых дверей. И из какой спрашивается я вышла? То, что "уборная направо, последняя дверь на противоположной стене" - это я запомнила. А вот какая комната Адель по счету от той же уборной спросить не догадалась.
   Стало быть, будем действовать методом тыка, то есть стука.
   Постучав в первую попавшуюся дверь, и не услышав ответа, я подергала за ручку - закрыто. Надеюсь, Лиза, тьфу ты, Луиза, убегая на занятия, догадалась не запирать свою, то есть нашу комнату?
   Следующие две двери остались так же безмолвны и неприступны. Четвертая дверь распахнулась раньше, чем я успела поднести к ней руку и едва не расквасила мне нос.
   - Что ты тут шумишь? - сдвинув брови, запыхтела, как закипающий чайник, моя соседка по комнате. - Смотрительница увидит, и вместо каникул будем с тобой пахать в школьном огороде до самой осени. Заходи быстро!
   - Ага, - невнятно промычала я, захлопывая за собой дверь. - Ты не пошла на уроки?
   - Конечно, как же я тебя тут одну оставлю, - сложив руки на груди, девушка смерила меня недовольным взглядом. - Адель, между прочим, никогда не выставляет свои эмоции на показ.
   - Ага, тихо ревет в подушку, - усмехнулась я. - Только вот я не Адель. И мне для морального успокоения нужно нечто другое.
   - Например? - с вызовом спросила Луиза.
   - Избить кого-нибудь, - совершенно серьёзно ответила я.
   Весь гнев моей собеседницы мгновенно испарился, уступив место ужасу.
   - Я не демон, - на всякий случай напомнила я.
   - Тогда почему избить? - изумилась девушка.
   - Выплеск отрицательных эмоций, скачек адреналина, всплеск адреналина или как там это у психологов называется.
   - Поднять себе настроение можно и другими способами, - нравоучительно отозвалась моя собеседница.
   - Знаю-знаю, едой, например, - ударила я по теперь уже своему необъятному животу. - Только вот таким макаром, твоя подруга очень скоро превратится в говорящий кусок жира, который даже из дома без крана выйти не сможет.
   - Крана? - переспросила Луиза.
   - Забей, потом объясню, - отмахнулась я.
   - Как забей?
   - Проехали, то есть, - взвыла я, но, увидев, что меня по-прежнему не поняли, перевела на более доступный вариант. - Не обращай внимания на такие слова. Они и в моём мире не в чести.
   - Хорошо, - задумчиво согласилась та.
   - Итак, командуй, что мне делать дальше?
   - Для начала переоденься.
  
   Так как первый урок мы уже прогуляли, торопиться было особо некуда. Простое школьное платье - этакий гигантский синий балахон с серым воротничком и поясом такого же цвета, на мне смотрелось лучше, чем на вешалке, но всё равно привело меня в состояние шока. Как минимум тем, что доходило почти до щиколотки.
   Девушки брюк не носят, разве что магички с факультета практиков, и то только на занятиях по фехтованию или верховой езде. Про короткие юбки я вообще молчу. Тут не то, что до изобретения привычных мне капроновых колготок не дошли, даже знакомых из садовского детства обычных ещё нет. Максимум, что мне выдали, два, кажется разных по длине чулка, причем без резинок. Их заменял жутко неудобный пояс с защелками впереди. То есть, когда садишься, задняя часть чулка собирается где-то под коленкой.
   Про нижнее бельё я вообще молчу. Прямо-таки бабушка советских времен. Уродливо, мерзко, неудобно. Это я про низ. Такого понятия как бюстгальтер в гардеробе Адель не нашлось. А Луиза в ответ на мой вопрос густо покраснела и, потупив взгляд, заявила, что это неприлично.
   Так и не поняла, что она имела в виду.
   В общем и целом, в одежде присутствовал какой-то диссонанс. Словно каждая деталь взята из отдельного века. Да и во всех предметах в целом. Что-то казалось дремучим средневековьем, что-то я бы отнесла к эпохе фильмов про Анжелику (каюсь, не интересовалась я в своё время историей), но в то же время отсутствие пышных нижних юбок и наличие довольно утилитарного нижнего белья, вместо украшенных рюшами панталон, окончательно теряли меня во времени.
   Наверно наличие в этой реальности магии изменило развитие технологий. Может тут и машины есть на магической тяге?
   Есть, конечно, объяснение и попроще. Я плохо знаю историю, люблю фильмы про магию, и в моем шарахнутом током мозгу всё перемешалось.
  
   - Что у нас вторым уроком? - решив не развивать тему гардероба, спросила я.
   - История магических искусств, - собирая в холщовые сумки письменные принадлежности, радостно сообщила Луиза. - Ничего сложного. К тому же Адель лучшая в нашем потоке по истории.
   - Отлично, жаль её с нами нет, мне тогда было бы намного спокойнее.
   - Как это нет?
   - Если честно, не поняла вопроса, - насторожилась я.
   - Разве у тебя нет знаний Адель?
   - А то, что я без твоих указаний не могла застегнуть чулки, не натолкнуло тебя на эту светлую мысль? - с сарказмом переспросила я. - Нет, милочка, знания у меня только мои собственные.
   - Но я же чувствую в тебе магический фон Адель? - насупилась моя собеседница.
   - Представь, что у тебя появился хвост, - закатив глаза, попросила я.
   - И что? - не поняла та.
   - Я теперь подумай, ты вот так сразу сможешь им пользоваться или первое время он будет двигаться сам по себе, в независимости от твоего желания.
   - Будет хвост, смогу и пользоваться, - упрямо заявила Луиза.
   - Значит, я не столь талантлива, - фыркнула я. - И из магических заклинаний знаю только "Эспекто Патронум".
   - Какой ещё "патронум"? - заинтересовалась девушка.
   - Который светится, - хмыкнула я, продемонстрировав рукой движения волшебной палочки. Вот будет весело, если здесь сработают заклинания из "Гарри Поттера". Должно же у меня быть хоть что-то родное и привычное, раз меня даже тела своего собственного лишили.
   - Светлячок, что ли? - предположила девушка.
   - Боюсь, что и под светлячком мы понимаем разное, - нахмурилась я. - Давай ты меня хотя бы немного введешь в курс дела. Чему вас тут учат и что спрашивают?
   - Эмм, ну, - замялась Луиза, принявшись грызть ноготь на большом пальце.
   Я даже невольно посмотрела на свои руки. У них одинаковые привычки что ли?
   - Мы с Адель учимся на факультете теоретической магии, я уже говорила, - принялась объяснять она. - Для наследницы влиятельного аристократического рода - это, конечно, не престижно, но, увы, особыми талантами в области магии Адель не обладает. Даже наоборот. Будь она из простой крестьянской семьи, то не поднялась бы дальше деревенской знахарки. Вот поэтому Адель, то есть ты, и стараешься учиться лучше всех. Сутки напролет проводишь с книгами. Готовишь лучшие на потоке письменные работы. Учителям - это нравится. Правда выступать с докладами ты, то есть Адель не может. Слишком боится говорить перед публикой.
   - То есть колдовать меня не заставят? - уточнила я. - Это хорошо. А что могут потребовать? Написать контрольную по заклинаниям? Перечислить сотню выдающихся волшебников истории? Нет?
   - Конечно, нет, - захихикала девушка. - Сейчас осталась последняя неделя седьмого года обучения. На прошлой неделе были сданы последние экзамены. Результаты уже огласили. Адель как всегда лучшая в теоретических науках, но едва дотянула до удовлетворительно по практическим предметам.
   - Отсутствие экзаменов меня радует, - хмыкнула я, но почти сразу схватилась за голову. - Экзамены! У меня же сейчас начинается сессия! Боже, я впервые провалю и зачетную, и экзаменационную. Адель же не сможет ничего за меня сдать. Если она, конечно, в моём теле и в добром здравии, а не в дурке или реанимации в состоянии глубокой комы.
   Последняя мысль меня даже успокоила.
   О том, что никакой Адель в моём теле может и не быть, я старалась не думать. Может же так случиться, что за использование черной магии она заплатила жизнью, а меня убило током, и я просто заняла её освободившееся тело.
   Нет, нет, нет. Не думаем об этом.
   - Всё будет хорошо, - аутотренинг наше все.
   - Конечно, всё будет хорошо, - попыталась приободрить меня Луиза. - Если что, я подскажу.
   - Это твоя святая обязанность, - подмигнула я девушке. - Ты же не хочешь, чтобы тело твоей подруги сожгли на костре за использование черной магии.
   - Не дайте Боги, - совершенно искренне ужаснулась та. - Запомни, никто-никто не должен знать, что произошло прошлой ночью. Для всех ты Адель.
   - Да поняла я, поняла, - застонала я, под звон колокола, доносившийся откуда-то с улицы.
   - Урок закончился, - сообщила Луиза. - Теперь пошли на историю. Если будут спрашивать, тебе утром стало нехорошо и... Ой, мы же не придумали, что "и".
   - Не дрейфь, не впервой, прорвемся, - улыбнулась я. Чувствуя, что меня понемногу начинает колотить от страха, как перед сдачей сопромата. - Вы же пишите лекции?
   - Что пишем?
   - Краткое содержание урока, - предположила я.
   - Запись за преподавателем, - поняла та. - Да, конечно.
   Девушка быстро достала сшитые толстой ниткой листки бумаги. Дунь, плюнь - развалится.
   - Пробегись глазами. Там всё достаточно просто, - невинно улыбнулась она, вернувшись к ускоренным сборам, но, услышав мой предсмертный хрип, выронила сумки и обернулась:
   - Что это? - трясущимся пальцем указала я на ряды палочек, галочек, черточек и закорючек.
   - Только не говори, что ты не умеешь читать? - вытаращилась на меня школьница.
   - Умею, - начала злиться я. - На русском, на английском, немного на немецком. Знаю, как выглядят китайские, японские иероглифы и даже знаю, как печатать на хангыле, но ЭТО что?
   - Буквы, - пискнула девушка.
   - Почему они не из кириллицы? - застонала я.
   Мне теперь что, ещё и читать, писать заново учиться надо? Это уже форменное издевательство.
   - Я не знаю, что такое кириллица, - захлюпала носом моя собеседница. - У нас рукопись. Но ты же быстро её выучишь, правда?
   Сунув Луизе бесполезную тетрадку, я снова подняла руки к потолку. Ну за что? За что всё это? За что всё так сложно?
   - Боже, ты бы хоть какие-то правила объяснил, прежде чем меня сюда закидывать!
   - Так мы идем на урок? - пискнула девушка.
   - А можно не идти? - без особой надежды спросила я.
   - Проблемы могут быть, - виновато пожала она плечами.
   - Тогда пошли - вздохнула я. - Помирать, так с музыкой.
  
   Аудитории, то ли все, то ли большая их часть находились в соседней части здания, соединенной с общежитием красивым открытым переходом.
   Это был мой первый выход на улицу, и я удовольствием отметила, что здесь, в отличие от Москвы, уже наступило настоящее лето. Несмотря на довольно раннее, по моим меркам, в платье с длинным рукавом было душновато, но не прогретое каменное здание наоборот окутывало прохладой. Так и простудиться недолго. Позагораешь на солнышке и домой - в помещение подвального типа. Брр.
   С высоты третьего этажа открывался вид на одноэтажный экзаменационный павильон, небольшой парк и главные ворота. За стенами школы уже начинался город. Всё, что было видно, это бесчисленные черепичные крыши двух-трехэтажных домов. Смотрелось, надо сказать, довольно мило. Про наличие в городе канализации, я старалась не задумываться. В конце концов, в школьном общежитии не все так печально, как в средневековых замках. Может, и там придумали, что-то гигиеничнее сточных канав. Хотя вряд ли.
  
   Класс выглядел точно так же, как и кафедра в моем университете. Окна по правую и левую сторону. Уходящие под потолок ряды парт с откидными деревянными стульчиками. Внизу на сцене длинный стол преподавателя, трибуна для докладчика и старые добрые доски коричневого цвета.
   Я искренне старалась не привлекать к себе внимания, к удивлению Луизы, поднявшись едва ли не на самый верх. Как выяснилось, раньше они не сидели выше второго ряда.
   По дороге меня аж два раза толкнули более расторопные школьники, и я не могу с уверенностью сказать, что это произошло случайно. Так как изгоем мне быть, слава Богу, никогда не приходилось, ни в школе, ни в ВУЗе, то как реагировать не имею ни малейшего понятия.
   Преподаватель, добродушной внешности мужчина предпенсионного возраста, поздравил нас с успешно сданной сессией и начинающимися каникулами, а также взахлеб рассказал, какая увлекательная практика ждёт будущих боевых магов и что им стоит не забыть положить с собой.
   - Если мы примем к исполнению все их рекомендации, то нас даже тяжеловоз не провезет дальше пары верст, упадет замертво, - шепотом прокомментировал сидящий за нами парень.
   - В принципе я уже сказал, что хотел, - закончил Магистр, на что зал сразу наполнился посторонними звуками. - Подождите расходиться. У нас ещё есть не меньше пятнадцати минут. И я хочу попросить нашу отличницу, Адель Моренро, рассказать немного о своей итоговой работе: "Магическая телепатия в истории: решение основных проблем".
   Услышав знакомое имя, у меня отвисла челюсть. Так как фамилию я ещё не запомнила, была надежда, что Адель я тут не одна, но, увы. Испуганный вздох моей соседки разбил все надежды в прах, а преподаватель, улыбнувшийся мне, стал последней каплей:
   - Прошу вас.
   Какой ещё к черту доклад про телепатию? Люди, вы, о чем? Я же представитель двадцать первого века! Мы в такую ересь вообще с трудом верим. А если уж и говорить о силе мысли, то только с технической точки зрения. Но я подобных тем ещё не проходила, если, конечно, вообще буду проходить в рамках учебной программы.
   Ok, Google, ты где? Мне нужна твоя помощь!
   - Магистр, - пискнула Лаура, в то время как я в оцепенении поднималась на ноги.
   Если бы не угроза костра, я честно бы сообщила, что ученица по фамилии Моренро временно отсутствует. И преспокойненько сидела бы дальше.
   - Адель, я не прошу делать доклад, просто озвучь основные тезисы своей работы.
   Ага, счаззз. Я даже названия не запомнила. Слово "телепатия" для меня звучит точно так же как для вас "маршрутизация". Какие тезисы? Самое паршивое, что даже если дадут в руки этот злосчастный доклад, я даже не смогу ничего в нём прочитать.
   Была Адель отличницей, а станет двоечницей.
   Прости! Я не специально.
   Спускаясь на негнущихся ногах, под злорадные смешки одноклассников, я с надеждой смотрела на воодушевленное лицо учителя, который так и не внял моим молчаливым мольбам.
   - Всё хорошо, - тихий мужской шёпот, настолько контрастировал с общей атмосферой, что я даже не сразу сообразила, что слова относятся ко мне.
   Выйдя на сцену, я попыталась найти говорившего, но от волнения не могла сконцентрировать внимание на выражениях лиц, а ряд, попросту не запомнила.
   - Итак, госпожа, - потер руки Магистр. - Что же вы можете нам рассказать о телепатии?
   - Телепатия - это передача мыслей на расстоянии, - выдавила я.
   - Угу, - согласился мужчина, взирая на меня чистыми, бесхитростными глазами, почему-то вызывающими раздражение.
   - А передача мыслей на расстоянии - это телепатия, - продолжила я, как заправский двоечник, надеющийся на чудо.
   По залу пронеслись смешки.
   - А передача мыслей, по сути - это передача информации, - начиная злиться, я повысила голос и повернулась к аудитории. - Которая может быть: тестовая - это письмо, переданное между шестым и седьмым рядом; звуковая - речь собеседника или ваши подхихикивания и перешёптывания; графическая или изобразительная - план-график Магистра на доске или неприличный жест юноши с последнего ряда. Числовая и виде...всё с основными, пожалуй, закончили.
   С каждым словом, я чувствовала себя всё увереннее, а зал недоуменно затихал. Что вызвало у меня довольную ухмылку.
   - Это вполне конкретная информация, передача которой, без преднамеренных препятствий или косорукости бросающего записку, непременно достигнет адресата.
   Как раз в этот момент бумажный самолетик влетел в ухо слушавшего меня ученика, а девушка, бросившая его, испуганно ойкнула.
   - То же самое можно сказать о телепатии. Видя своего оппонента понятно, без дополнительных проблем, конечно, кто, кому, когда и что передает. А что можно сказать о передаче информации на большое расстояние?
   Первая проблема - это не ошибиться с адресатом. Для примера возьмём простейшие варианты. Итак, город стоит в осаде, со всех сторон враги, но главе города удаётся отправить посланника к соседу с просьбой о помощи. Так как врагов больше, чем две их армии вместе взятые, он просит своего друга на подходе к городу зажечь стог сена. Тогда городская стража откроет ворота и получится, что они нападут с двух сторон. Вопрос: что означает горящий костер на соседнем холме?
   Войску оказалось удобнее подойти немного с другой стороны? Гонца поймали и теперь хотят, чтобы ворота города открылись? Или это вообще сигнал для осадивших город врагов, к атаке, никак не связанный с гонцом и планами главы?
   Я замолчала. Ученики задумались. Магистр замялся.
   - Тут нужен маг, - возразил парень с левой стороны кафедры.
   - А если его уже убили? И разведчиков нет. Вообще нет возможности узнать дополнительную информацию.
   - Это точно военная хитрость противника.
   - Стога на нужном месте просто не было, его лошади сожрали. Не собирать же новый стог под носом вражеской армии?
   - А теперь представьте, что от вашего решения зависит, погибнет город, уничтожат войско союзника или победят противника, - ухмыльнулась я. - Сложный выбор, не так ли? А всё потому, что глава не позаботился о шифровке подаваемого сигнала. Использовав, например, не стог, а банальный факел и азбуку Морзе.
   - В этом же контексте рассмотрим и действия мага, передающего свои мысли на расстоянии. Первое в чем он должен быть абсолютно уверен, что человек получающий информацию и отвечающий ему, настоящий адресат, а не замаскированный под него противник или вообще случайный маг, подкручивающий настройку у себя в голове после вчерашнего перепоя.
   Не знаю, поняли меня или нет, но несколько смешков всё же пронеслись по залу.
   - То же относится и к получению чужой информации. Если вы получили телепатическую информацию, то она доставлена по адресу и соответствует реальности? Ведь отправитель может замаскироваться под другого человека, и информация, полученная вами, окажется неверна, а то и опасна. Возможно, отправитель сошел с ума или находится в состоянии сильного алкогольного опьянения...
   - В состоянии алкогольного опьянения невозможно общаться с помощью телепатии, - возразила одна из учениц. - Алкоголь блокирует эту способность.
   - Но в каждом правиле бывают исключения. Не стоит недооценивать потенциального противника, даже если он выглядит слабым и беспомощным, это делает уязвимыми в первую очередь вас, - вольно процитировала я своего преподавателя по тхэквондо.
   - И что же теперь, сидеть и бояться? - хмыкнул парень с последнего ряда. - Так недолго превратиться и в психа с манией преследования.
   Ученики согласно загудели.
   - Шизофрения в разумных пределах заболевание конечно полезное, но лучше всё-таки позаботиться о своей безопасности изначально. Не только маги стремятся овладеть магической телепатией. Простые люди так же пытаются передавать сообщения на расстоянии, и главное защитить передаваемую информацию, и здесь на помощь приходит азбука Морзе во всех её вариациях. Например, не достаточно просто зажечь стог, проще послать сигнал пламенем или дымом. Думаю, ребята изучающие военное дело хорошо понимают о чём я говорю. Есть множество видов звуковых сигналов. Например, кукушка может означать, что путь свободен, а вой самца гориллы в брачный период - экстренный сигнал к отступлению, а то нам сейчас размножат делением на кусочки.
   Даже письма и те защищаются либо симпатическими чернилами (без знания нужного состава, сложно подобрать вариант, который откроет скрытый текст, а не более заметную фальшивку), либо кодированием (если у тебя нет определенной книги для дешифровки, то ты никогда не прочтешь текст из непонятных букв, цифр и символов), либо банальными, заранее согласованными фразами. "У меня всё просто великолепно" в переводе означающее: "походу меня убьют, спасай".
  
   Тут прозвенел звонок, и я радостно выдохнула, кажется, выкрутилась.
   Ученики повскакивали со своих мест, а я довольная собой посеменила к лесенке со сцены. Если бы не Магистр:
   - Адель! - удивленно позвал он.
   - Да, - с вымученной улыбкой обернулась я.
   - Ваша лекция отличается от того, о чем я вас просил, но всё же должен похвалить вас за смелость, - снисходительно улыбнулся мужчина. - Не побоявшись стать посмешищем, вы даже пытались шутить.
   - Что? - переспросила я.
   - Я понимаю, что вам непривычно выступать перед большой аудиторией, - не обращая внимания на моё удивление, продолжал он. - Но со своей стеснительностью тоже надо что-то делать. Вы не сможете вечно прятаться за спиной своего высокопоставленного отца.
   - Магистр, простите, но мы опаздываем, - оттарабанила Луиза и, схватив меня за локоть, потащила прочь из класса.
   - Что это было? - отойдя от шока, уже в коридоре спросила я.
   - Магистр Герульди, отец Леонсии Герульди, первой красавицы Академии и неофициальной девушки Ринара, - полушёпотом сообщила девушка. - Он выше по положению и для учителя это был бы почти идеальный брак.
   - То есть он сейчас...
   - Хотел сделать тебя посмешищем, - дополнила мой вопрос магичка. - Но ты держалась просто великолепно. Старайся так больше не делать, - не глядя на меня, попросила она.
   - Почему? - удивилась я.
   - Адель не такая, - смущенно потупилась моя соседка по комнате. - А лишнее внимание, по крайней мере до конца этого года обучения, нам совершенно ни к чему.
   - Логично, - нехотя согласилась я.
  
   Следующие два урока прошли спокойно. Арифметика меня так вообще несказанно порадовала. Я увидела знакомые цифры и, радостно записывая их в тетрадь, не сразу сообразила, что руны и родные буквы стали смешиваться для меня в единое целое.
   Словно кому-то понравилась моя идея с симпатическими чернилами. Вроде бы вижу, что на доске написана руна, но если чуть приглядеться, то она бледнеет, постепенно превращаясь в знакомую букву. А то и слог или даже цифру.
   Та же метаморфоза начала твориться и в тетрадке: если старательно вывожу буквы из родной кириллицы, они такими и остаются, а если тороплюсь и не придаю большого значения подчерку, то потом в тетрадке снова видны, просвечивающие через текст руны.
   Луиза, с изумлением разглядывая мои записи, заявила, что часть текста ей определенно понятна, а часть полнейшая тарабарщина. Причем смена может идти не просто посреди абзаца, а даже в середине слова. Например, две центральные буквы -- это руны, а по краям мои непонятные кружочки.
   Настроение испортил только пятый, заключительный на сегодня урок.
   Практическая магия. Название мне сразу не понравилось, даже появился какой-то легкий мандраж. А результат так вообще превзошел все, даже самые смелые ожидания. Нас решили не мучать занятиями, а предложили лёгкую детскую игру. Прям, как на физкультуре, когда вместо сдачи нормативов "добрый" учитель разрешает поиграть в волейбол. Всегда ненавидела такие уроки: на лавочке посидеть нельзя, а играть я не умею, как бы ни старалась. Не руки, а решето. Вот и тут, после урока от напряжения у меня дрожали и руки, и ноги. Хорошо, что от Адель в принципе не ждали успешных результатов.
   Гарри Поттером не быть ни мне, ни ей. У него хоть Волшебная палочка была, а тут выстроили в кружочек и в качестве игры пустили большой мыльный пузырь, который надо было как-то поймать (не руками заметьте) и передать следующему. Кажется, я впервые в полной мере ощутила чувство "бросило в жар", когда поняла, что даже после вполне доходчивого объяснения не могу ничего сделать. Я честно сконцентрировалась, представила легкий щит (что значит "создать", увы, не представляю) и вместо того, чтобы аккуратно положить пузырь на щит и перекатить дальше...
   В общем, с занятий я вышла вся в мыле в прямом смысле слова. Боюсь, что красоты это мне не прибавило, и сейчас как никогда хотелось закрыться в своей комнате, а лучше в моей родной квартире с центральным водопроводом и массажным душем. Забыть этот день как страшный сон и преспокойненько готовиться к экзаменам. Но нет же. Даже сходить помыться нельзя. Маг провел надо мной рукой и отправил в главный корпус Академии.
   Сначала надо подняться к куратору нашего курса, сдать табели нашей группы (Я же, почему-то, самая ответственная!), а заодно получить письменное для себя и Луизы разрешение покинуть завтра школу на три-четыре часа. Он же должен был подготовить бумагу, позволяющую мне отбыть на каникулы сразу после какого-то школьного бала, по случаю окончания учебного года, где я тоже вчера по какой-то причине не расписалась.
   Помимо общей усталости, организм, которым я временно управляла, вспомнил про обед и теперь на любой съедобный запах у меня просыпался звериный аппетит. Желудок то и дело крутило, а время от времени он издавал неприятные голодные завывания, что злило ещё сильнее.
   Поглощённая своими мыслями и разменянным дыханием, держась за центральные перила, я довольно быстро поднимала необъятное тело Адель наверх. Надо сказать, процесс меня увлек. Так как я жуткий астматик. Ну, в смысле, настоящая я. Именно поэтому когда-то давно, ради меня родители приняли решение переехать из Москвы к морю, где приступы почти пропали, и я даже смогла заниматься спортом. Правда после моего возвращения в родной город, буквально через пару месяцев болезнь вернулась и зацвела яркими красками. Вот так безнаказанно подняться на третий этаж здания с высоченными потолками, тем более в таком теле, я бы точно не смогла. Уже после второго пролета сидела бы на ступеньках, роясь в карманах в поисках ингалятора, и свистела бы на всю лестницу. А тут ничего, иду. Пыхчу, шатаюсь, смотрю исключительно под ноги, но иду.
   Видимо, поэтому я и не заметила возникшее передо мной препятствие в виде спускающегося вниз человека и почти врезалась в него лбом.
   - Извините, - не поднимая глаз, пробормотала я чужим сапогам и недовольному шипению где-то над головой. Поспешно обошла препятствие и уже собиралась идти дальше, как вдруг оно заговорило:
   - Поздороваться не хочешь? - надменно осведомился так и не двинувшийся с места парень.
   Даже стоя двумя ступеньками выше, я оказалась ниже него ростом, хоть и на пару сантиметров, и при этом шире в полтора раза. Хотя в последнем был виноват не только аппетит Адель. Сам юноша оказался высоким и тощим как фонарный столб.
   - Здравствуй, - устало пробормотала я. - И до свидания.
   - Свидания? - обернувшись, хохотнул он. - Это ты уже размечталась.
   - Тебе, что больше поговорить не с кем? - разозлилась я. - Иди куда шел.
   И сама последовала своему же совету.
   - За словами следи, - неожиданно зло, огрызнулся мне вслед парень.
   - Ринар, не ругайся на неё, - елейно пропела внизу какая-то блондинистая девица, аля модельной внешности этого мира. - Всё женское крыло обсуждает её утреннюю истерику в душевой.
   - Ринар? - задумчиво повторила я.
   Не мой ли это женишок? Пришлось даже развернуться и рассмотреть его получше. Фонарный столб? Да нет, это я ему ещё польстила. Он ещё худее. Кощей. Вылитый. Только со светлыми блондинистыми волосами, блеклыми серыми глазами с намеком на голубизну и смазливым личиком мальчика-цветочка. Совершенно не мой тип. Я больше люблю темноволосых, темноглазых мужчин, чтобы стоять за его плечом, как за каменной стеной, а не за хлипенькой жердью. Странные у толстушки представления об идеале, но как говорится на вкус и цвет все фломастеры разные.
   - Надеялась вызвать сострадание? - злорадно ухмыльнулся, поравнявшийся мордоворот.
   С равнодушным видом, оглядев того с ног до головы, чем, к собственному удивлению, заставила парня смутиться и отступить в сторону, я снова перевела взгляд на женишка.
   - Что взять с дочурки богатого папочки, - подхватил ещё один дружок Ринара. - Если чего-то хочется и не дают, надо просто устроить истерику и папуля в лепёшку расшибется, но исполнит её желание.
   - А в реальном мире так тяжело, - надула губки блондинка.
   Ринар молчал, посмеивался над словами друзей, но в отличие от них в мою сторону не смотрел. Придурок. Моя хата с краю? Если что, я ничего такого не говорил?
   Я тут черте во что вляпалась, меня пинают, унижают, обливают мыльной водой, пугают костром, притом, что я даже не из этой оперы, не пойми куда попала, а ты тихо посмеиваешься, хотя по статусу должен хотя бы для вида их останавливать? Вот теперь ты мне, гад, за все последние сутки ответишь. На сегодня с меня хватит. Тут я, а не Адель.
   - Ха-ха, как весело, - без тени улыбки громко заговорила я. - Ха-ха, как остроумно шутят, - спускалась я вниз по одной ступеньке за фразу. - Ха-ха, плевать, что они высмеивают меня, ради друзей я готов быть посмешищем, так дорогой? - в последнее слово я вложила всё клокочущую во мне злость. И ради ЭТОГО меня затащили в чужое тело?
   Женишок поднял на меня взгляд, состроил недовольную мину и открыл рот, чтобы что-то сказать... но не успел.
   - Ха-ха, на охоте мой дружек ошибся и застрелил моего слугу вместо косули, - продолжила я. - Ха-ха, мои пьяные дружки устроили в моём доме пожар. Ха-ха, ради друзей я готов спустить всё своё состояние на их кутеж и продажных девок.
   - Замолчи, - прошипел Ринар.
   Вокруг нас уже собралось прилично народу, в благоговейном молчании, ловящих каждое слово нашего первого семейного скандала.
   - Намолчалась, - прорычала я. - Раз ты язык в опу заткнул и не в состоянии уже сейчас защитить то, что принадлежит тебе, то на что ты будешь способен в будущем? Мне будешь рот затыкать, а перед оборзевшими за годы дружками мелким бисером рассыпаться? Как ты относишься ко мне - это наше личное дело! Любим - ненавидим, нам решать! И грязь разводить надо было после расторжения помолвки, тогда бы чистеньким остался. А так ты и сам по уши в этой грязи.
   Кажется, такого от Адель не ожидал никто. Даже Ринар, вращая вытаращенными газами, открывал рот, но слов не находил. Я посчитала свой долг выполненным и начала разворачиваться, когда меня за локоть схватила мужская рука с длинными пальцами и сильно очерченными суставами.
   - Решила устроить ещё одну сцену на публику? - прошипел он.
   - Лучше устраивать сцены, как богатенькая дочка, чем быть шутом гороховым для тех, кто потом окажется ниже тебя по статусу, - резко крутанув рукой по часовой стрелке, я легко высвободилась из его хватки. О, а навыки то даже в этом теле работают. Спасибо тренеру. - Что-то я поторопилась с выбором жениха. Молодая была, да глупая. Не тянешь ты на будущего влиятельного господина. Надо попросить папочку намекнуть об этом королю.
  
   Наверх я поднималась в полной тишине, а столпившиеся на лестнице люди, даже в мантиях Магистров уступали мне дорогу. Только поднявшись этажом выше, я почувствовала, что сердце у меня бьётся как у загнанного кролика. Кажется, я нажила себе врага. Хотя, другом для Адель он тоже не был. Правда, раньше Ринар её ни во что не ставил, а теперь меня в её лице ненавидеть будет. Подумаешь, не велика разница. Зато Адель богата....
   Ой, прости девонька, теперь одна диета точно не поможет.
  

Глава 4. Я добрый крокодил, но злая бабушка.

   Куратором оказался довольно молодой мужчина. В неизменной мантии, с покосившимся воротником и искринкой в глазах. Не могу сказать наверняка, но, похоже, кто-то недавно бегал. Видимо от лестницы до своего кабинета, но, как говорится, не пойман не вор.
   - Спасибо, - стараясь скрыть улыбку за серьёзным видом, он забрал бумаги из моих трясущихся рук.
   - Присаживайтесь, - указал он на стул, напротив.
   - Спасибо, - выдохнула я, только сев, почувствовала, что меня начинает отпускать.
   - Может стакан воды? - предложил Магистр.
   - Буду признательна.
   Повинуясь единственному жесту мага, хрустальный графин поднялся в воздух, наполнил один из стоящих рядом фужеров и опустился обратно. Я не смогла скрыть своих эмоций, с открытым ртом наблюдая за этим чудом. Особенно, когда бокал плавно подплыл к моим рукам и осторожно опустился в ладонь. Возможно, все это действо вызвало бы у меня меньше восторгов, если бы я видела сосредоточенный взгляд мага, хмурившего брови из-за сбивающейся траектории, но куратор спокойно продолжал писать, никак не участвуя в магических передвижениях.
   - Адель, вы очень прилежно учитесь, а такие старания непременно вознаграждаются, - не отрываясь от заполнения бумаг, заговорил куратор. - Безусловно, вам не суждено двигать горы, но вы непременно овладеете бытовой магией не хуже любого из нас. А может, кто знает, именно вам удастся найти способ решить проблему недостатка своего магического резерва.
   - Создать накопитель? - улыбнулась я.
   - Вижу, у вас уже есть мысли в правильном направлении.
   Я даже не нашла, что ответить, послушно прикусив язык. Мои слова вырваны из фэнтезийных книг, а по существу я разговор поддерживать не могу. Ляпну ещё что-то считающееся здесь несуществующим или суперсекретным.
   - Я понимаю, что последнее время вам пришлось нелегко, но не растрачивайте своё доброе сердце на обиды и месть. Не принижайте себя всем этим.
   Это комментарии к моей выходке на лестнице? Что ж вы остальным не давали таких миролюбивых советов?
   - Кажется, я понимаю, о чем вы, - подобралась я. - Не волнуйтесь, я прекрасно понимаю, что учебное заведение не место для подобных разборок. Сегодня у меня был эмоциональный срыв, но больше такого не повторится.
   - Я не об этом, Адель, - улыбнулся маг. - Место или не место учебное заведение для разборок не знаю, так как случаются они тут с завидной регулярностью. А вас я знаю, как очень хорошего и доброго человека, совершающего ошибки, но не со зла. Только вот несколько минут назад, слыша на лестнице ваш голос, слова и выражения, которые вы использовали, казалось, что там говорит совершенно другой человек. А это пугает.
   Неужели догадался? Им вообще может прийти в голову мысль, что в теле Адель находится кто-то другой? Или даже сильные маги не могут такое почувствовать? У меня ничтожно мало информации об этом мире.
   Что-то меня стало мутить. Не хочу на костер.
   - Это просто нервный срыв, - вымученно отозвалась я.
   - Понимаю, - кивнул Магистр. - И не в коем случае не осуждаю вас. Только прошу поискать другой способ разрешения этой ситуации.
   - Постараюсь, - кивнула я, принимая документы из протянутой руки куратора.
  
   Выйдя из кабинета, я бодро зашагала в сторону лестницы, как меня вдруг снова схватили за локоть и вдернули в пустую аудиторию. Другого слова даже подобрать не могу. Всё произошло так быстро, что у меня даже голова закружилась.
   - Что, позволь спросить, ты себе позволяешь? - навис надо мной Ринар.
   Подавив подступившую к горлу тошноту, я медленно подняла голову вверх, чтобы посмотреть в лицо собеседника. Какой же он высокий, у меня даже шея заболела. Так долго не побеседуешь.
   - Что, без публики у тебя опять голос пропал? - ухмыльнулся он.
   - А у тебя смотрю, прорезался, - в тон ему отозвалась я, оглядывая пустую комнату. О, можно сесть на учительский стол, всё повыше буду.
   - А ты надеялась, выскажешься, и дальше всё будет как раньше? - гордо фыркнул женишок. - Ты же понимаешь, что публичное оскорбление может стать основанием для расторжения помолвки?
   - Боишься, что помолвку расторгнут? - засюсюкала я, похлопав его по руке, фиксируя в памяти парня свои слова. До плеча уж слишком далеко тянуться.
   Куратор, своей размеренной речью умерил мой пыл. Ругаться больше не хотелось, как и строить из себя милую и добрую скромняжку.
   - Это я боюсь? - опешил Ринар, наблюдая, как я с третьей попытки смогла-таки взгромоздиться на стол. - Да я тебе ещё три года назад сказал, что лучше удавлюсь, чем возьму тебя в жены.
   - Так в чем проблема? - наигранно захлопала я ресницами. - Решил, что лучше, если с твоего попустительства меня доведут до петли?
   - Бред! - всплеснув руками, он прошел к окну и схватился за голову.
   - Конечно, бред, - согласилась я. - Меня же теперь ни одна веревка не выдержит.
   Парень так и застыл в той же позе. О выражении его лица можно только догадываться.
   - А если серьезно, то давай договоримся сразу, - примирительным тоном заговорила я. - Понимаю, что изначально я заварила всю эту кашу, но и расплачивалась за свою ошибку довольно долго. За три года и люди меняются, и любовь умирает.
   - То есть ты меня больше не любишь? - усмехнулся мой собеседник.
   - Представь себе, - сложила я руки на груди. - Проснулась сегодня утром и поняла, что ты и наше совместное будущее мне и даром не надо. Хочешь расторгнуть помолвку? Пожалуйста. Я тоже подумаю, как это можно будет устроить. Но и ты позаботься о том, чтобы твои поклонники ко мне не цеплялись. Это у тебя есть причина на меня злиться, а у них просто способ развлечения, к которому легко привыкнуть.
   - Конечно, весь мир против тебя, - закатил глаза светловолосый юноша.
   - Имей ввиду, что терпеть чьи-либо издевательства я больше не собираюсь, - честно предупредила я. - Исподтишка попытаешься мне гадость сделать или твоя благоверная, через своего папашу Магистра, разбираться не буду.
   - Угрожаешь?
   - Обещаю, - с улыбкой поправила его. - Ответ будет адекватным... или не адекватным, - задумалась я. - Как карты лягут.
   - Что за бес в тебя вселился? - нахмурился Ринар.
   - Не нравится? - ухмыльнулась я, что на кукольном личике Адель смотрелось довольно зловеще. - Хотя я тебе никогда не нравилась, а теперь просто стараюсь оправдать ожидания.
   - Ты действительно, разорвешь помолвку? - с недоверием переспросил парень. - Пойдешь на такой риск? Положение твоего отца пошатнется.
   - Моего? - переспросила я. - А разве не для твоей семьи выгоден наш брак? Просто каждый останется при том, что было до объявления помолвки, разве не так?
   - Ты думаешь, если бы всё было так просто, я бы сидел сложа руки? - разозлился жених.
   - Я же сказала, что подумаю, как это сделать, а не побегу с мольбами к папочке, - напомнила я. - А значит, буду искать достаточно вескую причину, которая устроит и родителей, и короля.
   - И чем же я обязан такой резкой смене твоего настроения? - насторожился мой долговязый собеседник. - Только неделю назад, ты умоляла дать тебе ещё немного времени. Уверяла, что добьёшься моей любви.
   - И ты поверил, что добьюсь? - прыснула я от смеха.
   - Кто тебя знает, - пожал он плечами. - Но противоядие от приворотного зелья на всякий случай выпил.
   - Молодец, - похлопала я. - Если что, обращусь к тебе за рецептиком.
   - У тебя тоже есть причина опасаться приворота? - наигранно изумился жених. - Кто же посмел посягнуть на мою прекрасную невесту?
   - Вот как объявим о расставании, слетятся родимые как мухи на мед. Ой. Пчелы, то есть, - досадливо поморщилась я. - Так раз мне, как наследнице, на роду написано выйти замуж по расчету, хочу принять решение на трезвую голову. А то опять сделаю ставку на красавчика в постели, а ещё неизвестно будет ли там от него какая-то польза, кроме декоративной.
   - Что? - вытаращился Ринар. - Надо же на какие темы ты не краснея заговорила.
   - Так мне уже не пятнадцать лет, чтобы мечтать о принце на белом коне, - пожала я плечами. - Раз уж первая любовь вышла комом, к поиску новой надо подходить практичнее и с основательной подготовкой.
   - Пока помолвка не расторгнута, никакого поиска не будет, - огрызнулся жених. - Ещё не хватало, чтобы ты действительно из меня посмешище сделала. От меня гуляет невеста толстушка - это будет новость века.
   - Сколько эмоций? - с опаской оглядела я его с ног до головы. - Ты же меня не любишь, так в чем проблема? Тебе наша помолвка романы крутить не мешает. Я тоже не собираюсь ничего афишировать, но и отказываться от интересных вариантов не буду.
   - Блеф, - фыркнул Ринар. - Не могла ты за один день так поменяться. Просто хочешь вызвать у меня ревность.
   - Какая может быть ревность? - изумилась я. - Все просто:
   Сказал поэт однажды людям,
   Видать с большого бодуна,
   Чем меньше женщину мы любим,
   Тем больше любит нас она.
   С поэтом спорить я не буду,
   Но вот скажу тебе мой друг,
   Чем меньше женщину ты любишь,
   Тем больше мужиков вокруг.
   - Да ты с ума сошла, - сделал вывод жених.
   - Или наоборот, мозги на место встали, - улыбнулась я. - Извини, не могу больше болтать. Меня ждут.
   - Кто? - прищурился Ринар.
   - Луиза, - невинно захлопала я ресницами.
  

Глава 5. Правила игры.

   C Луизой мы встретились внизу главного корпуса. Обратно шли молча, бросая друг на друга многозначительные взгляды, но волю эмоциям дали только в своей комнате.
   - Как отсюда выбраться? - бросила я мятые бумажки на стол.
   - Что ты устроила? - в тон со мной закричала девушка. - Адель бы никогда так себя не повела!
   - Ну, конечно! - всплеснула я руками. - Мне полагалось стоять и помалкивать! А тебе не приходило в голову, что не стоит оставлять меня одну? Это, во-первых. Во-вторых, могла бы хоть предупредить, что этот дрыщь тоже учится в Школе, и вообще, с какого перепуга я должна решать ваши проблемы?
   - Потому, что это теперь твои проблемы, - ткнула она в меня пальцем. - Никто, ни одна живая душа не должна догадаться, что ты это не ты, то есть Адель не ты или ты не Адель, не важно, - замотала она руками над головой.
   - Блеск, - вызверилась я. - Так и сидеть, строя из себя того, кем не являюсь и надеяться, что все вокруг идиоты? Ты хоть понимаешь, что я даже на словах спалиться могу? Даже актёры, перед тем как играть какую-то реально существующую личность, наблюдают, как она двигается, говорит, как смотрит. Какие у неё привычные жесты и тому подобное. А мне досталось только тело? Оно дельных подсказок не даёт. Только жрать просит.
   - Что ты от меня хочешь? - взвизгнула та. - Я тебя не призывала и просто пытаюсь сгладить последствия.
   - Так сгладь, - перешла я на крик. - Верни меня обратно. Я вам не джин из лампы! Призванный исполнять желание и покорно ждать, когда меня отпустят. Тем более, что опыта у меня нет не только в магии, но и в похудении, а гугла, фитнес клуба и диетолога тут пока не придумали.
   - Да ты ещё даже не попыталась? - голос Луизы начал дрожать. Заламывая руки, она ходила взад вперед по комнате, только вот, судя по взгляду, собственные выводы её не радовали.
   - Не пыталась - это если бы бегала по коридорам с воплями "верните меня домой". А я, как минимум, стараюсь подстроиться под ваш мир. И поверь, для меня это О-ОЧЕНЬ непросто, - напомнила я. - Если ты хочешь, чтобы я что-то делала для вас с этим нильским коньком, то помоги мне самой сделать хоть что-то и для своего возвращения.
   - Не знаю я что сделать.
   - То есть если у меня не получится просидеть всё лето на голодной диете и не сдохнуть, то придется ещё неизвестно сколько ходить по школе и смотреть на всех вокруг несчастными глазами, как делала бы твоя Адель?
   - А я-то что могу? - заплакала моя соседка. - Я, как и ты, не просила впутывать меня во все это. Адель меня не спрашивала, когда решила читать то заклятье. Я тоже хочу собрать вещи и спокойно уехать домой на все лето.
   Вот так новость. Девочка решила сбежать в кусты?
   - Ты этого не сделаешь, - ужаснулась я. - По крайней мере, до того, пока мы с твоей подружкой не поменяемся обратно.
   - Отчего же? - воинственно хлюпнув носом, уперла она руки в боки. - Ты даже не знаешь, где меня искать.
   Не на ту напала. Будь я кисейной дамочкой этого мира, может, и испугалась бы, а так, только с удивлением вскинула одну бровь. Ответ всплыл в голове сам собой.
   - Я и не стану, - усмехнулась я. - На это есть полиция, или в вашем случае стража. Мне просто надо рассказать правду, которую я знаю.
   - Что рассказать? - испугалась девушка.
   - Что я пришла в себя в чужом теле, и ты сказала, что вы с Адель баловались черной магией.
   - Но я здесь не при чем! - ужаснулась Луиза.
   - Я тоже, - но кого это будет волновать? - развела я руками, для вида расстроено поджав губы.
   - Это подло! - крикнула девушка, закрывая лицо руками.
   - Нет, - возразила я, подходя ближе. - Обычный шантаж. Не только меня можно пугать костром. Мы в одной связке, а значит, и выпутываться придётся вместе.
   - Но я действительно не знаю, что делать, - взмолилась Луиза.
   - Зато я знаю, - перешла я на деловой тон. - Сядь.
   Достав лист бумаги, я протянула его Луизе.
   - Для начала, не хочу быть слепым котенком, - напомнила я. - Нарисуй мне подробный план этого места, подпиши и объясни, где что находится. Если тебя нет рядом, я ни библиотеку, ни туалет сама найти не могу.
  
   Академия Асерант занимает очень большую территорию пятиугольной формы. Единственный прямой угол с самой высокой частью стены примыкает к городу с заковыристым названием. А, потом запомню.
   Если зайти в главные ворота, то прямо по курсу, вдоль стены стоит экзаменационный павильон. Одноэтажное однокомнатное помещение, где юные дарования могут продемонстрировать свои таланты при поступлении.
   Справа от главных ворот располагается трехэтажное здание Школы Магии, где проходят занятия в младших классах. Чтобы попасть в эту школу, к десяти-одиннадцати годам надо уметь читать, писать и обладать хоть какими-то или наоборот огромными магическими способностями.
   Первые три года проходят общий курс подготовки, а с четвертого класса дети делятся по направлениям: теоретики, практики и лекари. Первые три года можно жить в городе, а в школу приходить только на занятия, но так как детей собирают со всей страны, чаще всего они живут в общежитии, которое находится в главном и самом старом здании Академии. Состоит оно из двух замков, стоящих буквой "Г" и соединенных между собой угловым переходом. Количество этажей варьируется от трех - под переходом, до восьми - в башнях, которых оказалось аж восемь штук.
   В здании общежития все, в принципе, расположено довольно логично. На первом этаже холл, большая столовая и комнаты персонала. Наверх ведут две, расположенные посередине здания лестницы, начинающиеся с разных сторон как эскалаторы в торговых центрах. За счёт этого этажи удалось поделить пополам так, что иначе как перепрыгнув с одной лесенки на другую, с мужской на женскую половину не перебраться.
   Комнаты учеников занимали три этажа: со второго по пятый этаж. Чем старше, тем выше. Так как мальчики и девочки жили по разные стороны от сдвоенных лестниц, то практически не пересекались раньше первого этажа. На шестом этаже располагалась комната отдыха и сушилка для белья. В переходе разместили хозяйственные помещения: кухня, прачечная и котельная.
   Вторая часть здания выглядела больше и старше общежития. Первые два этажа занимала библиотека. На третьем находился большой актовый зал и главная кафедра. Четвертый и пятый этажи отданы под классы и кабинеты преподавателей. На шестом этаже находились личные комнаты высшего педагогического состава и зоны отдыха для преподавателей. Учителя рангом пониже вынуждены жить на территории Академии, в небольшом двухэтажном здании, чуть левее от главного.
   Стоящая под прямым углом стена с городом и буква "Г" главного здания, образовали внутри себя ухоженную квадратную территорию. Выложенные брусчаткой дорожки, подстриженные деревья, аккуратные лавочки на каждом шагу.
   За замками начиналась анархия. Медицинский корпус, кафедра Практиков за главным зданием, выпирающая квадратной глыбой из-за аккуратной школы, аптекарский огород с оранжереей и стадион расположились в хаотичном и лишенном логики порядке. За всем этим начинался лес треугольной формы. На его территории, слева от практиков разместилась конюшня, а где-то между ними служебные ворота.
   Я порадовалась, что теоретики редко выходят за главный корпус, так что потеряться не должна.
   - Почему Ринар и Адель учатся в одном здании? - уточнила я. - У них же пять лет разница в возрасте.
   - Все верно, - кивнула Луиза. - Нам с Адель остался один, восьмой год обучения в Школе Магии при Академии. А Ринар заканчивает четвертый год обучения на Магистра Практической Магии и больше времени проводит в корпусе практиков. По сути, вам двоим осталось учиться один год.
   - Ему год, - поправила я. - А Адель еще шесть.
   - Можно попробовать поступить в Академию, но для Магистра, у Адель очень скудные способности в магии, а у меня - в теоретической базе. А туда берут лучших из лучших. И лекарей. Тем без вариантов учиться двенадцать лет.
   - Понятно, - задумалась я. - То есть пересекаются они не часто, так?
   - Да, - пожала плечами теперь уже моя соседка по комнате. - Разве что в столовой. Но Адепты Академии предпочитают ходить питаться в город или готовить себе самостоятельно. Столовая удел малышни. Иногда можно столкнуться на прогулке. В главном корпусе, но это редкость. Разве что в конце года. Как сейчас.
   - Значит, часто и где угодно, - вздохнула я. - Поехали дальше.
  
   Закончив с теорией, мы перешли к практике, то есть к простым бытовым вопросам, как, например, ванна. Вода, оказывается, подавалась снизу под давлением, правда всего два раза в день, рано утром и за пару часов до отбоя. Домовые быстро наполняли ей составленные вдоль стены бочки и бросали внутрь специальные заговорённые камни, нагревающие воду до приемлемой для мытья температуры. Только вот доставлять эту воду до бадьи, висевшей над отгороженной душевой кабинки, приходилось самостоятельно. Хочешь черпаком, хочешь магией. Учитывая специфику заведения, все использовали последний метод. Даже та же Луиза. Меня перспектива приставлять скамейку и прыгать туда-сюда с ковшом не впечатлила, особенно учитывая, что выливается бадья на раз, а вода в ней, в отличие от бочки, остывает слишком быстро. Это не душ с горячей водой, к которому я так привыкла за свою жизнь.
   Так же предстояло и умываться, заливая воду в умывальники. Большая часть девушек предпочитала отнести в комнату ведро воды и предаваться утреннему умыванию в своих комнатах, там и воду согреть можно, и толкать в спину, требуя поторопиться, никто не будет.
   Хорошо хоть выносные ведра в туалете были полностью отданы заботам обслуживающего персонала. А то бы я действительно предпочла костёр.
  
   Душ стал последней каплей. Отмывшись, я пришла к печальному выводу, что раз без магии в этом мире не выжить, придется её спешно осваивать.
   - Но в жилой зоне нельзя колдовать, - сообщила девушка, только что магией высушившая мне волосы.
   - Да неужели? - съязвила я. - А свет у всех электрический с неба? И вода в ванной кипятильником подогрета.
   - Не поняла, - похлопала глазами Луиза. - На использование бытовой магии запреты не распространяются.
   - Так и я не крестраж хочу научиться делать!
   - Не поняла, - обиженно скуксилась девушка.
   Кажется, за последние два часа она это фразу повторила раз сто. Вот как прикажете мне из себя Адель строить, раз я даже её подругу то и дело ввожу в ступор.
   - Научи меня зажигать свет и греть воду, - пояснила я. - Будет странно, если Адель ночью пойдет в туалет со свечкой.
   - А сначала за ней в кладовую на первом этаже, - хихикнула моя соседка.
   - Так с чего начнем? - поерзала я на стуле. - Включим свет?
   - Знаешь, - задумчиво оглядела комнату начинающая "учительница", - "Зажечь свет" в неумелых руках легко может перерасти в "спалить мебель".
   - Оптимистично звучит, - напряглась я, посмотрев на свои руки.
   Эх! Где мои любимые длинные пальцы? Они бы точно ничего не спалили, а за эти сардельки ручаться не могу.
   - Пойдем на улицу, - сжалилась моя соседка.
   - А это не будет странно, - прищурилась я. - Ты вдруг учишь меня элементарным вещам.
   - Мы уйдем подальше в парк, нас никто и не увидит.
  

  
   - Скон-цен-три-руй-ся, - по слогам проговорила Луиза. - Сколько раз можно объяснять? И вообще, что это за жест?
   - Так Человек-паук делал, - насупилась я. - И на рок-концертах.
   - Я же сказала, полностью раскрываешь ладонь, как будто выпускаешь бабочку, а точнее светлячка. А ты его не выпускаешь, а выдавливаешь.
   - Фу, как некрасиво, - скривилась я.
   Час, если не больше, ушел впустую. У меня вообще ничего не получалось. Чтобы совсем не упасть духом, я начала прикалываться, изображая супергероев. Увы, мою учительницу это злило сильнее моей тупости.
  
   Когда на лес опустились сумерки, а я стала выдыхаться от бестолковых плясок, сбоку послышались мужские голоса. Струсившая магичка потащила меня в кусты, но ввиду прогрессирующего топографического кретинизма, ошиблась направлением и, сделав петлю вокруг берёзок, мы наоборот только подобрались к чужой компании поближе.
   - Она действительно сказала, что разорвет помолвку? - хохотал давешний мордоворот. По крайней мере, по голосу я узнала только двоих: его и своего не в меру болтливого женишка.
   Мы с Луизой мгновенно замерли. Я обратилась в слух, а моя приятельница хватала ртом воздух и явно старалась убить меня взглядом.
   - По крайней мере, пыталась выглядеть серьезно, - в тон собеседнику отозвался Ринар. Насмехается, гад.
   - И ты думаешь, она это сделает? - другой голос звучал серьезнее.
   - Ага, - хохотнул мордоворот. - Сразу после того, как пересчитает клыки вампиру.
   - Даже если бы она говорила серьезно, отец ей этого не позволит, - печально вздохнул женишок.
   - Боже, какие мы несчастные, - прошипела я.
   - Ты обещала разорвать помолвку, - прохрипела рядом Луиза.
   - Папаша её очень любит, может и пойти на поводу у взбалмошной дочурки, ­- согласился кто-то. Блин, почему я никого не знаю.
   - Или она его продавит, - захихикал мордастый. - В прямом смысле слова задавит аргументами.
   - Я про своего отца говорил, - досадливо огрызнулся долговязый блондин. - Он меня чуть не убил, когда я отказывался ехать на помолвку.
   - Да, в наше время брак по расчету не имеет альтернативы, - тяжко вздохнул мордоворот.
   - У тебя хоть впереди минимум лет восемь полной свободы.
   - Да, только боюсь, моя будущая жена так и будет звать меня дядей.
   - А толстушке-то зачем нужен разрыв? У нее есть отходной вариант?
   - Да, - злилась я. - Отходить кого-то дубиной вдоль спины, - верхняя губа сама собой поднималась в кривой гримасе, демонстрируя ровные зубы, когда так хотелось оскалить клыки. Ой, кому-то не поздоровится.
   Лишь бы не мне.
   - Не знаю, - прошипел Ринар. - Верится с трудом. Скорее это попытка меня перехитрить, но я пока не понимаю зачем.
   - Да уж, - согласился до этого молчавший парень. - Если не ты, то кто на неё купится?
   - Она наследница, - возразил мордоворот. - Для вдовцов лет сорока она идеальна и, несмотря на свои размеры, поприятнее ровесниц вдовушек будет.
   - Министр отдаст её за старика?
   - А почему нет? Однажды пошел на уступки её прихотям, второй раз такого чуда не случится.
   - Если её благоверный выше по статусу, то сам не попросит её руки, - задумчиво протянул другой. - Ниже по статусу - не интересен министру.
   - Думаешь, у неё уже есть богатый любовник?
   Ход их мыслей от меня ускользал. Почему сразу любовник?
   - Она явно на это намекала. Заявила, что ей нужен выгодный брак с хорошим любовником, - недовольно протянул Ринар.
   - Она уже с кем-то спала?! - ужаснулся кто-то из парней.
   Кажется, ещё немного и застывшая рядом со мной девушка начнёт биться в конвульсиях от переполняющих её эмоций. Поняла бедолага, что скандал на лестнице может быть всего лишь первой ласточкой.
   - Никогда бы не подумал, - согласился мордоворот.
   - Я этого не говорила! - поднявшись в полный рост, я уже хотела идти ругаться.
   Луиза, правильно оценив ситуацию, схватила меня за ворот платья и потащила в обратном направлении, лишив возможности и говорить, и сопротивляться.
   - Ты сказала, что разорвешь помолвку? - выйдя на тропинку, зарычала на меня девушка.
   - Не говорила я этого, - попятившись, подняла я руки. - Пообещала подумать, но обещать, не значит жениться, то есть разводиться. Расставаться. Просто хотела его переключить на другую тему.
   Девушка многообещающе набрала воздух, но мгновенно сдулась, и даже резко побледнела, вытаращив на меня глаза.
   - Ты чего? - испугалась я. Ещё её инфаркта мне тут не хватало.
  

Глава 6. Клыкастые агрессоры.

  
   - Попались, маги! - раздался на редкость противный голос за моей спиной.
   Инстинктивно вжав голову в плечи, я быстро насколько могла, обернулась на звук.
   Спрыгнувшее с дерева существо больше всего напоминало бомжа. Грязный, всклокоченный, драная несуразная одежда. Разве что бороды не хватает. Да и наличие двух здоровенных клыков, вместо гнилых зубов выглядело сюрреалистично.
   - Ва-ва-вампир, - заикаясь, изрекла Луиза
   - Это? - указала я на существо. - Нет, нет, нет, это не вампир.
   Замахала я руками, чувствуя, как сердце уходит в пятки. Только страшилок мне тут не хватало. Хорошо, хоть сразу не убил, а решил сначала насладиться произведенным эффектом.
   - Это ещё почему? - замерев на месте, оскорбился монстр, обиженно хлопая красными глазками.
   - Вампиры, они же такие... такие, - стараясь не дрожать тараторила я. - Такие утонченные, таинственные, романтичные.
   - Я утонтённый, - кивнул клыкастый. - Сейтяс вас выпью и стану потолсе.
   - И где тут романтика? - обиженно надулась я, украдкой пятясь назад. - Вы же обладаете принуждением. Вам полагается быть элегантным, ну то есть умытым, причесанным. Вы должны прилетать на балкон девушки и звать её вашим бархатным шепотом с толикой принуждения. Она, в полусне выходит в распахнутое ветром окно, а там он - в черном, идеально сидящем костюме, и черном, развивающимся на ветру плаще с алой, как кровь, подкладкой. Весь такой таинственный, красивый, романтичный. И не выпивает её сразу, - строже добавила я, замечтавшемуся монстру. - А приходит и кусает несколько ночей подряд. Она слабеет и, не понимая, что умрет, каждый день ждет ночи и прихода в свете луны, своего любимого, желанного убийцы.
   - Здёт? - уточнило существо. - Любимого? Касиво.
   - И романтично, - вдохновенно напомнила я. - А ты? Выпью вас и потолстею? Мы, может, долгие годы ждем того единственного вампира, ради этой пугающей и такой красивой сказки. Разве перед смертью мы не имеем право на романтику?
   - Имеете, - согласился вампир, приглаживая грязные волосы. - Но у меня нет чёлного костюма.
   - Так найди, - настаивала я. - Ты же вампир! Дракула нового времени.
   - Кто? - зашипел тот.
   - Дракула, - нервно сглотнула я. - Великий вампир древности. Это про него написано столько легенд и пугающих историй.
   - Я не знаю, Дакулу, - напрягся зубастик, сделав плавный шаг в мою сторону и переведя взгляд на шею, недвусмысленно сглотнул. - Его маги убили? Из-за амантики?
   - Нет, - ужаснулась я, отступая назад, в надежде сохранить между нами хоть какую-то дистанцию. - Ходят слухи, что он уснул в замурованном подвале своего замка, но, когда придёт время, проснётся и будет править людьми и вампирами.
   - И магами? - уточнило существо.
   - И магами конечно, - с жаром согласилась я. Что ж ему маги так покоя не дают. Кровь у них вкуснее, чем у обычных людей?
   - А как он выглядит? - монстр сузил глазки, явно что-то прикидывая в уме.
   - Никто не помнит, - заверила я. - Знают только, что прилетал он к девушкам... Ну, как я рассказывала.
   - В чёлном костюме, - задумчиво почесал он подборок.
   - И главное, плащ не забудь, - напомнила я.
   - У меня къылья есть, - радостно сообщил монстр, раскрыв привычный атрибут летучих мышей, чем заставил меня отшатнуться и подавиться собственным криком. Судя по звуку, Луиза вообще в обморок шлепнулась. - Плассь месать будет.
   - Ну и что, - пискляво возразила я, на этот раз, шокировав вампира. - Плащ - это важно! Пока плащ не нужен, неси его в руках, прилетел - надень. И это... он должен развиваться на ветру. Как этот... как его... - замялась я. - А: "Я Черный плащ! Ужас, летящий на крыльях ночи".
   Не знаю, насколько достоверно у меня получилось изобразить мультяшного персонажа, но вампира мои прыжки и размахивания шалью очень вдохновили.
   - Хоаосо, будет плассь, - согласился, расплывающийся в улыбке монстр. - Только вы никуда не уходите.
   - Постараемся, - судорожно закивала я.
   Существо взмыло в ночное небо, а я без сил упала на колени и, шатаясь, подползла к лежащей неподалеку девушке, отвесив ей звонкую пощечину.
   - Нас уже выпили? - заплетающимся языком осведомилась та.
   - Нет, - гаркнула я. - Но если не поторопимся, то этот Эдвард Каллен недоделанный скоро вернется, да ещё и Вольтури с собой приведёт, и тогда нам точно крышка.
   - А его зовут Эдвард, да? - отстранённо поинтересовалась Луиза.
   - Нет. Это сказочный персонаж, - процедила я сквозь зубы, пытаясь поднять на ноги этот вялый мешок с картошкой. Девушка даже не пыталась мне помогать, пребывая в каком-то странном, словно обкуренном состоянии.
   - Тогда почему ты его так назвала?
   - Забей, - огрызнулась я. Бросив её руки, я обошла спутницу и, схватив подмышки, попыталась поставить на ноги.
   - Кого? - испугалась Луиза, беспорядочно задергав конечностями.
   Пыталась бежать что ли?
   - Боже, - взмолилась я, роняя магичку обратно на землю. - За что мне всё это?
   Ох, зря я вспомнила про Вольтури.
   Как говорится, свято место пусто не бывает, и вместо шепелявого вампирчика на полянке приземлились два других монстра, по виду старше и злее первого.
   - Смотри-ка, а этих пропустили? - обрадовался один из них.
   - Не пропустили, я оставили на потом, - просипела я.
   Ведьмочка, на этот раз проворно вскочив на ноги, спряталась за мою широкую, но, увы, невысокую спину, для устрашения противника зловеще застучав зубами.
   - Потом уже наступило, - облизнулся второй. - Вот мы тобой и закусим.
   - С ума сошли. У меня же сплошной холестерин, а не кровь, - взвизгнула я, заставив тварей стушеваться. - Вы хоть знаете, как он вреден для вампирьего организма?
   - Больше тело, больше крови, - капнув слюной на землю, облизнулся второй.
   - Жира, а не крови, а ты всё же не прибор для липосакции, - подталкивая девушку к лесу, пятилась я.
   - Надоело, - ощерился проголодавшийся монстр и побежал в нашу сторону.
   Машинально вскинув руки в защитном жесте, я больше вампиров была поражена произошедшим. Из моих ладоней вырвалась вспышка яркого света, в первое мгновение ослепившая даже меня. Словно кто-то зажёг фары автомобиля.
   Вампиры зашипели, закрывая лица руками. Луиза, прекратила стучать зубами и завыла на одной ноте. Мои пальцы дрогнули, и свет погас. Повернувшись к ближайшим деревьям окружающего нас леса, я, не глядя, схватила заоравшую девушку за руку и сорвалась на бег.
   Не знаю, откуда у меня появилось столько прыти, наверное, выброс адреналина. Я не просто бежала, а волокла за собой ноющую магичку. Увы, вспышка света не убила наших преследователей и, судя по стремительно приближающему треску сучьев, даже не нанесла хоть сколько-то ощутимого вреда.
   На нашу удачу деревья быстро закончились, и мы, спотыкаясь, выскочили на полянку в два раза больше нашей. Как раз к недавно обсуждавшим меня парням. Сидевший на здоровенном булыжнике женишок воззрился на меня как на упавшего с потолка таракана.
   - А вот у этих никакого холестерина, - закричала я, подхватывая путавшуюся в ногах юбку - Их ешьте. Мужская кровь полезнее.
   Мы не стали останавливаться. На открытом пространстве Луиза вырвалась вперед и, отпустив мою руку, понеслась по утоптанной дорожке. Я, надеясь, что та знает куда бежит, припустила следом. Сзади раздался банальный мат, перемешанный со звоном мечей и взрывами гранат. Наверно, так звучит боевая магия. Оборачиваться, для подтверждения своих догадок не было ни малейшего желания.
   Деревья закончились гораздо быстрее, чем я могла мечтать. Виднеющееся по левую руку здание общежития вселяло надежду, что всё самое плохое уже позади. Но не тут-то было. Вампиры, в немалом количестве появлялись из леса вслед за нами. Парочку я даже увидела впереди. Как прорываться под защиту каменных стен не понятно.
   Видимо о том же подумала и моя соседка, резко сменив направление.
   Впереди показалось нечто похожее на очень большой парник, куда с разных сторон, под прикрытием летящих от дверей шаровых молний, забегали молодые люди. Шаровых молний я, правда, никогда вживую не видела, но, если верить старому советскому мультику, выглядеть они должны как-то так - светящийся и потрескивающий волейбольный мяч. Пока мне это сказало только о том, что там есть маг, в отличие от Луизы умеющий не только зажигать свет и выть при появлении вампиров.
   Одна из молний пролетела в метре от моей головы, и сзади кто-то дико взвыл, заставив меня увеличить скорость раза в два. В спасительных дверях стояли двое: темноволосый парень и рыжая девушка с таким хищным выражением лица, что я на месте вампиров от одного взгляда на неё поменяла бы рацион питания.
   Вбежав в помещение, я тупо упала на колени рядом с завалившейся на землю приятельницей. Ноги и руки тряслись от усталости, во рту всё пересохло до самого пищевода. И при этом, я прибывала в легком замешательстве, оттого, что после спринтерского забега могу дышать! А не бестолково открывать рот, роясь в сумке в поисках ингалятора.
   Изнутри парник оказался оранжереей с каменными стенами, стеклянной крышей и тоненькими деревянными воротами с двух сторон. Посередине длинной каменной стены была такая же хлюпенькая дверь. Перед воротами, в которые мы влетели, располагалась застеленная досками площадь, метров сорок не меньше. По краям деревянные, а кое-где и металлические столы с разнообразной садовой утварью.
   Дальше, вглубь вели три выложенные брусчаткой тропинки, а между ними местами широкие полосы земли с деревьями, кустарниками, цветочками, а где-то и плешивыми участками. Вот эти окруженные растительностью места и облюбовали немногочисленные школьники и адепты Академии. Где-то около двадцати человек. В основном парочки. Похоже, толпиться рядом со входом не хотелось, а совсем вглубь уходить страшно.
   Меня не на шутку всполошило, что у большинства людей присутствовали раны разной степени тяжести, от царапин, до чего-то очень сильно кровоточащего. Сразу представились картины из фильмов про вампиров и зомби, где после укуса монстра, люди начинают биться в конвульсиях, а потом подниматься на ноги и с развязанными ртами нападать на всех, кто оказался рядом. Только зомби апокалипсиса мне тут для полного счастья не хватало.
   - Луиза, - дернула я за подол юбки свою подругу.
   Та села на пол, наконец-то обернувшись ко мне.
   - Извини, я... - с виноватым видом заговорила она, бестолково перебирая пальцы, словно рвет невидимый носовой платок.
   - Подожди, - перебила я. - Укусы вампиров, обращают людей?
   Та воззрилась на меня округлившимися глазами, в которых явно читалось: "Не поняла".
   - Чем опасны укусы вампиров? - затравленно наблюдая за многочисленными жертвами, максимально доступно переспросила я. Правда особой паники я не заметила. Школьники активно обсуждали высшую степень наглости вампиров, раз те решили напасть на Академию магии.
   - Сильным кровотечением, загноением ран и горячкой, - удивлённо наблюдая за моим поведением, пояснила девушка. - Зубы то эти твари не чистят.
   - Это уже не так страшно, - выдохнула я.
   Один из монстров с грохотом приземлился на стеклянную крышу и, пройдясь по ней в сторону ворот, спрыгнул вниз. Количество взрывов и воплей с улицы резко увеличилось. Снаружи шла война, а внутри все сидели тихо, как мыши под веником.
   Вскоре, наши защитники, плюнув на разборку, ввалились внутрь. Об меня едва не споткнулся дружок Ринара, а сам жених навис сверху, изучая сидящую на полу меня взглядом василиска.
   - Привет, - пискнула я, и вымученно улыбнувшись, помахала ему рукой.
   Входную дверь с лязгом захлопнули, кто-то ударился в неё с наружной стороны и оскорбленно взвыл, заставив меня подпрыгнуть.
   - Выходите, маги! - зло и совсем не шепеляво прокричали снаружи, заставив взвизгнуть большую часть собравшихся девушек.
   - А вот и Вольтури, - сглотнула я. - Эти разговаривать не будут.
   - Кто? - пискнула рядом подружка Адель.
   - Забудь, - отмахнулась я. - Просто мысли вслух.
   - Орен, проверь окна, - скомандовал знакомый голос. - Зажгите весь свет, всё, что найдете. Запустите под потолок и к окнам негорячие пульсары. Они боятся огня.
   Я презрительно фыркнула. Что-то напавших на нас кровососов вылетевший из моих рук свет не то что не напугал, а даже особенно и не задержал.
   - А неумехи пусть стоят в стороне и не мешаются, - обернувшись ко мне, огрызнулся Ринар, подхватив меня подмышки, поставил на ноги и ощутимым тычком задал направление в сторону клумбы. Рядом точно так же с дороги убрали и Луизу.
   - Да, пошел ты, - тихо отозвалась я, отходя в сторону.
   Монстры на улице умом явно не блистали. Ползая по крыше и скаля рожи, бились они все-таки в ворота. Вторые двери, что находились с противоположной стороны и смотрели на аптекарский огород, ребята попросту забили гвоздями, а основные приходилось держать. Но, как известно, вода камень точит.
   - Рано или поздно они их сломают, - напомнила я. - А мы тут теперь окажемся, как свиньи в загоне.
   - И без тебя знаем, - огрызнулся женишок. - Скройся куда-нибудь подальше.
   Задохнувшись от возмущения, я развела руками, взывая к вселенской справедливости, чтобы та помогла подобрать слова для достойного ответа. Но Ринар не собирался ждать моей реакции, оттеснил в сторону девушку, помогавшую держать дверь, уперся руками в прогибающиеся от ударов снаружи доски и начал бормотать что-то грозное, но малопонятное. Вмешиваться в волшбу я не стала, затаив дыхание, наблюдая, как старые деревяшки наливаются свинцовым блеском. Очередной удар вампира, отозвался внутри металлическим гулом.
   Луиза оттащила меня вглубь оранжереи и села на деревянный бортик одной из клумб.
   - Вроде, пронесло, - устало выдохнула она, потирая лицо грязными руками, отчего на нём появились характерные полосы боевой раскраски голливудского спецназа.
   - Пронесло? - шёпотом переспросила я. - Что ж ты ведьма недоучка в обморок шмякнулась, вместо того, чтобы тоже запустить в развязанную клыкастую пасть каким-нибудь заклинанием?
   - Так я же теоретик, - изумилась та.
   - И ничего не умеешь? - уперев руки в бока, нависла я над ней.
   - Почему ничего? - насупилась та. - Я могу рассчитать силу воздействия заклинания Луиса Вельского, которое применили для укрепления ворот.
   - Отпад, - растерялась я, присаживаясь на бортик напротив девушки. - И все вокруг тоже теоретики?
   - Нет, - оглядевшись по сторонам, обрадовала та. - В основном лекари.
   - Блеск, - обернулась я к ближайшему парню, затыкающего носовым платком рану на шее. - Эти тоже ничего не умеют?
   - Почему не умеют? - захлопала она глазами.
   - Видимо давно я не общалась со школьниками, - закатив глаза, я хотела спрятать лицо в ладони, но вовремя вспомнила, что мои руки не чище. - Тогда как называется то, что получилось у меня? - я снова повторила порядок действий, которому меня учила Луиза, и на руке вспыхнул ярко светящийся теннисный мячик.
   Девушка резко схватила меня за руку, сжимая пальцы в кулак. Огонёк мгновенно погас, не причинив никаких неприятных ощущений.
   - Сила света зависит от уровня магии и твоего воображения, - быстро зашептала она. - Сильные Магистры и архимаги могут создать светлячка ненамного бледнее лучей солнца, но для этого требуются огромные усилия. Я могу создать свет, сравнимый с пламенем костра или большого канделябра, который видела в доме Адель. А ты, видимо, знаешь свет намного светлее свечей.
   - Конечно, знаю, - оторопело согласилась я. - Это хорошо?
   - Не совсем, - замялась та. - Твоя магия слаба, а сила света в разы превышает привычные возможности. Это может вызвать вопросы.
   - Опять вопросы, - вздохнула я и, махнув рукой на приятельницу, поднялась на ноги. Может мне ещё и чихать нельзя. Чтобы не вызывать вопросов, потому что Адель никогда не простужалась?
   Мимо пробежала девушка с красным бантом в волосах и, подойдя к раненому парню, что-то раздраженно урча, осмотрела его шею. А вот и лекарь, - догадалась я.
   - Я могу чем-то помочь? - шагнув к ней, спросила я.
   Та подняла на меня скептический взгляд и саркастически фыркнула.
   - Школьницы-теоретики, - если бы я действительно училась тут и обладала бы какими-то знаниями, то, наверно, возмутилась бы. А так, в ответ на её многозначительный взгляд, возразить мне было нечего. Особенно после поведения Луизы. Если хозяйка этого тела ещё и слабее, то вообще, что она забыла в школе магии?
   - Сами-то целы? - презрительно спросила она.
   - Вполне, - в тон ей отозвалась я.
   - Укусы бесполезно сращивать магией, инфекция уже к утру воспалится прямо под новой кожей, - задумалась девушка. - Если действительно хотите помочь, то нарвите молодые отростки завет-травы, разотрите в кашу и принесите мне. Настойка заканчивается, - досадливо поморщилась она. - Что застыли?
   - Хорошо, - с готовностью отозвалась я. - Что такое забот-трава? То есть завет-трава? - наклонившись к своей соседке, шёпотом спросила я.
   - Вот, - указала та на Алоэ. Вернее, что-то очень похожее.
   Исколовшись и залив пальцы липкой жидкостью, я нарвала приличный пучок продолговатых мясистых листочков. В оранжерее нашелся и умывальник с водой, где можно было помыть и листья и миски, поэтому проблем с заданием у нас не возникло.
   - А кто - это? - разминая листья, качнула я головой в сторону лекарши.
   - Нарина Норхау, - шепнула Луиза. - Одна из лучших адепток Академии. Говорят, её уже присмотрел Королевский госпиталь.
   - И кстати, расскажи мне об остальных, кого ты здесь знаешь.
   Проследив мой взгляд магичка, весело хмыкнула:
   - Жениха Адель представлять не буду. Вся их компания с одного курса практиков. Громила рядом с ним, Ульрик Бертан - пожалуй, самый сильный из их потока. Хотя в магии проигрывает Ринару. Вон тот русоволосый парень, Изиль Мирег, - кивнула она на разглядывающего потолок юношу. - Скользкий и расчётливый тип, с эльфийскими корнями. У двери Калиса Кир, дочь командующего элитным королевским корпусом. Последний из практиков, Вилас Рок, единственный из простых смертных в этой титулованной компании.
   - А как же он, - показала я на черноволосого парня, стоящего рядом в Калисой и перекидывающего в руке меч.
   - Это Орен Лирек, наш одногруппник, - отмахнулась девушка. - Говорят, он неплохо дерётся, но до старших практиков ему далеко и по опыту, и по мастерству, и по таланту. Иначе, какой был смысл идти в теоретики.
   - Может у него есть какая-то другая цель, - вступилась я за парня.
   - Практики - это слава, почет, деньги, - перечислила Луиза. - А теоретики - это лаборатории, книги, испытания и в газетах о нас напишут только некролог, и то если удачно взорвем вместе с собой какое-нибудь здание в центре города.
   - Что же ты тогда пошла в теоретики? - изумилась я.
   - Для практиков я слишком боюсь нежить, да и драться с оружием наперевес - это не моё. В лекари, - задумалась девушка. - Не настолько я в себе уверена, чтобы лечить людей и при печальном исходе отмахиваться, что сделала всё возможное. А со средним магическим образованием мага теоретика можно устроиться на хорошую канцелярскую работу, а то и банально заняться изготовлением амулетов, артефактов, сборов для тех же практиков, которые ленятся делать заготовки самостоятельно.
   - То есть, Адель тоже надеялась, что после свадьбы будет долгими одинокими вечерами готовить для своего муженька сборы и артефакты, - хмыкнула я. - И стоя у крыльца провожать на ратные подвиги?
   - И это в том числе, - пожала плечами моя собеседница.
   Ринар обернулся, словно услышал наш разговор, и обжег меня негодующим взглядом. Я непонимающе захлопала глазами, а потом увидела кровь, в прорезе разорванного рукава рубашки.
   - Кажется, мой жених думает, что я нарочно натравила на него вампиров, - сглотнула я.
   - Всё произошло так быстро, может, он нас и не узнал, - пожала плечами девушка.
   - Как же, слона-то он и не приметил, - тогда понятно, отчего у него на меня такая реакция. Я бы тоже себя за эту подлость прибила. - Зачем я вообще в лесу рот открыла? Пробежали бы тихо, и фиг он бы что-то мог мне предъявить.
   - В любом случае, он не вправе на нас злиться, - уверенно заявила Луиза. - Он маг практик предпоследнего курса Академии, мы с тобой школьницы-теоретики. Так что вполне логично, что мы сбагрили на них налетевшую на нас нечесть, - уверенно заявила она и взяв обе миски, пошла к Нарине.
   Я же снова подняла глаза на женишка. Ходит из стороны в сторону, то поигрывает в левой руке мечом, то досадливо втыкает его в деревянный пол. Они, как и все ждут, когда нас спасут, только вот если я уже начала привыкать к постоянному грохоту над головой, то они наоборот нервничают всё сильнее.
   В памяти проскочили картинки, как он схватил меня за руку на лестнице, потом затащил в аудиторию из коридора. Я не сразу поняла, что меня смутило, пока не разобрала движения Ринара тогда и сейчас на отдельные составляющие. Он не левша, но сейчас старается лишний раз не пользоваться правой рукой. Прищурившись, я ещё раз посмотрела на его руку.
  
   Обернувшись в поисках лекарши, я наткнулась взглядом на видневшийся из-за куста красный бант. Тем лучше, чем меньше свидетелей нашего разговора, тем мне спокойнее.
   - Эй, - постучала я её по плечу и, оглядевшись по сторонам украдкой, зашептала. - Ты уже закончила с пострадавшими?
   - Нет, - ворчливо отозвалась та, перебирая какие-то склянки. - Серьёзных травм у нас, вроде, больше нет, но порезов, покусов и нервных срывов хоть отбавляй.
   - Это подождет, - отмахнулась я.
   - Уверена? - хмыкнула она. - Магичка, дергающаяся на каждый шорох, запросто может скинуть боевой пульсар на споткнувшегося обо что-то за её спиной адепта.
   - Это подождёт, - повторила я, приседая рядом с ней и показывая на Ринара. - Посмотри его. Сам не подойдёт, слишком гордый, но кровь на плече не останавливается.
   - Боишься за жениха? - усмехнулась та.
   - Не в этом дело, - вздохнула я. - Важнее, что если у нас не будет боеспособной охраны, то твоя магичка вдоволь сможет бросаться пульсарами по окружающим нас со всех сторон вампирам.
   - Понятно, - улыбнулась та. - Я посмотрю.
   Поднявшись на ноги, и стараясь не смотреть в сторону жениха, я ещё раз обошла оранжерею. С деловым видом осмотрела заваленную дверь, бросила взгляд на потолок и, пройдя полный круг, снова вышла к главному входу. Нарина стояла около Ринара, настойчиво цепляясь за его раненую руку. Если та настоящий врач, то я могу быть спокойной за его здоровье, так просто она своего пациента не отпустит.
   Самого разговора я не слышала, и не пыталась прислушиваться. Но вот резкий взгляд жениха в мою сторону, заставил дернуться и поспешно отвернуться, сделав вид, что я очень заинтересована поломанными горшками, сваленными около стены.
   За спиной послышался смех лекарши. Я скривилась, отругав себя за глупый поступок. Так, чего доброго он подумает, что я испытываю чувство вины.
  
   Боевые маги, включая Орена сели в кружок, тревожно переглядываясь. Пятеро парней и одна девушка. У всех мечи испачканы кровью, стало быть, не только наши пострадали, но и с клыкастой стороны есть потери.
   Я решила прохаживаться рядом. Сидеть не могу, шило мешает, а так хоть в подслушивании потренируюсь. Луиза ходила за мной, боясь очередной провокации с моей стороны, и с тревогой поглядывала наверх.
   - Эта шайка Магистрам на один пшик, - с досадой ударил себя по колену Ульрик.
   - А в школе вообще знают, что на нас напали? - зыркала глазами по сторонам девушка.
   - Видимо, нет, - подтвердили её опасения, - иначе, подмога была бы уже здесь.
   - А если послать сигнал?
   - Кому? - хмыкнул Изиль. - Больше половины учителей отбыли в Союз магов для получения направлений на практику. Те, что остались, наверняка сидят дома, и через замок наш сигнал они не увидят и не услышат. А если на улицу повалят любопытные адепты, то вампиры просто напьются кровью.
   - А если послать вестников? - предложил Орен. - Всем учителям подряд.
   - Через вампиров? - хохотнул Вилас. - Они наверняка уже сплели сеть вокруг нас.
   - Сеть? - опешила я. Вампиры тут что, в родстве с пауками?
   - Сеть? - так же удивленно переспросил мой одногруппник, если его, конечно, можно так назвать.
   - Вы, наверно, не проходили тактику ведения боя с магическими существами, - снисходительно пояснил Изиль. - Вампиры не только обладают принуждением, но и умеют скрывать свои ульи от магов, сплетая своеобразную магическую сеть. Ни один поисковик не может через неё проникнуть ни в одну, ни в другую сторону. То же относится и к вестникам. Это позволяет им долгое время жить с нами по соседству и, оставаясь незамеченными, убивать людей.
   - Тогда надо прорываться к своим, - уверенно заявила Калиса. - Хотя бы для того, чтобы позвать на помощь.
   - Без проблем, - с сарказмом обрадовался Ринар - Но как только мы откроем дверь, эти твари хлынут сюда. Мы-то прорвемся, но что будет с остальными, когда вампиры окажутся внутри?
   - Разделиться, - предложил Ульрик.
   - Не выйдет. У нас всего пять мечей. Идти должны четверо, прикрывая друг друга, и минимум троих нужно оставить защищать ворота. Не складывается математика.
   - А если их ослепить, как в лесу? - предложила девушка. - Пока они проморгаются, двери уже снова будут закрыты.
   - Нет. В лесу было темно, а тут к свету они уже привыкли. А солнце у нас все равно не получится.
   - А если я обеспечу достаточно яркий свет, план точно сработает? - подойдя ближе, поинтересовалась я.
   - Сказал же, сиди молча! - не оборачиваясь, гаркнул на всю оранжерею Ринар.
   Я не специально. Рефлекс. Мне хамят - я бью. Вот и в этот раз, затрещина получилась хорошая. Мой новоиспеченный женишок едва не клюнул носом в грядку.
   - Ксенон подойдет? - в гробовой тишине спокойно уточнила я.
   Ринар подскочил на ноги, нависнув надо мной, дыша как разъярённый бык. Я же глупо хихикнула. Припасть к мужской груди мне не грозило, так как ввиду роста, я рисковала оцарапать подбородок об пряжку его ремня. Кажется, у немцев даже есть какое-то название для жен, на голову которых можно поставить кружку с пивом.
   - Ксенон, - повторила я, на пару секунд разжав ладонь. Юноша зажмурился.
   - Думаешь, какая-то искорка их остановит, - загоготал мордоворот.
   - Заткнись, Ул, - к всеобщему удивлению осадил его Ринар, и судя выражению лица, решил отложить наш семейный скандал на потом. - Сможешь увеличить площадь освещения и продержать его секунд тридцать?
   - Скорее всего, да, - задумалась я. - Но пока не попробую, на сто процентов знать не могу.
   - Тогда что предлагаешь, раз не знаешь? - презрительно хмыкнул полуэльфиец.
   - Предложи лучше, - снова огрызнулся Ринар.
   Поверил в возможность расторжения помолвки? Опешила я.
  
   - Касавицы, вы здесь? - раздался с крыши шепелявый голос.
   Молодые люди замерли, с ужасом уставившись вверх, я осталась стоять на том же месте, сбоку, подвывающая от страха Луиза полезла под металлический стол, раскидывая в разные стороны сваленные там грязные горшки.
   Понаблюдавший за её действиями Ринар, перевел удивленный взгляд на меня.
   - А я тебя вижу, - радостно сообщили сверху. - Выходи. Я плассь нашел.
   - С красной подкладкой? - крикнула я, продолжая смотреть на округлившего глаза жениха.
   - Почти, - замялся вампир. - Если выйдет кто-то ещё, то сделаю совсем касный.
   Вокруг раздались полные ужаса вздохи.
   - Я же заказала как кровь, - нахмурилась я. - А не в крови. Иначе, чем он будет отличаться от грязного?
   - Кто это? - прошипел Ринар.
   - Эдвард Каллен, - пропищали из-под стола. - За нами пришел.
   - А где я сейчас найду плассь с касной подкладкой? - обиженно крикнули сверху.
   - Ничего не знаю, - безапелляционно заявила я. - Плащ, костюм, балкон.
   Ульрик, закрыв себе рот руками, уткнулся лбом в землю и вздрагивал в тихих конвульсиях от загнанного вглубь смеха.
   - Но тут нет балконов, - насупился монстр. - Только башни.
   - Значит, нужно ещё найти балкон, - пожала я плечами. - Я никуда не тороплюсь.
   - Нет уж, - отозвались сверху. - С чего это я всё должен искать? Давай так: я ищу плащ и костюм, а ты балкон.
   - Хорошо, - хохотнула я, наблюдая за отвисшей челюстью Ринара. - Как выйду отсюда, так и начну искать.
   - Это вампир! - наконец изрёк мой жених. - Мерзкий кровососущий монстр!
   - Монстр, - согласилась я. - Только почему сразу "мерзкий"? - неожиданно даже для себя вступилась за обладателя плаща. - Может, если его помыть, причесать и ничего будет.
   - Ничего? - изумился маг, блеснув голубыми глазами. Слишком яркими, по сравнению с тем цветом, который я помнила.
   - Для вампира, - поспешно поправилась я, с прищуром разглядывая радужку его глаз.
   - Ты же понимаешь - всё, что он хочет - это кровь! - вкрадчиво заговорил Рикон и, нахмурившись под моим пристальным взглядом, медленно отстранился назад.
   Это я, конечно, понимаю, но дух противоречия не позволил согласиться с разумными доводами.
   - А ты его лично спросил, чего он хочет? - фыркнула я. - Может у него есть и другие мечты и желания.
   - Ты что ли его мечта? - захохотал Ульрик.
   - Нет, ты, - огрызнулась я. - А может и я, потому что согласилась поговорить, а не просто завопила "вампир" и принялась швыряться боевыми пульсарами.
   - Может, тогда пойдёшь, договоришься, чтобы они полетели домой? - Предложил Изиль.
   - С толпой бесполезно разговаривать, - отмахнулась я.
   - Ну, хоть это ты понимаешь, - вздохнул женишок. - Дай руки. Увеличу твои возможности.
   Я недоверчиво воззрилась на него снизу-вверх. Не сильна я в магии, представленной в нашей художественной литературе, а в понимании здешней, реально существующей, так вообще полный ноль. Только вот, что-то мне подсказывает: если в одном месте прибыло, то в другом, наверняка, убыло. А, учитывая, что я даже воспользоваться его презентом толком не смогу, то какой смысл что-то получать?
   - Увеличишь мои возможности, уменьшив свои? - прищурилась я.
   - Я не псих-самоубийца, - парировал тот. - А попытка ослепить их, - указал он на потолок, - у нас будет только одна.
   - Может, лучше сначала потренироваться? - начиная нервничать от такой ответственности, предложила я. - Я же не знаю, сколько смогу удерживать этот свет.
   - Чтобы и они через окна потренировали глаза и эффект неожиданности сошел на нет? - изумился Ринар.
   - А ты их затемнить не можешь? - с надеждой спросила я.
   Жених наградил меня таким взглядом, что я, протяжно вздохнув, покорно протянула ему руку. Крепко сжав мои холодные пальцы в теплых ладонях, он закрыл глаза. Но для меня ничего не происходило. Я постояла, разглядывая пуговицу на его рубашке (самая обычная) и от скуки принялась оглядываться по сторонам.
   - Не сопротивляйся, - настойчиво потребовал маг.
   Нахмурившись, я оглянулась на внимательно следящих за нами магов-практиков. Может, кто-нибудь шикнет, подсказав, что нужно закрыть глаза или что-то подобное? Но нет, те взирали на нас с потрясающим равнодушием. На Ринара, как на дурака, на меня как на муху.
   - Издеваешься, что ли? - резко бросив мои руки, гаркнул жених.
   В ответ, я только затравлено уставилась на него. Что не так-то? Может, надо было что-то делать? И ведь не спросишь у него напрямую. Костёр, чтоб его.
   - Ты не знаешь, как принудительно увеличить магический резерв? - догадался Ринар.
   Я замерла. А знает это Адель или нет? Стол с Луизой безмолвствовал, предлагая мне самой решать насущную проблему. Вызвалась, называется, помочь. Сидела бы себе тихонько, листочки в миске измельчала. Кажись, и без меня бы что-то придумали.
   - Не трать силы, - отведя взгляд, преувеличенно равнодушно отозвалась я. - Они тебе ещё пригодятся. А я лучше у неё позаимствую. - указала я на стол: - Ты же не против?
   - Нет, - помотала головой Луиза и вымучено улыбнулась Ринару.
   - Да делай что хочешь, - закатив глаза, махнул он на нас рукой.
   Присев на корточки, я состроила самое зверское выражение лица, на которое была способна. Надеюсь, на пухлощёком личике Адель оно тоже смотрелось угрожающе.
   - А ну, вылезай отсюда. Быстро! - сквозь зубы прорычала я.
   Сзади снова заржали. На этот раз, в открытую.
   - Я не умею передавать силу, - шепнула девушка, отползая подальше от меня.
   - Что? - взревела я и, схватив приятельницу за ухо, потащила ее из убежища.
   - Стабилизация энергетического потока и его передача, первый семестр второго курса, - с пафосом заявил Изиль.
   - Раньше не мог сказать? - огрызнувшись на друга Ринар. Я же зло зашипела. Со своими нулевыми знаниями мне только в роли клоуна выступать. Эх, а какой был бы шанс ткнуть этого блондинчика носом в его же глупость. А так, из нас получилась одинаково недалёкая парочка.
   - У вас есть пять минут, - обернувшись на нас через плечо, скомандовал тот. - Притушить пульсары. Так, вы двое, соберите всех в одном месте и создайте щит, - остальные распоряжения уже относились не к нам, и я поспешила ретироваться подальше.
   - Но он же долго не продержится, - возразил кто-то из парней на лужайке.
   - Знаю, - уверенно отозвался мой жених. - Это для подстраховки.
   - Пусти-пусти-пусти, - тараторила девушка, пока я волокла её вглубь оранжереи.
   - Ты раньше не могла подать голос? - негодовала я. - Откуда мне знать, что вы умеете, а что нет. Я бы хоть честно сказала, что не знаю, как принять эту его долбанную силу. Вот, блин, "Звездные воины" недокусанные.
   - Тебе это и не надо, - поспешно возразила Луиза, держась за оба уха сразу. Видимо, опасаясь продолжения экзекуции. - Ты знаешь какой свет хочешь воссоздать и, насколько я поняла, это не солнце, отнимающее бешенное количество энергии.
   - Не знаю, не знаю, - картинно помялась я. - Электричества жрёт побольше, чем небесное светило. Счета, так просто космические.
   - Не поняла, - захлопала ресницами девушка, заставив меня возвести глаза к небу, то есть, в нашем случае, стеклянному потолку.
   - Нет тут нужных плащей, - раздался сверху знакомый голос, заставив нас с Луизой синхронно пригнуться. - Кассавицы, а вы где?
   - А почему он не шепелявил? Почти, - шёпотом спросила девушка.
   - Откуда мне знать, - прошипела я. - Вставную челюсть поменял, на ту, где зубов побольше.
   Девушка испуганно, охнула и попятилась.
   - Стоять, - схватила я её за рукав. - Больше никаких столов.
   - Вот вы где? - подошел к нам Орен.
   Темноволосый, симпатичный, с ярко горящими зелёными глазами. Его голос был мне смутно знаком. Где-то я его сегодня уже слышала. Может, он тоже ляпнул обо мне в лесу какую-нибудь гадость? А теперь улыбается, как ни в чем не было?
   Хотя, нет. Они же с девушкой практиком стояли около оранжереи.
   - Готова? - обратился он ко мне.
   - Нет, - честно призналась я.
   - Не волнуйся, - похлопал он меня по плечу. - Всё будет хорошо.
   Мои глаза резко распахнулись, заставив парня удивленно отшатнуться.
   - Сегодня на занятиях, - ткнула я в него пальцем. - Это был ты.
   - Да, - неуверенно согласился тот. - Что-то не так?
   - Спасибо, - поблагодарила я, за пусть и слабую, но всё-таки поддержку.
   - И кстати, я оказался прав, - тут же среагировал парень. - Так что и сейчас всё закончится хорошо. Договорились?
   - Постараюсь, - вздохнула я.
   - Луиза, - обернулся он к моей приятельнице. - Иди пока к остальным, не стоит шастать по темным углам в одиночку.
  
   Количество вампиров на крыше стало резко увеличиваться. Похоже, свет им и, правда, не особо нравился. При каждом приземлении очередной твари, я нервно вздрагивала. Орен спокойно шел вперёд, казалось, даже не замечает протяжного скрежета не таких уж и надежных стекол.
   Ученики столпились в одну кучку, как пассажиры на конечной при виде приближающегося автобуса. Того и гляди, толкаться начнут, отпихивая друг друга за пределы защитного щита. Или как там Ринар это назвал? Надеясь, авось, вампиры сожрут несколько жертвенных одногруппников и отбудут восвояси.
   У ворот шло оживленное обсуждение. Практики пытались распределить силы, ругаясь, размахивая руками, то и дело повышая голос. Больше всего метался мой женишок. То, собираясь вести группу к общежитию, то, планируя защищать ворота. У меня даже создалось впечатление, что он не доверяет своим товарищам, почему-то считая себя сильнее и умнее их. Такая мысль посетила не только меня одну.
   - Хватит, - рявкнула Калиса. - Вы же у нас с Улом попугайчики неразлучники, так и валите отсюда вместе. Не оставлять же вас двоих охранять дверь?
   - А кто будет защищать ворота? - фыркнул Ринар.
   - Я, - огрызнулась девушка. - Уж не хуже тебя соображаю.
   - Одна? - возразил громила.
   - Со мной, - подошел к ним Орен.
   - Так ты же вообще теоретик, - презрительно скривился Изиль. - Да ещё и школьник, причем, даже не старшего года.
   - Но тебя на тренировке уделал, - поддела его девушка, жестом остановив сузившего глаза темноволосого парня.
   - Вы понимаете, что здесь будет? - напирал мой светловолосый столб. - Думаете, что справитесь? Их там больше двух десятков, как минимум.
   - Закрыть дверь - это такая проблема? - сложив руки на груди, покачала головой Калиса.
   - А если у неё не получится? - бестактно, ткнул женишок пальцем в мою сторону.
   - Я в неё верю, - заступился за меня Орен.
   Вот зря он это сказал. Я сама не сильно верю в благополучный исход дела. Уже головой об стену готова биться от сожаления, что сначала говорю, потом думаю. Самой бы потом оправдаться, а он, вообще, ни за что попадет под раздачу.
   - Доверяй, но проверяй, - подал голос Вилас, самый молчаливый из этой компании.
   Себя очень хотелось защитить. Гордо вздёрнуть подбородок и заявить, что проверять надо недоучек, а я прекрасно знаю: что, как и зачем делаю. Но ограничиться пришлось только подбородком.
   Обернувшийся в мою сторону Ринар состроил несчастное выражение лица и тяжко вздохнул:
   - Боги, что я делаю?
  
   Мы выстроились в боевой порядок. Вернее, это маги выстроились вокруг зависшей в ступоре меня, едва не подравшись, кто обеспечивает мою охрану. Верзил в виде Ульрика и Ринара, к искреннему возмущению последних, отмели сразу. Из-за их спин я ослеплю разве что себя. В итоге, рядом со мной встал Орен. Так как он всего-то на голову выше меня и не будет заслонять своей хоть и широкой, но не такой уж необъятной спиной дверной проём целиком. А сразу за левым плечом пристроился жених.
   Я глубоко вздохнула. Идея нравилась мне все меньше и меньше.
   - Адель, - тихо окликнул меня мой личный демон, со светловолосой шевелюрой. - Даже если ты дашь нам пару секунд - этого должно хватить. Так что главное начать. Хорошо?
   - Не хватит, - покачал головой стоящий рядом с ним мордоворот. - Минимум четыре.
   - А лучше, шесть, - раздался сзади женский голос. - Нам ещё дверь закрыть надо.
   В ответ я только тихонько застонала от страха. А если вообще получится ноль, что тогда? Пнут меня к вампирам в качестве парламентёра?
   - Не слушай их, - повторил Ринар. - Пара секунд. Главное, сразу и максимально ярко. Постарайся.
   - Всё будет хорошо, - не оборачиваясь, проговорил Орен. - Открываю только по твоей команде.
   Закрыв глаза, я снова глубоко вздохнула. Максимально ярко. Что же это? Автомобильные фары? Нет. Прожектора? Тоже нет. Фонари? Тем более не то. Маяк?
   Сердце сжалось от боли. На маяке я была только один раз, с Алексеем.
   Не рядом на земле, и не днём на экскурсии. А именно ночью, когда тот был включён и освещал море едва ли не до горизонта. Глаза слепило даже через закрытые веки. Лешка смеялся, сжимая меня в объятьях, заявляя, что наши поцелуи увидят все проплывающие мимо корабли...
   Я мотнула головой, отгоняя подробности, оставляя в памяти только яркий луч нашего старенького маяка.
   - Закройте по одному глазу, - скомандовала я.
   - Зачем? - хмыкнул сзади Изиль.
   - Так делают моряки, спускаясь в темный трюм, чтобы один глаз привык к темноте, а другой к свету.
   - Но мы-то не моряки, - с издевкой в голосе, пропел Ульрик.
   - Когда свет погаснет, на улице станет очень темно, - хмуро пояснил Ринар, первым поняв мои слова.
   - Ладно, попробуем, - нехотя согласился верзила.
   Ещё один глубокий вздох...
   - Открывай, - скомандовала я.
  
   Орен приложил руку к двери, что-то прошептал и с силой пнул её ногой.
   - Давай! - скомандовал у меня над ухом Ринар.
   Я разжала руки и, зажмурившись от страха, шагнула на улицу.
   - Ох, твою ж кикимору! - потрясенно выругался Ульрик.
   Вокруг раздались шипящие вопли, заставив меня в панике распахнуть глаза. Результат превзошёл даже мои самые смелые ожидания.
   Орен висел на воротах, уже затягивая их назад. Практики угрями просочились мимо меня на улицу. Два сливающихся луча света, идущих от моих, выставленных перед собой ладоней, прорезали ночную тьму, осветив не просто площадку перед оранжереей, но даже стадион, тренировочные конструкции за ним и впились в практический корпус, перетекая слева на право, как живая медуза.
   Наши защитники, с мечами наперевес, со всех ног неслись к углу здания общежития, но на полдороге Ринар обернулся:
   - Назад, - закричал он, смотря почему-то прямо на меня.
   Как чувствовал. В следующую секунду свет погас, в точности как настоящий маяк, сделавший один неполный круг по морской глади. Не догадавшись воспользоваться собственным советом, я бестолково моргала, пытаясь разогнать тьму перед глазами, и на ощупь пятилась назад. Пока чья-то ручища не схватила меня за шиворот и не дернула на себя.
   Над головой тут же взорвался боевой пульсар, осветив оскаленную морду вампира, сидящего на двери. Ничего миролюбивого в этой физиономии не было. Да и человеческого, пожалуй, тоже. Как, видя такое, можно воспринимать всерьёз мои слова про Эдварда Каллена в плаще с красной подкладкой, не понимаю?
   Монстра отшвырнуло в сторону.
   Орен, с большим энтузиазмом потянул на себя тяжелую, свинцовую из-за магии Ринара дверь, отбиваясь мечом от цепляющихся за неё ручонок. Калиса, по-видимому, и тащившая меня, чем только осложняла мне жизнь, швырялась во все стороны пульсарами.
   Едва не шлёпнувшись на пятую точку и при этом, стараясь не задохнуться, я отступала назад значительно медленнее, чем сделала бы это без её непрошенной помощи.
   Какие-то три шага показались вечностью.
   И тут, за секунду до того, как дверь закроется, в щель заскочил вампир. Я, словно в замедленной съёмке, наблюдала, как он хватается за край двери и, не сводя с меня глаз, раззявывает пасть с полным набором острых, белоснежных зубов. Мой одногруппник слишком медленно оборачивается в его сторону, но, увы, оказывается уже за спиной клыкастой зверюги, что не позволяет ему воспользоваться мечом. Сзади резко вздыхает Калиса. Боевой пульсар в лучшем случае опалит Орена, а в худшем сожжёт их с вампиром на пару, сделав прекрасным барьером, уже не позволившим закрыть дверь.
   У меня опять сработали мои родные инстинкты, увы, оставшиеся только в голове. Резко дернувшись в сторону (едва не задушив себя собственным воротом), я опёрлась на левую ногу и со всей дури врезала нагнувшемуся при атаке монстру четко пяткой по морде. Не то, что бы тому это сильно навредило, он оторопело отпрыгнул на шаг назад, удивленно отплевываясь от отпечатавшейся в виде моего следа земли.
   Этого расстояния хватило, и Орен в последнем рывке захлопнул дверь, врезавшись в меня спиной. Мы, как костяшки домино, повалились на землю друг на друга. Больше всего не повезло Калисе, оказавшейся в самом низу кучи-малы.
   Хорошо ещё не все лекари-теоретики стояли кучкой перепуганных овец. Двое, оказавшихся около двери парней, закончили начатое нами, и задвинули тяжелый засов.
   - Слезь с меня, корова, - простонала подо мной девушка. - Раздавишь.
   - Ты, знаешь ли, тоже не пуховый матрас, - огрызнулась я, отвергнув руку уже подскочившего на ноги юноши, просто перекатившись на землю рядом с Калисой. Стоять после всего пережитого я не смогу, отчасти оттого, что меня трясет от пережитого ужаса, отчасти от дикой боли с внутренней стороны бедра и в лодыжке.
   Инстинкты-то мои, а не Адель. Её нежное пухлое тельце хоть и выполнило удар, но оказалось совершенно не готово к чему надо в плане растяжки.
   - Вы целы? - подлетела к нам Нарина. - Травмы, ссадины, укусы есть?
   Не дожидаясь ответа, нас, в лучших традициях таможни, ощупали с ног до головы, задержав вопросительный взгляд на моей ноге.
   - Нормально всё, - вслед за ребятами, отмахнулась я.
   В дверь что-то шарахнуло. Или, вернее сказать, кто-то. Мы замерли, уставившись на неё и не сговариваясь, отступили на шаг. То есть все, кто был рядом с дверью отошли, а мы с девушкой практиком отползли. Откуда-то издалека раздавался звон мечей, особенно хорошо слышный в воцарившейся тишине.
   Я попыталась незаметно для целительницы растереть пострадавшую конечность, но не сдержалась и тихо зашипела, зажмурив глаза. Не столько было больно, сколько неприятно, не полезешь же при всех под юбку растирать постепенно набухающий синяк. Надеюсь, я никакие мышцы не надорвала?
   Только вот мою гримасу расценили иначе.
   - Не волнуйся так, - погладила меня по спине Нарина. - Он сильный воин и не даст себя в обиду каким-то вампирам.
   Я подняла на неё недоуменный взгляд, не сообразив, о ком вообще идёт речь?
   - Она не за жениха волнуется, - засмеялась Калиса, также украдкой потирая ушибленную часть тела, которую на общем обозрении жалеть не принято. - Переживает, как бы Ринар её вампирчику крылья не поотрывал.
   - А ты ревнуешь, что ли? - хмыкнула я. - Так вдохновилась его плащом, что решила отбить моего ненаглядного?
   - Что за бред? - ужаснулась она, подскакивая на ноги и отходя подальше.
   - Тогда что так покраснела? - поддержал меня Орен.
   - Ну конечно, - подмигнула я ему. - Маг-практик и влюбленный вампир - это же идеальная пара. И сноровку не потеряешь, отбиваясь от него, когда голод затмит любовную страсть, и, если наскучит, убить можно безнаказанно.
   - Дурачьё, - огрызнулась девушка.
   Вызвав такой бурной реакцией подозрительно весёлое покашливание в свой адрес.
  
   Помощь пришлось ждать недолго. Практики, не встретив достойного сопротивления, быстро добежали до входа в общежитие или даже обогнули здание, что, на мой взгляд, было глупым поступком. Через десять минут над крышей оранжереи заметались молнии. Загремели мелкие взрывы, а за стенами раздавалось раздосадованное шипение клыкастых захватчиков. Двери открыли, раненных повели в медицинский корпус, учителей и подоспевших студентов практиков отправили прочесывать территорию школы, а остальных погнали под защиту каменных стен.
   Мы с Луизой медленно побрели в сторону общежития, ловя на себе восторженные взгляды немногочисленных свидетелей произошедшего, и удивленно-подозрительные со стороны преподавательского состава.
   - Что он им ещё растрепал, - ворчала я.
   - Молчи уж, - огрызнулась моя соседка по комнате. - Ой, аукнется нам ещё этот ксикон.
   - Ксенон, - на автомате поправила я, про маяк решила даже не упоминать.
   Сил на какие-либо действия больше не осталось. Придя в комнату, а тупо упала на кровать, не удосужившись даже раздеться. Надеюсь, у Адель не одно школьное платье? Или магия нам поможет привести в приличное состояние это?
  

Глава 7. Дарёному жениху зубы не смотрят.

  
   Сны оказались не лучше реальности, под впечатлением от нападения, мозг услужливо напомнил мне все ужастики, просмотренные мною в подростковом возрасте. Помнится, самым страшным фильмом для меня стал Джиперс Криперс. Я даже ушла из кинотеатра, не досмотрев и до середины. Вот теперь не меньше десятка этих тварей и лезли на меня через разбитые окна оранжереи.
   Резко сев на кровати, я ещё долго пыталась успокоить пустившееся в галоп сердце. Надеюсь, сегодня не среда и не пятница. А то совсем жутко становится.
   Луиза тоже издавала во сне странные постанывающие звуки, больше походившие на сон для взрослых, чем на кошмар. Я решила не делать доброго дела и не будить девушку. А то выяснится, что прервала на самом интересном. Может, вместо жутковатых монстров, к ней в оранжерею влетел настоящий Эдвард Каллен.
   Спать больше не хотелось. Даже если усну, шансы на продолжение кошмара слишком велики. Солнце едва поднялось из-за горизонта, осветив шпили школьных башен. Рассудив, что в такую рань кроме меня идиотов на улице быть не должно, я полезла в шкаф на поиски подобия спортивного костюма.
   Такового не было, если не считать толстых пуховых рейтуз. Вариант сам по себе конечно не плох. В таких и пробежишься, и пропотеешь, но я не готова идти на такие радикальные меры в густонаселенной местности. Вытащив на свет божий одну из многочисленных юбок, я разрезала ткань и сшила края на пример брючин. Получилось коряво и ненадежно. Но из-за ширины так называемых штанин у меня получилась юбка-брюки. Если идти мелкими шажочками, как порядочная японская женщина, то выглядит вполне прилично.
   В лес, как планировалось изначально, я идти побоялась. Вроде как вампиров выгнали, территорию чем-то защитили, но, как говорится, осадок остался. И я выбрала более светлую аллею, тянувшуюся между жилым корпусом преподавательского состава и стеной. И сверстники моих потуг не увидят и, если что, за опытными Магистрами недалеко бежать.
   Ещё когда спускалась с крыльца, меня начали терзать сомнения. Боюсь я бегать. Всё дело в астме, которой я страдала с самого детства. На море эта напасть меня почти не беспокоила, но стоило вернуться в загазованную Москву, и понеслась душа в рай. Простая пробежка за автобусом или подъём без лифта на пятый этаж в ограниченные сроки вполне могли закончиться неприятной одышкой, свистящими хрипами или болезненной нехваткой воздуха. И это, учитывая мою худобу.
   Чего ждать от необъятного тела Адель я не представляла. Но страхи оказались напрасными. Бежать было легко. Даже слишком.
   Взяв неплохой старт ещё от дверей общежития, я довольно быстро добежала до намеченной аллейки и даже не запыхалась. Прохладный воздух, щебечущие, радующиеся солнышку, птицы. Всё было так хорошо, но скучно. После третьего круга обстановка начала надоедать. Хотелось или бежать куда-то дальше, по пути рассматривая окрестности или уйти в себя, заткнув уши наушниками. Чтобы хоть как-то компенсировать отсутствие достижений цивилизации я начала что-то бурчать себе под нос. На пение мои бормотания походили с трудом. Лишний раз доказав, что прыгать по сцене и одновременно петь без фонограммы, невозможно.
   - Что поём? - спросили из-за моего правого плеча.
   От неожиданности я шарахнулась в сторону, на полном ходу врезавшись в оказавшуюся на пути липу.
   - Осторожнее, - схватил меня за локоть темноволосый парень, тем самым, спасая от неминуемого и такого унизительного падения. - Прости, не хотел тебя напугать, - растеряно улыбнулся Орен.
   - Что же ты вытворяешь, когда хочешь напугать? - заворчала я.
   Улыбка на лице юноши стала намного шире.
   Вернувшись на дорожку, я брезгливо отряхнула брючину и левый рукав.
   - Не знал, что ты бегаешь по утрам, - попытался он завести разговор.
   - Не поверишь, я тоже.
   - Так тебя можно поздравить с первым опытом?
   Я отрывисто кивнула, не горя желанием вдаваться в подробности. Как-то с трудом верится, что здесь ко мне, вернее к Адель, могут относиться хотя бы нейтрально.
   - Поздравляю, - вроде бы искренне обрадовался парень. - И как первые впечатления?
   - Всё проще, чем я думала, - нехотя призналась я. Судя по поведению, Орен хорошо знаком с хозяйкой этого тела, но Луиза не говорила ничего о друзьях помимо неё самой.
   - Только скучно, - прищурился он, в карих глазах плясали чертята.
   - Предлагаешь свою компанию? - недоверчиво уточнила я, с сомнением вспоминая его лицо прошлой ночью. Что-то не так у них тут с глазами. Прям хамелеоны какие-то.
   - А почему нет, - усмехнулся он.
   - Не уверена, что я за тобой угонюсь, - недоверчиво оглядела я его с ног до головы.
   При свете дня, он мало чем, кроме цвета глаз, конечно, отличался от себя ночного. Высокий (выше меня где-то на голову), ладный (рельеф мышц сложно не заметить, учитывая, что одет парень в длинную жилетку, утянутую ремнём), со смеющимися глазами и озорной улыбкой. Вот такой типаж мне определенно нравится больше долговязого женишка Адель.
   - Чем вчера всё закончилось? - попыталась я завести разговор.
   - Не знаю, - смущенно взъерошил он себе волосы. - Меня же тоже отправили в комнату. Теоретикам такие задания, как поиск пострадавших, предположительно оставшихся в темному лесу, не доверяют.
   Понаблюдав прошлой ночью за поведением Луизы и остальных, становится сложно винить преподавателей в предвзятом отношении. Правда - это их вина, что молодые парни предпочли отсиживаться за спинами своих более опытных товарищей, даже не предпринимая попыток к собственному спасению.
   - А ты выгодно отличаешься от остальных, - улыбнулась я. - Защищал нас наравне с практиками.
   - Ну, скажешь тоже, - смутился парень, стараясь не показывать, что слышать подобные слова в свой адрес ему приятно. - Их больше десяти лет муштруют. Ночью разбуди, скажи упырь или вурдалак, так они, не открывая глаз, запульнут максимально эффективным против этого вида нечисти заклинанием, либо схватятся за меч до того, как проснутся. А я всего-то каких-то пять лет бегаю по тренировочной площадке по собственной инициативе.
   - И, тем не менее, ты тоже, как мне кажется, хорошо дерёшься, - задумалась я.
   - Для теоретика, возможно, - пожал плечами Орен. - Но вот команде Анаро я уступаю и в силе, и в опыте.
   Может, мне конечно и показалось, но по лицу парня проскочила досада. Ему явно не хотелось плестись в конце колонны, как это происходило на настоящий момент. Но с другой стороны, у них разная специализация и вместо того, чтобы сожалеть, нужно было переводиться на другой факультет (или как это тут у них называется) и усиленно заниматься. Может, тут примешено что-то личное? Нежелание отставать от кого-то конкретного? Анаро - это же фамилия Ринара.
   - Так они и старше, - напомнила я. - С нашими ровесниками пропасть, наверняка, не так уж и велика?
   - Не сравнивал, - засмеялся он над моей настойчивостью.
   - Почему? - удивилась я.
   - Потому, что те окна в занятиях, которые совпадают с тренировками практиков, выпадают исключительно на то время, когда на площадку выходит твой жених со своей компанией.
   - Значит надо устроить соревнования. Для обмена опытом, так сказать, - усмехнулась я, сжав кулаки и встав в Ап Соги, начальную боевую стойку. - Практики против теоретиков.
   - Нет уж, - весело засмеялся парень. - И кстати, об опыте, что это вчера было?
   - Ты о чем? - резко выпрямившись, посерьёзнела я.
   Ночью мне удалось прекратить расспросы на тему необычно яркого свечения, сославшись на усталость. И повторно возвращаться к щекотливой теме очень не хотелось.
   - Об этом, - попытался он изобразить мой вчерашний удар.
   - А, - радостно выдохнула я. - Миро Чаги.
   - Миро что? - нахмурился парень.
   Вот язык без костей! Рано я обрадовалась. Нужно более тщательно следить за своими словами.
   - В дословном переводе: толчок ногой, - вымученно улыбнулась я, сцепив руки в замок, и принялась выворачивать собственные пальцы.
   Орен посмотрел на мои руки и весело хмыкнул.
   - И много ты таких ударов знаешь?
   Уже открыв рот, сообщить, что потратила на обучение десять лет своей жизни, но вовремя захлопнула варежку, звучно клацнув зубами.
   - Нет, - нахмурившись, коротко отозвалась я. - Пока только один.
   - Смотрелось эффектно, - произнёс мой собеседник, изучая моё лицо задумчивым взглядом. - И результативно.
   - Хочешь, научу? - прищурилась я.
   - Давай, - тут же согласился Орен.
   Оглядевшись по сторонам и убедившись, что лишних глаз рядом нет, я подвела его к "ударившей" меня липе:
   - Представь, что вот это дерево твой противник, - указала я на липу.
   - Представил, - стараясь быть серьёзным, давил улыбку Орен.
   - Первый шаг - это исходная стойка Ап Соги, - воодушевленно начала я.
   Парень удивленно изогнул бровь.
   - Левая нога впереди, правая - опорная, чуть повернута носком в сторону, сзади, -личным примером продемонстрировала я. - Сожми кулаки. Правый кулак у левого плеча, левый на том же уровне, но впереди, перед собой, как будто блокируешь удар.
   Весело хмыкнув, посмотрев на мои кулачки, Орен послушно принял нужное положение.
   - Второй шаг - Аре Маки, - продолжила я. - Отводишь правую руку за спину, а левую вытягиваешь вниз и поднимаешь правое колено до уровня талии.
   Движения ног я уже демонстрировать не стала, предоставив юноше действовать самостоятельно.
   Застыв на одной ноге и изредка покачиваясь на один бок, он вопросительно посмотрел на меня. Я критически осмотрела конструкцию:
   - Правую руку отведи от корпуса, а колено подними повыше.
   - Как конь на разведении караула, что ли? - опешил тот, послушно выполняя указанные действия.
   - Почти, - милостиво согласилась я. - Только немного выше и ровнее. Хорошо.
   - Знаешь, так глупо я себя давно не чувствовал, - хохотнул парень.
   Ха! Это он ещё "двойной ракеткой" (в простонародье "лапой") по попе не получал, и по другим, не в ту сторону выпирающим частям тебя тоже. Наш тренер совершенно не стеснялся корректировать нас физическими напоминаниями. В итоге, у всех, кто занимался больше двух лет, выработался рефлекс, при одном замахе вставать в идеальную позицию. Ведь удар не столько болезненный, сколько звучный. На него вся группа тут же оборачивается и злорадно ухмыляется. Пока тренер не видит, конечно.
   - Теперь перемести пятку левой ноги к центру, параллельно чуть наклонившись в левую сторону и подняв мысок правой ноги почти до уровня колена, - продолжила я.
   - Чего сделать? - чуть расслабился парень, уже без смеха посмотрев на меня.
   - Не опуская ногу! - поймала я его за коленку. - Ну же, пятку к центру.
   Орен повиновался, а я, коварно схватившись за его щиколотку, приподняла ему ногу до нужной высоты, а потом, дотронувшись до плеча, аккуратно, но настойчиво заставила завершить композицию.
   - Вот, хорошо, - отступила я.
   - Это уже что-то из жизни дворового кобеля, - прыгая на одной ноге, возвращая равновесие, покраснел парень. - Как раз и стою около дерева.
   - Теперь быстро пинаешь дерево и снова возвращаешься в стойку Аре Маки, - сквозь смех скомандовала я.
   Надо сказать, получилось у него неплохо, только пнул дерево он слишком сильно. То, хоть и не дало сдачи, но и прогибаться не пожелало. От отдачи, юноша снова заплясал на одной ноге в поисках равновесия.
   - Очень неплохо для первого раза, - подняла я большие пальцы вверх.
   Тот недоуменно посмотрел на мой жест, но промолчал.
   - Чур, в следующий раз позоримся вместе, - оправив одежку, нахмурился он.
   - Договорились, - пообещала я.
   - А чему же мне научить тебя в ответ? - кивнул он.
   Я с невинной улыбкой пожала плечами. Всё равно ничего умного сказать не смогу.
   - Что ты любишь? - прищурился, начавший осваивать тхэквондо, маг-теоретик.
   - Музыку, - не думая ни секунды, отозвалась я.
   Парень замялся, прикусил губу и зачем-то подергал себя за ухо. Неужели такое безобидное слово как "музыка" могло его так озадачить?
   - Ну, - протянул он. - В общем...
   Может, он решил, что я прошу его сводить меня на концерт? - предположила я. Тогда получается, что я его вынуждаю пригласить себя на свидание, что ли? Бред. Хотя, вон на щеках появившийся легкий румянец. Не к добру это всё.
   - Я тут пока бегала, подумала, - решив развить тему, а заодно разрядить обстановку, заговорила я. - Вот было бы здорово бежать и слушать музыку. Только, не в исполнении стоящих неподалёку музыкантов, а записанную на небольшое устройство и предназначенную только для меня.
   - Это как? - удивился маг.
   - Вот, смотри.
   Присев на корточки, я подобрала небольшую палочку и накарябала на утоптанной тропинке сначала свой старый плеер (в виде флешки), потом попыталась вспомнить, как выглядит мамин кассетный, который мы как-то нашли в бабушкином серванте.
   В общих чертах попыталась объяснить принцип действия диковинного устройства и печально вздохнула:
   - Но даже если это всё у меня получится, в чём я очень сомневаюсь, не представляю, где брать песни. Их же тоже сначала надо как-то записать на информационный носитель.
   - Откуда ты берёшь такие идеи? - пробормотал себе под нос парень, снова подёргав правое ухо.
   Может у него так мозг заводится, для генерации решений? Как двигатель у старых автомобилей с помощью рычага.
   - У меня всегда было много свободного времени для своих мыслей, - помня об образе жизни Адель, предложила я наиболее подходящий для ситуации вариант ответа.
   - Я подумаю, - поднявшись на ноги, пообещал он. - Но результат не гарантирую.
   - Договорились, - взявшись за протянутую им руку и тоже выпрямиляясь, улыбнулась я. Вот бы у него действительно получилось сделать нечто подобное.
   Вообще, по-моему, это не честно. Сколько я не читала фэнтази про попаданцев, у них либо было своё собственное тело и удачно прихваченные с собой из будущего (или прошлого, смотря куда попал) вещички, либо какие-то суперспособности, например, позволяющие вытаскивать из небытия предметы родного мира или создавать их с помощью феноменально развившихся магических способностей. Мне же досталось только чужое, нуждающееся в диетах и спорте тело.
   И в то же время грех жаловаться. У меня хотя бы есть Луиза, которая и в курс дела ввела, и помочь советом может. А то могла бы очнуться где-нибудь в безлюдном лесу и всё, хана, сошла бы с ума или умерла от голода. Хотя, почему "или", когда вполне вероятно "и".
  

   Когда успело пролететь столько времени? Или сегодня подъем протрубили раньше положенного?
   Возвращаясь в общежитие, я с удивлением увидела снующих туда-сюда одетых, умытых и причёсанных адептов. Не то чтобы народу было слишком много, но и тем трём-четырём отрицательно настроенным личностям показываться на глаза в своём оригинальном наряде у меня не было ни малейшего желания.
   Прячась за деревьями, я короткими перебежками добиралась до входа.
   - Адель, как хорошо, что ты здесь, - возник за моей спиной куратор.
   - Доброе утро, - поражено пробормотала я.
   - Зайди-ка сейчас, быстренько к директору, - светясь, как начищенная кастрюля, сообщил он.
   - Зачем? - испугалась я.
   - Пара организационных вопросов, - отмахнулся Магистр, оттесняя меня от общежития в сторону главного корпуса Академии.
   - Хорошо, - кивнула я. - Только переоденусь.
   - Это лишняя трата времени, - замахал он руками.
   - Но, - попыталась возражать я.
   - Я помню, что отпустил вас сегодня в город, - кивнул своим мыслям куратор. - Быстрее отмучаетесь, и весь день будет в вашем распоряжении.
   Отмучаюсь? То есть, без последствий поход к директору не пройдёт? Хотя, учитывая, что я очень смутно себе представляю, где находится его кабинет, без посторонней помощи могу до него и не добраться вовсе. Кажется, опять пятый этаж?
   - Ну, ладно, - пожала я плечами.
   Вопреки моим ожиданиям, Магистр не отстал от меня, добившись положительного ответа, а ещё и проводил до дверей главного корпуса, где его внимание привлёк другой адепт, балующийся с огненным заклинанием.
  

   Ой, не нравится мне эта лестница.
   Ой, не нравится. Только женишка мне тут не хватает. Как раз на одном из пролётов мы с ним тут вчера и сцепились.
   Поднималась я снова короткими перебежками, с опаской заглядываясь в полупустые коридоры этажей и затравленно оглядываясь вниз, сама себе напоминая сбежавшую из лаборатории белую крысу. Слишком заметную, чтобы по-быстрому прошмыгнуть под ногами лаборантов и затеряться в толпе своих серых сотоварок.
   Добравшись до пятого этажа, я вздохнула свободнее и, оправив кофту, повернула направо. Кажется, где-то там должен быть кабинет директора Академии.
   Отреагировав на мои шаги, на меня резко обернулся, стоящий в полумраке коридора юноша. Его рост, телосложение и цвет волос заставили меня непроизвольно скорчить расстроенное лицо. Ринар, собственной персоной, стоял лицом к массивной двери. Я застыла, одними глазами просматривая коридор. Как назло, никого. Юноша тоже завис с поднятой рукой, так и не успев постучать в дверь.
   - Только этого не хватало, - состроив недовольную гримасу, сглотнул он.
   - Не доброе утро, - выпрямившись, нахмурилась я.
   - Не доброе, - согласно кивнул он.
   Вызвав моё возмущенное хмыканье. Ему даже со мной в одном коридоре противно находиться. Неженка долговязая. Я тоже не горю желанием с ним лишний раз пересекаться, но у меня хоть есть для этого достаточно веская причина - его не в меру длинный язык.
   Гордо вздёрнула нос и, стараясь всем своим видом выказать, как мне неприятно его видеть, я подошла к жениху. Ринар оказался вынужден отступить на шаг, с каждой секундой всё сильнее сдвигая брови и поджимая губы.
   Окинув его с ног до головы презрительным взглядом, я сама постучала в дверь и, не дожидаясь ответа, вошла в кабинет.
   - Что? - гаркнул на меня, перебирающий листочки пожилой мужчина. - Тоже жалобу принесла?
   - А на что жалуемся? - оторопело переспросила я, в нерешительности застыв в паре шагов от двери.
   - Адель, - подняв на меня глаза, Магистр сразу смягчился. - Ринар. Доброе утро.
   - Не доброе, - не сговариваясь хором отозвались мы.
   Мужчина удивленно нахмурился, но развивать тему не стал.
   - Садитесь.
   Я заняла ближайшее кресло. Ринар не торопясь, обошёл меня и сел на соседнее.
   И что он за мной в кабинет ввалился? - сердито косилась я в его сторону.
   В отличие от меня, не зависнув на краешке, он вальяжно расположился, закинув ногу на ногу. Для его роста кресла оказались очень низкими. Мыском сапога парень упирался в директорский стол, и теперь на не отполированной поверхности его лицевой стенки, появилось две небольшие, но хорошо бросающиеся в глаза грязные полосы.
   - Во-первых, ребятки, спасибо, что пришли, - извиняясь улыбнулся директор.
   Я улыбнулась в ответ, надеюсь, такое дружелюбное начало не грозит мне неприятностями? Ринар моего оптимизма не разделял, и недовольно выдохнул. Я покосилась в его сторону и насторожилась ещё больше. На Магистра он смотрел ещё более хмурым взглядом, чем пару минут назад на меня.
   - Во-вторых, хочу от лица Академии Асерант поблагодарить вас за проявленную вчера находчивость в борьбе с напавшими на нас тварями, - радостно начал он.
   Я непроизвольно фыркнула. Не то чтобы у меня было иное отношение к вампирам, но можно же их хотя бы называть теми, кто они есть. Всё-таки пусть и кровожадные, но разумные существа.
   Мой женишок вообще никак не отреагировал на похвалу.
   Магистр попытался добавить значимости своим словам и принялся расписывать, чем для всего учебного заведения могло грозить нападение, начиная от банального покусания младших школьников (чьи родители потом разнесли бы всю Академию по камушку), заканчивая невосполнимыми потерями ведущих магических умов современности (видимо из педагогического состава).
   - Много народу пострадало? - задала я интересующий меня вопрос.
   - Больше трёх десятков мелких травм и восемь человек с большой кровопотерей, - вздохнул мужчина. - Ещё повезло, что была ночь, и не так много людей находилось на улице.
   - А погибших? - тихо уточнила я.
   - Слава милостивым Богам, обошлось без смертельных исходов, - глубоко вздохнув, отозвался тот.
   - Странно, - облокотилась я на спинку кресла. - Столько монстров было. Столько их погибло, а среди людей все живы и относительно здоровы?
   - Странно, - досадливо вздохнув, согласился Магистр. - И тем ценнее ваша помощь родной Академии. Адель, я безмерно рад, что ты смогла проявить до этого не выявленный талант. Ринар, работа твоей команды как всегда на высоте...
   - Вы позвали нас с утра пораньше только за этим? - перебил его хвалебную и уже повторяющуюся речь мой хмурый жених.
   Посмотрев на наши не радостные лица, Магистр расстроено вздохнул:
   - Не только, - помявшись, сменил он тему, поднимая со стола стопку бумаг. - Солнце ещё не успело подняться над городом, а у меня уже с полсотни жалоб от адептов и их родителей. Это к вам, конечно, не относится...
   Директор снова замялся, изучая нас пристальным взглядом. Теперь и я начала хмуриться не меньше Ринара. С бочкой мёда, по всей видимости, закончили и теперь нас ждёт самое интересное и неприятное.
   - Так как нападение было поздним вечером, - продолжил Магистр. - На улице были преимущественно наши влюбленные пары. Ну, вы понимаете?
   - Нет, - честно ответила я, на его смущенный взгляд.
   - Как вы знаете, по традиции летний бал открывают пары нашей Академии, - пояснил директор. - На настоящий момент, большинство из них пребывает в корпусе Лекарей с травмами различной степени тяжести, и не смогут принять участие в завтрашнем торжестве.
   - А мы тут причем? - удивилась я, судя по взгляду обоих мужчин, поражая тех своей глупостью.
   - Я прошу Вас, как официальную пару Академии принять участие в завтрашнем открытии бала, - виновато улыбнувшись, объявил директор.
   Застыв с открытым ртом, я вполне отчетливо почувствовала, как у меня задергался правый глаз. Надеюсь внешне это не заметно. Я только вторые сутки в этом мире, а на меня уже свалился жених со своими претензиями, магия, вампиры, а теперь ещё и бал! Вы издеваетесь? Дайте мне хотя бы недельку прийти в себя и немного привыкнуть к новым условиям.
   - Но мы не влюбленная пара нашей Академии, - спокойно напомнил Ринар. Судя по его спокойной реакции, он ждал этого заявления ещё с той минуты, как узрел меня на этаже.
   - У меня вас всего три пары осталось, - досадливо вздохнул мужчина.
   - А отказаться можно? - с надеждой спросила я.
   - Вы официальная пара: жених и невеста, для того чтобы выйти и станцевать хотя бы один первый танец этого достаточно. А все эти ваши тонкости взаимоотношений, - повертел он кистью около виска, - вполне могут ненадолго уйти на второй план.
   Он, конечно, по-своему прав. Но вот мне-то от этого не легче.
   - Хорошо, - согласился Ринар, смерив меня скептическим взглядом. - Но тогда поменяйте Аланус на обычный вальс.
   Аланус? Это что ещё за холера? Танец, какой-то? Я ж до завтра ничего не выучу.
   - Ринар, - искренне возмутился директор. - Как ты можешь такое говорить? Тем более при своей невесте.
   - Я согласна на вальс, - поспешно встряла я в их разговор.
   Надеюсь, под этим словом мы понимаем одно и то же. Не знаю, как Адель, а я так в принципе не умею танцевать. Вальс - это, пожалуй, единственное, что я знаю, правда, за ноги партнёра ручаться уже не могу. Танцевала-то от силы раза два. Ну, может три.
   - Адель, и ты туда же? - всплеснул руками директор. - Неужели ты не доверяешь силе своего жениха?
   Я с сомнением посмотрела на предложенного мне в пару юношу. Раз при упоминании танцев, заходит разговор о силе, то я даже знать не хочу, что там нужно делать. С тощей фигурой блондинчика, я не уверена, что, подняв меня на руки, он не переломится пополам.
   Тот словно услышав мои мысли, презрительно фыркнул.
   - Неее, - протянула я, снова оборачиваясь к Магистру. - Я голосую за вальс.
   - Но у школы есть определённые традиции, - настаивал директор.
   - Вальс! - не сговариваясь хором, перебили его мы, одинаково подавшись вперёд.
   Мужчина опешил и даже отшатнулся от такого напора. Мы снова одновременно переглянулись и одинаково хмыкнули.
   - Боги, какое единодушие, - взял себя в руки Магистр. - Рад, что хоть в чём-то ваше мнение совпадает. Сдаюсь, - усмехнулся он. - Пусть будет вальс. Только отказ уже не принимается, ни при каких обстоятельствах. Можете идти.
   - Хорошо, - поднявшись на ноги, с почтением кивнул юноша.
   - Хорошо, - я тоже нехотя отлипла от кресла, и направилась к двери.
   - Ринар, задержись на секунду, - резко вспомнив о нём-то, окликнул моего жениха директор, начав рыться в сложенных на столе бумагах. - Раз уж ты здесь, то сразу передам тебе направление на практику.
   Меня оставаться не просили, но любопытство никому не чуждо. Я всё равно замерла, взявшись за дверную ручку, с любопытством наблюдая, как Магистр протягивает моему спутнику небольшой, узкий свиток.
   - На следующий день, после бала направляйся к Манорским горам. На заставе Эрнеста Самори, тебя встретят и введут в курс дела, с красной ленточкой.
   - Манорские горы? - бегло пробежавшись по тексту глазами, удивленно переспросил Ринар. - Речь идёт о периодически вспыхивающих восстаниях гоблинов?
   - Да, - развел руками директор.
   - Это практика или командировка? - изумился юноша.
   - Король рассчитывает на тебя, - пожал плечами директор.
   - Польщён его доверием, - с издёвкой в голосе отозвался мой женишок.
   - Ты можешь взять в помощь одного из своих друзей, - с тяжким вздохом, предложил директор.
   - Ульрик Бертан, - без раздумий отозвался тот, резко переходя на деловой тон.
   - Может, лучше Изиль? - с перекошенным лицом предложил Магистр. - Ульрик, несколько... не подходит для данного задания. От вас не требуется грубая физическая сила.
   - Он подходит мне, - безапелляционно заявил Ринар. - Вам прекрасно известно, что в паре мы работаем намного эффективнее, чем поодиночке.
   - Хорошо, - сдался директор. - Пусть будет Ульрик. Только не забудьте, что выезжаете на следующий день после бала. А значит, голова у обоих должна быть ясной.
   Ринар склонился в знак согласия и повернулся ко мне, только сейчас узрев мою скромно притихшую у двери особу. Сказать, что это ему не понравилось - это ничего не сказать. На меня уставились злющим взглядом, и даже зубы оскалили, чтобы развеять все сомнения относительно его отношения к такому наглому подслушиванию.
   Он резко махнул руками, призывая меня пошевелиться и либо выйти за дверь, либо уступить дорогу ему.
   - До свидания, - крикнула я, отмахнувшемуся от меня директору и пулей вылетела за дверь. Что ж так злиться-то? Директора -- вон, моё присутствие совершенно не смутило. А этот долговязый сыч, прошел мимо меня с таким возмущённым видом, словно это я похлопотала, чтобы его отправили разбираться с гоблинами.
   Кстати, а почему его, а не кого-нибудь постарше? Наверняка, мы же не единственные маги в этой стране. Или, вернее сказать, королевстве?
   Юноша скрылся за поворотом на лестницу. По раздающемуся оттуда стуку каблуков, я поняла, что ждать меня не намерены, и, презрительно хмыкнув, медленно пошла следом. Мне так без него намного спокойнее, но с другой стороны, разве нам не нужно обсудить какие-нибудь мелочи? Например, во сколько встречаемся у дверей в бальный зал. Или, какого цвета у меня будет платье, чтобы он подобрал носовой платочек в тон.
   Хотя, это я не знаю местных традиций. Для остальных, может, лишних вопросов и не возникает. Все будут в черном, а платочек принести должна я, желательно чистенький.
   Злорадно ухмыляясь не самым добрым мыслям, вертевшимся в моей голове, я бодро дошла до лестницы, повернулась и, буквально подпрыгнув на месте от неожиданности, отскочила в сторону:
   - Господи Боже, как же ты меня напугал, - пытаясь отдышаться, пробормотала я.
   Ринар стоял, привалившись к стене на три ступеньки ниже этажа. И всё это время смотрел куда-то сквозь меня одним и тем же, ничего не выражающим взглядом уставшего человека. Я тут пять лет жизни с перепугу потеряла, а он даже не извинился, гад!
   - Что ты здесь застыл, как вампир на охоте? - постучала я себя ладонью чуть выше солнечного сплетения.
   - Надеюсь, ты понимаешь, что не должна распространяться о том, что услышала в кабинете? - так же без эмоций осведомился он.
   - О чем? - я даже на всякий случай оглянулась назад, может, я ещё кого-то не заметила и вопрос относится не ко мне? Мало ли? - О том, что тебя заставили идти со мной на танцы?
   - Об этом, - поднял он руку со свиткой.
   - Я не такое трепло, как некоторые, - огрызнулась я.
   - Трепло? - напрягся юноша, впервые за это время, сменив эмоцию с возмущения на вялое удивление.
   - А кто быстренько исповедовался своим дружкам о нашем разговоре? - указала я на аудиторию, в которую вчера днём он меня затащил.
   - Я не... - начал было он, но осекся, досадливо поджав губы. - Как вас вообще туда черт занёс?
   - Не нас, - в тон ему отозвалась я. - А вас. Раз решили мыть кому-то кости, могли бы и проверить, нет ли на соседних полянках лишних ушей.
   - Видимо, у тебя побольше опыта в таких делах, чем у меня, - фыркнул он.
   - Я в чужие дела не лезу, - огрызнулась я.
   - Откуда мне знать, к каким ты относишь мои дела, - парировал он.
   - К чужим, - прошипела я.
   - Хотелось бы верить, - закатил глаза мой собеседник.
   - Иди уже отсюда, - брезгливо помахала я руками. - Обрадуй своего дружка, что скоро к его родне поедите, повидаться.
   - Смотри, при нём этого не ляпни, - тяжко вздохнул парень, разворачиваясь и боком спускаясь ещё на две ступеньки.
   - Иди - иди, - прошипела я. - На сегодня наш лимит общения уже перевыполнен.
   - Надеюсь, превышать его не придется, - недоверчиво отозвался блондин и, развернувшись, бодренько запрыгал вниз.
   - Заяц-переросток, - завистливо оскалилась я.
  
   А вот для меня спуск превратился в настоящее испытание. Мышцы, не привыкшие к физическим нагрузкам, решили устроить забастовку. Шагнуть вперёд - без проблем, но при сгибании опорной ноги во время спуска мышцы словно отключались, лишая меня ощущения контроля над собственным телом. Спустившись всего на одну ступеньку, я в ужасе схватилась за стену. Почему-то этих неприятных ощущений не было, ни когда я шла по коридору, ни когда поднималась по лестнице. В тех направлениях тело прекрасно работало и в ногах разве что самую малость появлялось неприятное тянущее ощущение.
   В итоге теперь, держась двумя руками за перила, каждый новый шаг вниз я делала словно в бездну, костеря женишка Адель, косвенно причастного к моей утренней пробежке. Надеюсь, того икота замучает.
   Сейчас вон как оступлюсь и поскачу вслед за этим зайцем вниз по лестнице, с той лишь разницей, что он отталкивался от ступенек подошвами сапог, а я, что уж мелочиться, всеми возможными частями тела. До первого этажа доcкачу уже настоящим круглым мячиком.
   Хорошо хоть на лестнице почти никого не было. Если появлялся кто-то из Магистров, я учтиво замирала и, здороваясь, не решалась убегать по своим делам, пока ко мне не повернутся спиной.
   - До первого этажа я так точно не дотяну, - простонала я, на границе четвёртого и третьего. Сесть что ли, отдохнуть?
   Следующий пролёт выдался самым сложным, потому что на третьем этаже появились люди, причем в большом количестве. Вспомнив про переход в общежитие, я вздохнула с облегчением и, стараясь выглядеть максимально естественно, поползла вниз.
   - О, Адель! - на спуске с последней ступеньки налетел на меня Ульрик, без предупреждений положив локоть мне на плечи и облокотившись как на костыль, чем едва не припечатал к полу.
   Конечно же, я оступилась, и если бы не реакция громилы, полетевшего вниз вслед за мной, то быть мне если не раздавленной под его весом в лепёшку, то, как минимум, хорошо отглаженной до состояния небольшого пляжного полотенца.
   Парень быстро сориентировался и вернул себе равновесие, по пути схватив меня другой рукой за локоть, чем уберёг от позорного падения.
   - Утречко, - как ни в чём не бывало, расплылся он в счастливой улыбке. - У меня для тебя потрясающая новость.
   - Что, ещё одна? - ужаснулась я, брезгливо выдергивая свою руку и отступая в сторону.
   - Эта тебе непременно понравится, - уверенно протянул Ул. - Ты знаешь у кого твой кровосос разжился плащом?
   - Нет, - насторожилась я.
   Злорадно оскалившись, парень согнулся, чтобы наши лица были приблизительно на одном уровне, и потыкал пальцем в сторону коридора, откуда шла группа девушек.
   Я недоуменно нахмурилась.
   - Влетев в окно одного из кабинетов, он попросту вытряхнул из мантии Магистра Герульди, - с упоением прошептал он. - Тот, видимо, начал сопротивляться и его ещё и покусали. Нашли бедолагу только под утро, забившимся под стол и отбивавшимся от своих коллег единственным уцелевшим ботинком.
   Поскрипев мозгами, я вспомнила Магистра, заставившего меня выступать вчера перед аудиторией, и нервно хохотнула.
   - А вы говорите кровосос, монстр, хочет только крови, - стараясь выглядеть серьёзной, забурчала я. - Два часа знакомы, а уже вон сколько пользы.
   - О, Леонсия! - переметнулся Ульрик к поравнявшейся с нами блондинке. - Как папа?
   - Ой, он в большом стрессе, - тяжко вздохнула девушка, а я почувствовала, что мои губы против воли расплываются в идиотской улыбке. Это была именно та, худосочная блондинка, что вчера красочно расписывала перед Ринаром мою истерику в душевой.
   - Но лекари говорят, что кровопотеря не смертельна, - грустно закончила она.
   - Эдвард, ты чудо! - себе под нос прошептала я, не удержавшись от одиночного смешка.
   Девушка метнула в мою сторону недовольный взгляд, но, узрев Адель, скривилась, как при виде мадагаскарского таракана.
   - Боги, опять ты здесь, - закатила она глаза. - Да ещё и в каком-то рванье. Что, папочка урезал содержание?
   - Это не рваньё, - надменно ухмыльнулась я, не в силах так быстро стереть с лица довольную улыбку. - Это шаровары.
   Ввиду резко подскочившего настроения, на ходу придумала я название своего наряда. А что? Похоже. Особенно, если резиночки внизу пришить.
   - Шара, что? - снова оглядела она меня с ног до головы, делая несколько шагов в центр образовавшейся между нами площадки. - Дополняешь свой округлый облик шаровидными ногами?
   - Шаровары, - по слогам повторила я. - Это один из элементов национальной одежды восточных женщин.
   - А, пижамные штаны, - протянула она, с улыбкой оборачиваясь вокруг своей оси.
   Девушки, стоявшие среди наших немногочисленных зрителей, поддержали её дружным смехом. На публику работаем? Что ж, я тоже так умею.
   - Нет, ты, кажется, опять не поняла, - томно захлопала я глазами. - Я говорю о Востоке! Ну, знойная пустыня, шатры, гарем, кадаиф, пахлава, пишманье (моя слабость), рахат-лукум, шамшир, самзир, - с восторженной улыбкой взмахнула я воображаемой саблей. - Восточные танцы живота, сказки тысячи и одной ночи, наконец.
   Девушка слушала явно незнакомые для неё слова и хмурила брови.
   - Хотя, - резко перешла я на печальный тон, виновато опустив уголки губ. - Ты, наверно, ещё не выезжала за пределы нашего государства и не понимаешь, о чём я говорю.
   - В... Вообще-то, - нервно дернув головой, резко повысила голос Леонсия. - Когда я была во дворце...
   - Что, даже за пределы города не выезжала, - с наигранным удивлением перебила я, закрывая рот ладонью.
   Та покраснела, как варёный рак, что даже пробор в светлых волосах побагровел, но я старалась не оставлять ей ни секунды для ответной реплики, на этот раз перейдя к рассудительному тону повествования:
   - Ну конечно, твой отец столько сил отдаёт на воспитание подрастающего поколения магов, что на твоё дополнительное разностороннее образование у него не остаётся ни времени, ни денег.
   - Да будет известно тебе, бесталанному недоразумению, - взвилась она. - Мою подготовку оценил сам королевский маг, и после окончания Академии я поступлю на службу во дворец!
   - Это замечательно, что ты будешь там работать, - снисходительно улыбнулась я. - Кому-то же ведь надо мыть тарелки, после того, как мы будем заезжать туда на званный ужин. Да и королева очень любит магические представления. Мы с ней с удовольствием посмотрим, что интересного ты для нас придумаешь.
   - Ах, ты... - кто я, она не договорила, губы застыли в зловещем оскале, серые глаза девушки заблестели в полумраке коридора серебряным цветом, а на скрючившихся пальцах правой руки заискрились мелкие молнии. Она плавно повернулась ко мне лицом...
   - Слушай, Адель, - подлетел ко мне Ульрик, снова облокотившись локтем мне на плечи и полностью скрыв за своими габаритами озверевшую Леонсию. - А ты, правда, в курсе про гарем, танцы живота, - быстро заговорил он, чуть оттесняя меня в сторону.
   - Правда, - смерила я его недобрым взглядом. Что ж так наваливаться-то?
   - Там же в гареме этими танцами, - басистым шёпотом, нерешительно протянул он. - Ну, ты понимаешь...
   - Жены пытаются привлечь к себе внимание их общего мужа, хотя бы на одну ночь, - продолжила я мысль за него, со всей силы двинув парня локтем под ребра. Хотя нет, скорее в живот, до рёбер больно высоко тянуться.
   Боже! Как же больно! На нём что, стальные доспехи? Распахнув рот в молчаливом крике, я схватилась за свой локоть, даже слезы выступили.
   - Да, - отчаянно покраснел мордоворот, даже не вздрогнувший от моего удара, хорошо хоть свою ручищу догадался с меня убрать. - Ты знаешь эти танцы?
   - Как раз разучиваю, - простонала я, растирая травмированную конечность и с опаской косясь на живот Ульрика. Нет там никаких доспехов. Обычная синяя рубашка от школьной формы. Это у него пресс настолько твердый, что ли? Такое вообще возможно?
   Мои слова нельзя назвать ложью. Спасибо "Великолепному веку", уж танец Хюррем я точно повторить могу. Хотя что-то мне подсказывает, до настоящего соблазнительного исполнения ему так же далеко, как до луны.
   - Покажи, - с горящими глазами, наклонился ко мне мордоворот.
   - С ума сошёл? - в полный голос возмутилась я.
   - Хорошо-хорошо, сглупил, не сердись, - примирительно поднял он руки, а потом резко наклонился к моему уху. - А давай я тебе подгоню парочку... - изобразил он руками женскую фигуру. - И ты их чему-нибудь научишь, а?
   - Нет, - без раздумий ответила я.
   - Ну, тебе жалко, что ли? - выпрямившись, надулся он.
   - Невесте твоей покажу, - предложила я.
   - Боюсь к тому времени, когда моя невеста сможет продемонстрировать соблазнительные танцы, меня уже будет интересовать совершенно другое, - загрустил парень.
   - Кефир, клистир и теплый сортир? - поинтересовалась я.
   - Почти, - он надул губы в преувеличенной скорби и, смахнув с лица несуществующую слезу, почти натурально всхлипнул. - Молодая жизнь так коротка.
   - Подожди, - задумалась я. - У мужчины же три возраста. Раз сейчас: водка, лодка и молодка, то следующий будет: кино, вино и домино. Так что, по крайней мере, посмотришь с интересом.
   - Злая ты, - фыркнул он и в лучших традициях трагикомедии, закрыл лицо руками и простонал. - Я уже пью вино. А кстати, что такое кино?
   Я уже перестала сдерживать смех и расплылась в веселой улыбке. На заднем фоне хохотал Изиль.
   - Спокойное созерцание приятных вещей, - привела я вольный перевод.
   - Я тоже умею танцевать танец живота, - раздался в коридоре писклявый и на редкость противный голос.
   Похоже, кого-то от злости сорвало на фальцет.
   - Родная, - высунувшись из-за мордоворота, удивившегося этому воплю больше меня, и оглядев девушку с ног до головы, спокойно заговорила я. - Для того чтобы исполнять танец живота надо иметь хотя бы небольшой животик, а он у тебя прилип к позвоночнику. Не думаю, что парней сильно впечатлит твое потрясывание костями.
   - Думаешь, холодец им больше по вкусу, - огрызнулась та. Она хоть и была стройной, но фигура на соблазнительную не тянула вообще. Ни груди, ни попы. Прям, идеальная модель моего мира. Только наши, при этом, ещё и ростом с Ринара, а Леонсия всего-то на полголовы выше меня.
   - Пока толстый сохнет, худой сдохнет, - усмехнулась я. - Так что молись, чтобы я не похудела.
   - Да скорее рак на горе свистнет, чем ты похудеешь, - с надменным видом сложила она руки на груди.
   - Помнится, кто-то уже говорил, про пересчитывание вампирьих зубов, - хохотнул Изиль. - И как всё развернулось.
   - Да, глупо получилось, - почесал затылок Ульрик.
   - Запишись осенью на занятия ясновидения, - с издевкой предложил полуэльф. - Вдруг, это твой не раскрытый дар.
   - Вижу, - замер громила, разводя руками как Кашпировский. - Вижу, как сегодня на тренировке, ты упадешь мордой в грязь.
   - Может, в пыль? - подбежала к нам со стороны общежития зевающая Калиса, и почему-то сразу облокотилась локтями на мои плечи. - Дождя, вроде, не ожидается.
   - Сегодня на площадке случайно разольют два ведра воды, - закатил глаза Ульрик.
   - Вы издеваетесь, что ли? - под дружный смех, прошипела я, нетерпеливо дернув плечами. Желание второй раз бить кого-то из практиков под дых даже не возникло. - Что вас всех так тянет на меня облокачиваться? Я вам барная стойка, что ли?
   - Неа, - зевнула девушка. - Ростом не вышла. Как тумбочка. Или винная бочка.
   - Ну, знаешь, - дернулась я в сторону, из-за чего той пришлось прервать очередной сладкий зевок, спешно ловя равновесие.
   - Вредная, какая, - фыркнула она. - Как же спать хочется. Кто бы знал.
   - По какому поводу сборище? - поднялся по лесенке мой жених.
   - Ринар! Доброе утро, - тут же повисла на его руке Леонсия, вертясь около него чуть ли не как вокруг шеста. - Ты подумал насчет бала? Во сколько мы встречаемся? Ну, Ринар, - дергая его за рукав рубашки, надула она губы.
   - Порвешь, - брезгливо сморщившись, оторвал он её пальцы от своей одежды.
   - Ты обещал подумать, но у меня уже нет сил ждать, когда ты скажешь, да, - канючила она. - Ну, Ринар. Остался один день.
   Я наблюдала за этой сценой с искренним интересом. Уже заранее зная итог разговора и главное, не испытывая никаких отрицательных эмоций. Наоборот, было очень любопытно, как мой женишок выпутается из этой неприятной ситуации. При мне предложит встретиться в зале, после первого танца или отведёт блондинку в сторонку.
   Будь на моём месте настоящая Адель, по уши влюблённая в эту вяло отбивающуюся от девушки каланчу, той было бы очень больно. Она бы вряд ли обратила внимание на раздражение, то и дело сквозящее на лице Ринара.
   - Стерпишь? - ехидно прошептала рядом Калиса.
   - Убью. Наповал, - равнодушно отозвалась я, и уже громче крикнула сладкой парочке. - Барби, расслабься, он идет на танцы со мной.
   - Что? - недоуменно обернулась ко мне девушка, как впрочем, и остальные.
   - Это ведь мой первый бал, - наивно похлопала я глазами. - Не мог же он оставить меня одну в такой ответственный момент.
   Ринар удивленно изогнул бровь и ехидно хмыкнул.
   - А что, разве была какая-то другая причина нашей сегодняшней утренней встречи? - с наигранным изумлением спросила я жениха, бросив короткий взгляд на Ульрика.
   - Конечно, нет, радость моя, - устало отозвался он.
   - Это правда? - наконец-то отцепилась от его руки Леонсия.
   - Да, - так же спокойно согласился юноша, посмотрев на девушку, развел руками и обреченно вздохнул.
   - Ты же не обязан с ней идти, - взвилась она, тот только согласно кивнул, отворачиваясь к друзьям.
   - Так откажись, - потребовала блондинка, снова дернув его за руку. - Скажи, что передумал.
   - Зачем? - поморщившись, спросил он.
   - Если ты пойдешь с ней, то между нами всё будет кончено, - взвизгнула она.
   - Хорошо, - вздохнул Ринар.
   - Видела, - победно оскалившись, обернулась она ко мне.
   - Ровно в шесть, в холле третьего этажа, - глядя мне в глаза, проговорил жених. - И не опаздывай. Вся Академия тебя ждать не будет.
   - Слушаюсь и повинуюсь, о свет моих очей, - сложив ладони, качнула я головой в намеке на поклон.
   - Подождите, вы сейчас серьёзно, что ли? - с блеском в глазах пихнул друга в плечо Ульрик. - Вау, день как никогда богат на события.
   Ринар качнулся и, оступившись, зло посмотрел на приятеля.
   - Уууу, - протянул тот. - Хреново выглядишь.
   - Ты сегодня вообще спал? - подошел к ним Изиль.
   А ведь действительно, он выглядит очень уставшим. Наверно поэтому и такой злой.
   - Нет, - огрызнулся мой жених. - Полночи думал, как моя невеста одна на бал пойдет.
   - Не придушить ли её заранее, чтоб не мучилась, - в тон ему продолжила я.
   - А кстати, хорошая идея, - изобразив глубокую степень задумчивости, отозвался блондин. - Что ж она не пришла мне в голову пару часов назад?
   - Заблудилась, пока тебя по всей школе искала, - усмехнулась Калиса.
   - Адель, ты меня второй день поражаешь своими высказываниями, - насторожился Ульрик. - Может, вампиры тебя всё-таки покусали?
   - Ехидна её покусала, - ответил за меня жених.
   - У ехидны нет зубов, - возмутилась я.
   - Надо же, как вы с ней близко знакомы? Ул, пойдём, поговорить надо, - устало отмахнулся блондин и, поманив друга за собой, пошел к лестнице, ведущей вниз.
   - Хорошо, - удивленно согласился тот. - Через пять минут, только забегу к директору за распределением. Хорошо?
   - Не стоит, твоя практика уже у меня, - держась за перила, обернулся Ринар.
   - Да? - удивился громила. - Тогда пойдём, поговорим, - радость мгновенно слетела с его лица, уступив место хмурой настороженности. Интересно, гоблины - это так опасно?
   - Леонсия, если мы не пойдём прямо сейчас, то точно опоздаем, - взяв замершую столбом блондинку за руку, подруга потянула её в сторону лестницы наверх.
   - Да, действительно, что-то я отвлеклась, - отстранённо отозвалась та, охотно ухватившись за возможность уйти. Правда бросила на меня на прощание такой взгляд, что я должна была либо умереть в страшных муках, либо сразу осыпаться кучкой пепла. Я даже себя оглядела на всякий случай. Маги всё-таки, мало ли что они взглядом сделать могут.
   - Опять им что-то интересное досталось, - наблюдая, как двое парней спускаются вниз, нахохлился Изиль. - А меня, небось, снова к эльфам отправят. Ненавижу этих остроухих снобов.
   - Доброе утро, я не сильно опоздал? - появился со стороны перехода Вилас и, внимательно посмотрев на нашу, перегородившую центр коридора троицу, насторожился. - Я что-то пропустил?
   - Привет, Вил, - похлопала его по плечу Калиса. - Ничего серьёзного, я тебе по дороге все расскажу. Пошли уже, перед смертью не надышишься.
   - А остальные?
   - Они уже отстрелялись, - отозвался Изиль.
   Ребята так же направились к лестнице, вспоминая прошлые нелицеприятные сюрпризы от директора, в виде скучных или опасных поездок.
   - Калиса, - к собственному удивлению, остановила я, уже успевшую подняться на пару ступенек, девушку. - А вы, правда, всю ночь не спали?
   - Мы спали, - удивилась та. - Правда раза в два меньше некоторых. А что?
   - Тогда почему Ринар, нет? - не поняла я.
   - А, ты об этом, - засмеялась магичка и, облокотившись на перила, доверительно зашептала. - После того как под утро выяснилось, что на Магистра напали в помещении, он решил ещё раз перепроверить здания на предмет спрятавшихся где-нибудь тварей. Наверно, Эдварда твоего искал.
   - А разве нельзя замок обследовать как-то по-быстрому с помощью заклинания? - удивилась я.
   - Не пугай меня, - притворно ужаснулась девушка. - Ты же, вроде, считаешься умной. А всем, хоть сколько-нибудь разбирающимся в магии, известно, что на этих тварей магия почти не действует. Их можно только или сжечь или разрубить.
   - Не действует, и не обнаруживает - разные вещи, - насупилась я.
   - Если бы их можно было обнаружить с помощью магии, а не собственных глаз, то их ульи не появлялись бы вблизи наших сел и столько людей не становились бы их добычей, - надменно пояснил полуэльф.
   - Поняла уже, - огрызнулась я. - Что он на Эдварда охотиться вздумал, можно подумать ему не все равно сожрут меня или нет? - пробормотала я себе под нос.
   - Ему, может, и все равно сожрут тебя или нет, но ты здесь не одна, - напомнил Вил.
   - Тогда почему вы с ним не пошли?
   - Потому, что вампиры не любят находиться в жилых человеческих строениях, - улыбнулась Калиса. - А гиперответственностью мы не страдаем.
  

Глава 8. Модные веяния.

   До своей комнаты я добралась уже без приключений. Луиза сидела на кровати, стараясь расчесать спутанные после мытья волосы.
   - Где тебя с утра пораньше носило? - дергая расчёску, сердито спросила девушка.
   - У директора, - честно ответила я.
   - С чего бы вдруг? - насторожилась та.
   Пришлось пересказать краткое содержание недавних событий.
   - Ты с ума сошла! - расхаживая по комнате, возмущалась девушка. - Я же просила так себя не вести.
   - Хорошо, в следующий раз буду невнятно пищать и заикаться, - собрав вещи, огрызнулась я. - Я в душ, а ты прибери тут, опять вещи везде набросаны.
   - Теперь ещё с этим балом проблемы, - насупилась она. - Ты хоть танцевать-то умеешь?
   - А что там уметь-то? - фыркнула я в дверях. - Раз-два-три, раз-два-три. Всё же от партнёра зависит. Как поведет, так и танцевать буду.
  
   Вернулась я довольная и помытая. Кто-то наполнил все бадьи заранее и, пользуясь моментом, я перебегала из кабинки в кабинку, не утруждая себя прыжками по скамейкам. Благо лето, и на улице такая жара, что чуть теплая вода не казалась такой уж холодной.
   - А мы идём в город, а мы идём в город, - вертелась перед зеркалом Луиза.
   - Ты так радуешься, словно вас отсюда только по большим праздникам выпускают, - зевнула я. Вот теперь-то недостаток ночного сна начал сказываться. - Почему опять вещи везде набросаны.
   - Ой, извини, - быстро начала она собирать разложенные по всей комнате платья и юбки. - Какая ты у меня стала чистоплюйка.
   - Помучайся девятнадцать лет с аллергией на пыль, удивишься, почему я тебя не заставила под кроватями полы вымыть, - отмахнулась я, распутывая длинные волосы.
   Расчесать их удалось довольно быстро, но вот заплести... Нет, я умею заплетать косу. На ночь. Чтоб проснуться с волнистыми волосами. Но вот заплести аккуратную, с которой можно показаться на людях - эта миссия для меня почти невыполнимая. Вроде бы всё делаю правильно, но её почему-то вечно перекашивает на один бок.
   Спустя полчаса Луиза сжалилась над моими потугами и, усадив на стул, лично принялась за мою прическу.
   - Кстати, хотела спросить, - вспомнила я свою пробежку. - А почему ты не сказала, что Адель дружит с Ореном?
   - Дружит с Ореном? - удивилась та. Перекидывая мне через плечо кончик косы. - Кто тебе такое сказал?
   - Никто, просто так показалось, - напряглась я.
   - Он странный, - нахмурилась девушка, усевшись обратно на кровать и выискивая что-то в шкатулке с украшениями.
   - Странный? - пришла моя очередь удивляться.
   - В прошлом году едва ли не хвостом за ней ходил. В наши разговоры влезал. И как-то раз предложил побить Ринара, - недовольно перечислила та.
   - И Адель отказалась? - усмехнулась я.
   - Конечно! Кто же позволит причинить боль любимому человеку.
   - Ну и глупая, - пожала я плечами. - Интересно, предложение ещё в силе?
   - Нет, не смей! - моя собеседница вскочила на ноги, пылая праведным гневом, шкатулка шмякнулась на пол, и по полу в разные стороны покатились брошки, булавки и заколки.
   - Да не бойся ты так, не за что мне его пока бить, - попыталась я успокоить разволновавшуюся девушку. - Но на будущее надо же знать свои возможности? Мало ли что он может выкинуть. Сегодняшнее его поведение с Леонсией меня здорово удивило. Если он так ведёт себя с любимой девушкой, то что может сделать мне?
   - Подумаешь, - задрала нос девушка. - Может, он уже тайно влюблен в Адель.
   - Возможно, - засмеялась я. - Только это пока тайна даже для его воображения.
  
   Чтобы избежать конфуза, одежду мне выбирала Луиза, и помимо прочего мне досталась укороченная юбка (сантиметров на десять короче школьной формы) и сапоги.
   - Вообще-то на улице жарко, - напомнила я, с недоумением оглядывая зашнуровывающую обувь приятельницу.
   - И что? - нахмурилась та. - Не туфли же надевать. В город всё-таки идём, а не в парк на прогулку. Ты готова? Идем?
   - Почти, - оглядела я себя. - А что с деньгами?
   - Возьми у себя под матрасом, - указала Луиза на мою кровать. - Надо выкупить твоё платье, так что бери как минимум два золотых.
   - Это что за залежи золотого запаса? - опешила я, при виде пяти плотно набитых кулечков и небольшого тоненького коричневого кошелька.
   - Адель же богата, - напомнила девушка. - Раз в месяц ей привозят деньги на личные нужды. Но так как трат у нас не много, деньги просто скапливаются, так сказать на черный день.
   - Видимо он настал, - усмехнулась я, пересыпая в кошелёк треть одного из мешочков. - У меня стресс, а шопинг-терапия лучшее лекарство для восстановления нервной системы.
  
   Причина выбора нарядов разъяснилась, как только мы вышли за главные ворота. Около школы шла утоптанная грунтовая дорога с дощатыми тротуарами. Главные улицы оказались выложены брусчаткой и повсюду бешенное количество конского навоза. Издержки основного вида транспорта. Надо сказать, крайне неприятного на запах.
   Мы были избавлены от необходимости брезгливо приподнимать юбки, когда перешагивали через эти благоухающие шарики, а сапоги, по заверениям Луизы, в школе нам почистят домовые.
   Сама столица, Бергенславск (кто ж такую гадость выдумал? Для меня будет просто Бергер), представляла собой нечто среднее между небольшим европейским городом и хорошо завуалированным свинарником. Его можно было условно разделить на чистенькую (не считая лошадок) лицевую сторону и вонючую изнанку.
   Канализация в городе была в виде большого количества сточных канав, располагавшихся между зданиями, так сказать, во дворах. Разве что, они тут не квадратные, а длинные и темные, тянущиеся вдоль основных улиц. Увидеть эту "красоту" можно только, если приходится пройти через небольшие проулки на параллельную парадной улицу. Канавы старались закрывать дощатыми мостиками, но запаху это не мешало.
   В центре, дома преимущественно каменные, двух-трехэтажные, не отштукатуренные, но обилие цветов на окнах, сглаживало серую непривлекательность камня. На первых этажах бесчисленное количество лавок, мастерских, аптек, парикмахерских. Кафе и местные общепиты, занимали только первые этажи гостиниц (по-местному: постоялых дворов), с весьма неаппетитными названиями. Например, в "Дохлый петух" или "Свиное рыло" я бы не решилась зайти пообедать. Но народу там галдело столько, словно у заведения не меньше трех звезд Мишлен.
   Людей в городе толпилось много, как-никак базарный день. Пару раз нам даже попадались расторопные мальчишки, с поразительным энтузиазмом загружавшие в телеги лошадиный навоз. Готова поспорить, что они и за уборку улиц деньги получат, и местные отходы потом в качестве удобрений в соседней деревне продадут.
   Моя фигура уже не казалась мне настолько ужасной. Большая часть женщин как раз и была низенького роста и дольно полноватой. Высокие мужчины и женщины, встречающиеся нам на пути, выделялись не только своим ростом, но и дорогой одеждой. То есть получается, что чем богаче, тем выше что ли? Наверно это как-то связано с питанием. Странно только почему Адель едва дотянула до полутора метров.
  
   Первым пунктом нашей программы стояла портниха.
   Приятная пухленькая женщина и две её помощницы обрядили меня в длинную майку с выточками в районе груди и кружевным вырезом, потом затянули в корсет и в довершение нацепили огромное розовое платье с объёмной пушистой юбкой.
   - Трындец, - выразила я свой восторг по поводу явившегося мне отражения. - Нюша в ожидании принца. Только волосы ещё надо в красный цвет перекрасить.
   Не имея никогда счастья познакомиться с классическим вариантом корсета, мне всегда казалось, что он призван сделать у девушки осиную талию.
   Сейчас же эффект оказался абсолютно противоположным. Если раньше талия у меня угадывалась, пусть и в складках спасательного круга, но я хотя бы могла её нащупать. Сейчас тело от подмышек до бёдер стало совершенно ровным. Ни неприятных складок, ни естественных изгибов, столб столбом.
   Впереди ситуация обстояла не лучше. Толстый живот действительно исчез, частично скрывшись под многослойной юбкой, а частично распределившись под корсетом, равномерно заняв всё пространство. То есть, если до этого живот был внизу, теперь он начинался от груди. Небольшой груди, попросту потерявшейся на фоне быкоподобного тела в корсете. В итоге, теперь от выреза до начала юбки шла ровная взлётно-посадочная полоса. А роль соблазнительных округлостей взяли на себя пришитые к вырезу розочки.
   - Вам что-то не нравится? - удивилась модистка.
   - Всё отлично, - отозвалась я, не в силах оторвать взгляда от собственного отражения. - Осталось только хрюкнуть для завершения образа.
   - Но это именно то, что вы хотели, и на прошлой примерке вы остались довольны, - нерешительно напомнила та.
   - Платье восхитительно, - поспешно заверила я. - Мне не нравится то, что под платьем.
   - Простите, - непонимающе захлопала глазами модистка.
   - Нужен push-up, - приподняв грудь, кивнула я своим мыслям. - Госпожа, у вас бюстгальтеры есть?
   - Есть, - засмущалась женщина. - Но это определенно не ваш случай.
   - Несите, - решительно потребовала я. - А там разберёмся.
   Я, конечно, не ожидала увидеть кружевное произведение искусства "Виктория Сикрет", но и два конусовидных кружка на широких лямках стали для меня полной неожиданностью.
   - Это вы шили? - уточнила я. А то сейчас раскритикую это новомодное творение в пух и прах и останусь без портнихи.
   - Нет, - покраснела та. - Но я могла бы его ушить.
   - Скорее набить, - поправила я, окончательно введя в ступор всех присутствующих здесь четверых дам. - Дайте-ка сюда.
   Надев нижнее бельё прямо поверх платья, я потрясла плечами, критически осмотрев белую конструкцию.
   - Мадонна, блин, периода загульной молодости, - скривилась я.
   Конусы смотрели в разные стороны, причем под совершенно разными углами. Какой размер должен был там поместиться, не представляю, так как подобной вытянутой формы в природе не водится. Для большой груди ширина не та, для маленькой, чашечки слишком глубокие.
   - Значит, так, - вздохнув и уперев руки в непривычно ровные бока, обернулась я к окончательно стушевавшимся портнихам. - Если я нарисую вам подробную инструкцию, вы сможете к утру сшить мне настоящий, удобный и полезный в женском гардеробе бюстгальтер, который у вас потом на коленях будут выпрашивать все девушки, женщины и бабушки города?
   - Почему будут выпрашивать? - насторожилась модистка.
   - Потому, что правильно подобранный бюстгальтер способен творить чудеса, - назидательно сообщила я.
   - Адель, - простонала сбоку Луиза, там самым, дав название нашему творению. А почему нет? В моём мире выбранная мною модель называется Анжелика, пусть тут носит гордое имя - Адель.
   Вспоминать детали, к которым никогда не присматривался, оказалось не так уж легко, но через каких-то два часа, горы исписанных бумаг, исколотых пальцев и изрезанных лоскутов у госпожи Шеко (кстати, хорошее название для будущей империи нижнего белья) получился максимально похожий на нужный мне вариант. Правда, пока только в наметке, но это уже больше половины дела. Я надеюсь, что половины.
   Уже выходя из задней комнатки, я заметила пристроившийся в углу манекен в шикарном темном платье, по покрою очень напоминающее нашу "русалку".
   - Боже, какая прелесть, - застыла я перед этим творением. - А оно продается?
   - Вам правда нравится? - с надеждой спросила женщина. Я смогла только кивнуть. - Тогда можете примерить. Это моя личная выкройка и вам должна быть почти впору.
   Платье действительно очень отличалось от того, что я надевала раньше. Темно-синее, вышитое бисером и камнями, оно шло цельным кроем до середины бедра, откуда уже разводилась юбка. Квадратный вырез безумно шел телу Адель, вместо обычных рукавов к нему была пришита легкая полупрозрачная накидка, скрывающая и складки на спине и полноту рук. Корсет на моё счастье под платье просто не поместился.
   - Я его беру, - восторженно заверила я.
   - Уверены? - усомнилась модистка, дернув платье вместе со мной внутри, пытаясь поправить на спине шнуровку, которая всё никак не хотела вставать ровно посередине, а уползала на пояснице в левую сторону. - Мне кажется, цвет невыгодно подчеркивает ваш цвет лица.
   - Ничего, немного косметики и от синяков не останется ни следа, - беззаботно заверила я. Луиза, уже высказавшая мне очередную претензию на тему, что "Адель такое бы никогда не надела", получила ответное: "А я тебе и не Адель", и презрительно фыркая, сидела в сторонке.
   Ну, в конце концов, если Адель нравится быть жирненькой розовой свинкой, то пусть надевает своё платье в следующий раз, я же его тоже оплатила. А мне больше по душе быть синей полудохлой русалкой, помирающей от ожирения. Хотя, если надеть высокие каблуки, сантиметров по десять-двенадцать, то фигура визуально вытянется и платье сядет намного лучше.
  
   У сапожника ситуация повторилась. Он вынес мне безумно удобные розовые туфли в жуткую розочку, сшитые специально по моим меркам. С синим платьем они не гармонировали ни по цвету, ни по фасону, ни по высоте каблука. Трёх сантиметров мне мало, подол будет по полу волочиться. Тогда точно растянусь в зале и как настоящая хвостатая русалка, пыхтя, поползу в нашу комнату. Ринар меня на руки не поднимет, разве что схватит за ноги и выволочет в коридор, чтоб другим танцевать не мешала.
   Обкусывая губы, я старательно выводила на бумаге изящные шпильки, выдаваемые за туфли моей мечты, в самом конце бумагомарательства капнув здоровенную каплю с деревянной перьевой ручки.
   - Вот в такую же кляксу превратишься и ты, навернувшись с этих ходулей, - заверил старенький низенький мастер, критически рассматривая картинку.
   - Но вы можете их сделать? - с надеждой спросила я.
   - К завтрашнему дню нет, - вздохнул он. - А к осени, может быть.
   - Давайте, хотя бы к осени, - печально вздохнула я. - А пока, может, у вас есть что-то готовое, черного цвета?
   Из темного нашлись только женские дородные туфли на таком же небольшом каблуке, по местным меркам считавшиеся очень высоким - почти пять сантиметров, не больше. Выдернув шнурки и пошаркав ногами по полу, я заявила:
   - Годится.
   - Они же шились для другого человека, - взывала к моему разуму Луиза. - Ты ноги в кровь натрешь.
   - Не натру, - насупилась я. Я за всю свою жизнь ни разу не носила обувь, сшитую лично для меня, но ничего, жива.
   - Я отрежу всё лишнее, ровно подошью края и сделаю небольшие ремешки, чтобы туфли не спадали, - заверил стоящий на коленях и делающий прямо на мне какие-то пометки сапожник. - Завтра в обед мой посыльный доставит их в Академию.
   - Замечательно, - обрадовалась я. - Спасибо большое. Вы просто мой спаситель.
  
   Так как платье и туфли для Луизы они с Адель заказывали вместе, с основной частью наших покупок было закончено. Все готовые вещи так же с посыльным были отправлены в Академию, где мы сможем забрать их на первом этаже общежития и лично дотащить до своей комнаты.
   Дальше шла развлекательная программа, включающая в себя прогулку по ярмарке и обед в местной забегаловке. По крайней мере, так думала моя спутница. Она же не знала, что её подруга превратилась в одержимого шопоголика.
   Мне нужна была косметика для замазывания появляющихся от платья синяков под глазами, одежда для утренних пробежек, нормальная расческа, новое полотенце, ну и понеслась душа в рай. Не знаю, как так получилось, но содержимое кошелька очень быстро уменьшилось в три раза. Я тащила две здоровенные сумки. Ещё одну, сверкая на меня сердитым взглядом, несла Луиза. Возразить вслух она не решалась, так как часть вещей была куплена для неё.
   Также для поднятия настроения я решила прогуляться по местным салонам красоты, где и нашла мастера пыточного дела, под моим неусыпным контролем придавшего форму моим бровям и даже поделившегося щипчиками для самостоятельной коррекции. Луиза результат оценила, но испробовать его на себе не решилась.
   В школу мы вернулись уже ближе к ужину, довольные, но уставшие как два верблюда. Сумки оттягивали руки, да и спать хотелось просто смертельно. Я переставляла ноги с одним единственным желанием - прийти в комнату и упасть.
  
   К стенам учебного заведения мы вышли по другой дороге и оказались не перед главными воротами, а перед вторыми, находящимися между факультетом практиков и конюшней. Решив не тащиться вдоль стены, мы зашли на территорию и почти сразу стали свидетелями чужого скандала.
   Недалеко от конюшни, в тени деревьев стояло двое блондинов.
   Леонсия что-то ожесточённо кричала, размахивала руками и топала ногами. Слов на таком расстоянии разобрать было нельзя. Ринар больше отмалчивался, отвечал односложно, периодически хватаясь за голову и взывая к небу.
   - Ты это видишь? - расплывшись в счастливой улыбке, дернула меня за рукав Луиза.
   - Да, - пошли скорее отсюда.
   Блондинка резко замахнулась, чтобы отвесить парню пощечину, но тот схватил её руку на лету, гаркнул, заставив ту отшатнуться, с размаху отпустил руку и уже сам начал кричать на повышенных тонах.
   - Какой пошли. Я хочу знать, чем всё закончится, - отмахнулась девушка и, согнув спину, перебежала за ближайшее дерево.
   - Что ты творишь? - подойдя следом, прошипела я. Руки заняты, и оттащить девушку принудительно я могу разве что, схватив за шиворот зубами. - Нас, их разборки не касаются.
   - Я так хочу, чтобы он её бросил, - простонала девушка, с прищуром наблюдая за скандалом.
   - Тебе-то, какая разница? - изумилась я.
   - Ты же тоже должна радоваться. Тьфу! То есть, Адель будет рада, - поправилась та. - Теперь он будет только её.
   - Ничей он тогда не будет, как ты этого не понимаешь, - взмолилась я, прислонившись спиной к дереву. У меня не было ни малейшего желания наблюдать за чужим скандалом. - На чужом несчастье счастья не построишь. Сейчас он от этой избавится, а потом и от твоей Адель.
   - Он влюбится в Адель, я уверена, - прошептала девушка.
   - В конце концов, это неприлично, - разозлилась я.
   Ответа не последовало.
   - Пошли домой, - прошипела я, спустя минуту.
   Опять тишина.
   - Да, твою дивизию, я с кем говорю вообще? - повернувшись к своей спутнице, я поняла, что ни с кем, девушки на прежнем месте не было.
   - Луиза? - тихо позвала я, поднимая глаза на скандалистов, но тех на прежнем месте тоже не оказалось.
   Сглотнув и медленно отступив обратно за дерево, я повернулась в сторону дороги к общежитию и подпрыгнула на месте.
   - О Боже! - взвизгнула я, всплеснув руками и своими баулами, сразу оба прижав к груди, как толстый щит.
   Всего в метре от меня стоял злой как черт Ринар.
   - Злорадствуешь? - оскалившись, прорычал он.
   - Не...не...не...нет, - заикаясь помотала я головой. - Мы тут... это... случайно... проходили.
   - Мы? - переспросил он.
   - Да, - нерешительно оглянулась я назад, но моей спутницы рядом так и не появилось. - Мы шли из города... и... вот, - хлопая глазами, показала я свои сумки.
   Жених ещё злее сощурил глаза, но комментировать мои оправдания не стал, развернувшись на каблуках, молча пошел в сторону зданий.
   Я простояла с открытым ртом ещё минуту, а потом взорвалась.
   - Луиза! - резко развернувшись, заорала я. - Где ты опять окапалась, трусло несчастное?! Найду, убью к чертям собачим!
   - Он уже ушел? - раздался тоненький голосочек из ближайших кустов.
   - Вылезай, - в ярости прорычала я. - А то, клянусь, хуже будет.
   Та выползла на четвереньках, отряхнула испачканную в земле юбку и виновато улыбнулась.
   - Я же просила пойти домой, - набрав воздух, снова закричала я. - Но нет, тебе приспичило посмотреть поближе. А огребла в итоге я? Вот только интересно за что?
   - Я думала, ты тоже смотришь и успеешь спрятаться, - опустила глаза Луиза.
   - Что ж не вылезла, когда поняла, что я не прячусь? - вот теперь она меня капитально разозлила. - Сложно было хотя бы постоять рядом со мной для достоверности?
   Девушка насупилась и виновато шмыгнула носом.
   - Заячья душонка, - окончательно рассвирепев, я размахнулась сумкой и ударила ею девушку.
   - Ай, больно, - схватилась она за руку.
   - Какой больно, там одни тряпки, - фыркнула я, отворачиваясь и поудобнее перехватив ношу, зашагала к общежитию.
   - И туфли, - обижено напомнили сзади.
   - Зато можешь радоваться, я в кои-то веки общалась с Ринаром в стиле Адель, - огрызнулась я.
  

Глава 9. Чудовище.

   Проснувшись в сгущающихся сумерках, я поняла, что выспалась и вертеться в кровати нет никакого смысла. Луиза мирно посапывала на другой стороне комнаты, никак не реагируя на посторонние звуки.
   Лицо, представшее передо мной в зеркале, выглядело особенно непривлекательно. И дело совсем не в полноте, а отёкших веках, размазанной косметике, перекошенной причёске и полосатых следах от подушки. Придя домой несколькими часами ранее, мы немного поэкспериментировали с моим завтрашним образом и, кажется, я отрубилась от усталости. Даже не помню, как доползла до постели.
   Решив для начала хотя бы умыться, я направилась в ванную. В коридоре никого не было. Либо сегодня все пораньше разбрелись спать, либо так и не вернулись из города. В полутьме ванной, освещающейся только одним окошком под потолком, вполне хватало света, чтобы не натыкаться на препятствия, так что с магией я решила не заморачиваться. Наскоро ополоснув лицо прямо из бочки (надеюсь, больше никто так не делает?), я услышала из душевой посторонние звуки, отдалённо напоминающие собачий вой.
   Подкравшись на цыпочках к двери, открыла её ровно настолько, чтобы увидеть в паре метрах от себя, сгорбленные плечи и светловолосый затылок.
   В ту же секунду перестав дышать, я медленно и максимально бесшумно поспешила к выходу. Возникло стойкое ощущение, что в душевой засела не зареванная девушка, а дюжина увешенных оружием и взрывчаткой террористов. Стоит скрипнуть хоть одной половице и произойдёт страшный взрыв, а от меня, находящейся в эпицентре, даже мокрого места не останется.
   Хотя, если Леонсия узнает, что я здесь, так и произойдёт, причём без всякого динамита. Вот уж сомневаюсь, что она согласится выслушать мои слова утешения.
   Луиза спала, а мне становилось скучно бесцельно таращиться в окно. Жаль, планшетов тут ещё не изобрели, вот с чем жизнь летит незаметно. Только сел, уже четыре утра, сидишь потом на лекции, зеваешь и ломаешь голову, ради чего я опять полночи не спала.
   Решив устроить вечернюю пробежку, я опять влезла в перекроенную утром юбку, снова понадеявшись, что психов кроме меня на улице нет, и тихо выскочила из комнаты.
   Психов действительно не было. Как и праздно шатающихся студентов. Видимо город не только из нас высосал все соки.
   Больше всего меня расстроило отсутствие Орена на аллее, где мы столкнулись этим утром. Что-то его вообще целый день видно не было, в отличие от других знакомых, шатающихся, как и мы по городу.
   На улице стремительно темнело, но благодаря полной луне, прекрасно освещавшей дорогу, недостатка в фонарях я не чувствовала. Даже наоборот, любовалась серо-голубым пейзажем, который в моём мире встречается, наверно, только в самых глухих деревеньках, да и то, наверно, на отшибе, чтобы свет из окон не отвлекал внимания и не портил впечатление.
   Побегав в своё удовольствие, я не стала испытывать судьбу (помыться потом все равно не получится), и где-то через полчаса приняла решение напоследок изменить маршрут, оббежав вокруг школы, и идти спать.
   Пока пробегала между главным корпусом и лечебным, всё шло хорошо, но как только завернула за угол и увидела оранжерею, мне как-то поплохело. Появилось неприятное ощущение, что с её освещённой луной крыши за мной следит несколько сотен пар красных глаз. Инстинктивно прибавив скорость, я почти прижалась к стене общежития, словно могла забраться по ней в окно в случае опасности. Но оранжерея закончилась, и мне пришлось остановиться.
   За стадионом, ближе к лесу находилась тренировочная площадка практиков, больше напоминающая мне деревянный городок на детской площадке с множеством лесенок, башенок, канатов, брёвен и прочей развлекательной ерунды. По сути, главным отличием являлся только размер. Этажа три в высоту, не меньше. Вот из-за этой дырявой конструкции и раздавались странные звуки, больше напоминающие работу дровосека.
   Если я побегу дальше вдоль общежития то, как раз окажусь в зоне видимости неизвестного, а вдруг это опасно?
   Посчитав причину достаточно веской, а в тайне надеясь, что там занимается Орен, я проворно пересекла частично утоптанный стадион и, прижавшись к деревянной стенке, осторожно заглянула за угол.
   Там, в центре п-образного тренировочного городка ко мне спиной стоял Ринар, с остервенением охаживая мечом сильно потрепанный широкий деревянный столб. Даже в полутьме было видно, что его рубашка пропиталась потом, а волосы повисли сосульками. Движения были резкие, усталые, но очень эмоциональные. От столба в разные стороны летели щепки, и создалось впечатление, что если деревяшка всё-таки не выдержит напора и упадет на землю, блондин примется со злостью пинать его ногами.
   Ужаснувшись от увиденной картины (что ж мне так сегодня везёт на эту психованную парочку?), быстро спряталась и медленно, стараясь не создавать шума, пошла обратно. Видимо, школу придется огибать в обратную сторону. Попадаться на глаза этому разъярённому типу у меня не было ни малейшего желания.
   - Стоять! - зло прошипели сзади, а между лопаток ткнулось, нечто острое и холодное.
   Я замерла на месте и, выгнув спину, подняла руки, мысленно костеря себя за невнимательность, сразу не обратила внимания на прекратившиеся звуки рубки.
   - Стою, - испуганно пискнула я.
   - Что ж вам всё неймётся?! - прорычали сзади.
   Удостоверившись, что сразу меня убивать не будут, я медленно развернулась, тем не менее, не решаясь опускать рук. Жених стоял в полутора метрах от меня, выставив меч в правой руке, а запястьем левой стирал со лба, стекающие на глаза струйки пота.
   Руки у парня отчетливо дрожали, то ли от эмоций, то ли от усталости, меч мелко подрагивал, пуская мне в глаза тусклые лунные зайчики.
   - Прости, не хотела тебе мешать, - пробормотала я, косясь на острое лезвие. - Я, правда, случайно мимо проходила и не собиралась задерживаться. Это случайно получилось.
   - Случайно, - фыркнул он. - Вечно вас СЛУЧАЙНО носит где-нибудь неподалёку. Я вам что, шут гороховый? Или карлик из цирка? Просишь оставить меня в покое, но всё как об стену горох. То одна, то вторая, то вообще группами суете свой нос, куда не попадя, что-то высматривая, вынюхивая. Не сказать ничего, не почесаться.
   Говорили это, кажется, не столько мне, сколько повторяли вслух вертящиеся на языке слова, при этом ещё и эмоционально жестикулируя, продолжая держать меня, так сказать, на прицеле.
   - Ты выспался и озверел, что ли? - подала голос, привлекая к себе внимание, парень резко замолк. - Не тыкай, пожалуйста, в меня этой штукой, - попросила я, сверху указав пальцами на болтающийся передо мной меч. - Я, конечно, верю, что ты контролируешь ситуацию, но... напрягает. Особенно учитывая, что я вообще не понимаю, из-за чего такой сыр-бор.
   Тот дернул рукой в каком-то отточенном движении, полностью отражающем, возникшее на его лице раздраженно-удивленное выражение. Острие пролетело в опасной близости от моего уха и зависло над землёй, около его сапога.
   - Не понимает, - пробубнил он. - Кто бы сомневался.
   Помедлив, я опустила руки.
   - Если ты её так любишь, то зачем устаивать все эти сцены? - пожала я плечами, на всякий случай, отступая на пару шагов назад. - Ладно, при всех говорить не хотел, но потом-то мог объяснить, что это директор попросил нас поучаствовать в пятиминутном мероприятии, а потом ты будешь в полном её распоряжении на весь оставшийся вечер.
   - И это говоришь мне ты? - опешил он.
   - Ну да, - снова пожала я плечами. - Мы же всё равно собрались разрывать помолвку, так зачем мучить девушку? Надо просто объяснить всё по-человечески.
   - А вы понимаете по-человечески? - язвительно уточнил он.
   - С трудом, опозданием и несколько в извращённой форме, но понимаем, - насупилась я. - Главное, чтобы желание понимать было.
   - Вот! - снова дернул он мечом в мою сторону. - А у вас явно другие желания.
   - Я действительно, ничего не понимаю, - вздохнула я. - Может, объяснишь толком? Вдруг я что-то дельное смогу посоветовать?
   - Спасибо, не надо! Сыт по самое горло вашими советами, - ужаснулся он, поднимая руки (всё с тем же грёбаным мечом, чтоб он провалился). - Одна уже посоветовала. Предложила разыграть роман, якобы это заставит тебя отказаться от женитьбы. Но сама так заигралась, напридумывала себе Боги знают что. И вместо того, чтобы избавиться от одной невесты, я как-то незаметно оказался обязан жениться на двоих. В итоге, она очередная несчастная влюбленная, а я, как обычно, бесчувственная сволочь!
   - Ну, не правда, - протянула я. - Со стороны ты выглядишь намного хуже.
   Ринар зло оскалился, а я снова подняла руки.
   - Не сердись, я просто стараюсь объективно оценить ситуацию, - примирительно заговорила я.
   - Оригинальный подход, ничего не скажешь, - фыркнул он, отворачиваясь, но быстро повернулся обратно. - Моя навязанная невеста пытается помирить меня с моей фальшивой девушкой. Тебе это не кажется странным?
   - Мириться вам или нет, это ваше личное дело. Меня пугает возрастающее количество психов вокруг меня, - пояснила я. - Так что ты будь другом, поговори с ней по душам, а? А то она, небось, решила, что ты её ради меня бросаешь.
   - Зачем?
   - Чтобы она не бесилась от ревности, - возмутилась я.
   - А тебе-то это зачем? - прищурился он. - Решила кардинально сменить тактику и затесаться ко мне в друзья?
   - Вообще-то я о своей шкурке беспокоюсь, - фыркнула я. - Одно дело самой рыдать в подушку от неразделенной любви, и совсем другое оглядываться, не шастают ли поблизости другие твои отвергнутые возлюбленные. Как-то не хочется, чтоб меня в порыве ревности кислотой облили. Я, может, и сейчас не красотка, но уродовать себя ещё больше не собираюсь.
   - Кислотой? - растерялся Ринар.
   - Точно, забыла, здесь же в ходу магия, - потрясла я скрюченной рукой, пытаясь спародировать Леонсию. - Мне в физиономию ещё и боевым пульсаром запустить могут. Чтоб вообще всё нафиг сгорело до самой черепушки. Бррр.
   - Она ничего такого не сделает, - в первый раз за сегодня усмехнулся мой жених.
   - Ага, на тебя вешаться она тоже не должна была, - парировала я.
   - Как же с вами тяжело, - вздохнул он, запрокидывая голову.
   - Кстати, а кто третья? - рискнула я утолить свое любопытство.
   - Какая третья? - резко обернулся ко мне блондин.
   - Ну, раз мы с Леонсией, будучи двумя противоположностями тебя не устраиваем, значит есть третья, так сказать, идеальный, и видимо любимый вариант, ради которой ты и пытаешься избавиться от нас двоих. Разве нет?
   - Нет, - огрызнулся он. - Хватит с меня влюбленных дур.
   - Что, вообще никого? - заискивающе заглянула я ему в глаза.
   - Вообще, - удивленно воззрившись на меня, отстранился парень. - Тут вон достаточно пальцем щёлкнуть, минимум десяток сбежится.
   - Ты вообще, что ли по другой части? - недоверчиво прищурилась я.
   - По какой части? - напрягся он.
   - По голубой части? - тихо промямлила я.
   - Не понял?
   - Ну, не за девочек, а за мальчиков, - развела я руками.
   Ринар завис, судя по выражению лица, пытаясь осмыслить, что я только что сказала.
   - Как раз вас с Ульриком попугайчиками-неразлучниками называют. Может, неспроста? - задумчиво предположила я. - А мы вокруг тебя круги наматываем, даже не подозревая, что шансов ни у одной из нас нет.
   - Так, - закрыв глаза, прорычал Ринар. - Кислоты можешь не бояться. Я тебя сейчас сам придушу.
   Он резко дернулся в мою сторону, но я, взвизгнув, проворно завернула за угол деревянного городка и, проскочив под низким мостиком, вылезла с другой стороны конструкции. Ринар попытался схватить меня, протиснув руку между прутьями, но не хватило буквально пары сантиметров.
   - Не надо меня душить, я тебе не Дездемона, - отряхиваясь, крикнула я. - И из тебя Отелло, как из меня балерина.
   - Какая ещё Дездемона?
   Под конструкцию он не полез, спокойно обойдя её кругом.
   - Которую муж задушил, - агрессии в его поведении вроде бы больше не было, но я, на всякий случай, отгородилась от приближающегося жениха раскуроченным им же столбом.
   - За что? - заинтересовался парень.
   - Молилась ли ты на ночь... нет, не так, - задумалась я.
   - Мочилась ли ты на ночь Дездемона?
   Мочилась я.
   Но твой горшочек пуст?
   Я писала в графин.
   Умри, несчастная скотина!
   Я пил из этого графина!
   Для достоверности, я даже с остервенением принялась душить многострадальный столб, правда где-то в районе его талии, так как сам он был размером в две меня.
   - Гадость, какая! - вытаращив глаза, ужаснулся Ринар, при этом, усиленно кривя губы, чтобы не улыбнуться. - Благородная дама, где ты этого набралась?
   - Я только на твой вопрос ответила, - насупилась я, и резко отдернула руку. - Ай, блин, заноза. Вот тупая деревяшка, - вытащив здоровенную щепку, я возмущенно ударила столб ногой. Пониже. Там, где он не пострадал от меча и не мог бы нанести мне новых ранений острыми щепками.
   Не знаю, что вызвало такую реакцию, но мой жених вдруг стал хохотать, приглушённо и с подвываниями, закрывая рот запястьем и вздрагивая плечами как при рыдании.
   - Эй, ты чего? - растерялась я, медленно, по дуге отступая к выходу из западни. - Это нервное, да?
   Тот согласно кивнул.
   - Ну, так ты тогда поплачь, говорят, это помогает от нервных перегрузок, - предложила я. - Мы вот с Леонсией уже попробовали. Мне помогло, ей пока не знаю.
   - Вот язык без костей, - отсмеявшись, юноша запрокинул голову и, глубоко вздохнув, улыбнулся. А я поймала себя на мысли, что вот в этот момент я могу назвать его красивым. По крайней мере, эта спокойная, немного насмешливая улыбка ему безумно идет.
   - Ты когда успела стать такой шумной и болтливой? - снова повернулся он ко мне.
   - Тихая была - не устраивала, шумная тоже не устраиваю, - развела я руками. - Какой привередливый, даже на кривой козе к нему не подъедешь.
   - Нет, это действительно ненормально, - продолжал недоумевать он. - А как ты на свою подружку орала. Вы сегодня с ней где шлялись? В дешёвом кабаке что ли?
   - Где шлялись, там не остались, - показав язык, отбежала я в сторону, на свободном пространстве почувствовав себя намного увереннее.
   - А что ж так? - прищурившись, развел он руками. - Вам не понравилось? Или вы чем-то не устроили?
   - Нас и здесь неплохо кормят, - сморщила я нос, и бесцеремонно указала пальцем на его руки. - И прекрати тыкать в меня этой железкой, я тебе не подушечка для булавок.
   - Да, а очень похожа.
   - Мало ли на что я похожа, - оправив кофту, фыркнула я. - Ты вот тоже на жердь похож, но я же так тебя не называю... в глаза, - немного помедлив, добавила я.
   - А ну дергай отсюда, чудовище, - беззлобно гаркнул он. - У тебя завтра первый бал, а ты будешь с синяками на пол-лица.
   - Я и так буду с синяками, - отмахнулась я. Жених насторожился, внимательно оглядев меня с ног до головы. - Мне синий цвет не идёт, - пояснила я и, кокетливо улыбнувшись, добавила. - Но так нравится.
   - Иди уже, - угрожающе дернулся он в мою сторону.
   Я решила принять такой вариант ухода и, испуганно взвизгнув, понеслась к общежитию, якобы убегая от него. Обернулась только у самого здания. Ринар стоял на том же месте, не смотря в мою сторону, с улыбкой подковыривал мечом землю и что-то бормотал себе под нос, возможно, стараясь запомнить озвученную мною переделанную историю Отелло. Желание крушить всё на своём пути явно сошло на нет.
   Не дожидаясь, когда меня снова обвинят в подглядывании, я улыбнулась ему в ответ и развернулась в направлении крыльца.
  

Глава 10. Шок - это по-нашему.

   С Леонсией мы столкнулись ближе к полудню в коридоре, когда я как раз поднималась с охапкой вещей, присланных из города. Меня обожгли ненавидящим взглядом. Я ответила взаимностью.
   Настроение с утра не заладилось.
   Во-первых, потому, что, подскочив рано утром на пробежку, я снова не увидела Орена, и его поведение даже мне стало казаться странным.
   Во-вторых, потому, что ноги после этой пробежки снова болели, не так сильно, как вчера, но раздражали эти неприятные ощущения даже больше.
   В-третьих, брюки, которые я себе купила как раз для занятий спортом, сидели отвратительно, постепенно поднимаясь вверх между ног. Некрасиво, неудобно и вообще.
   Для полного счастья, душ пришлось принимать в компании озабоченных своей красотой девушек и воды мне досталось слишком мало. Хорошо хоть голову промыть смогла.
   Так как завтрак я пропустила в связи с пробежкой, к обеду есть захотелось нещадно. В комнате ничего съестного, кроме пакета печенья и нескольких петушков с ярмарки не нашлось. Рассудив, что поедание сладкого сведёт все мои попытки похуденья к нулю, я потащила Луизу на первый этаж.
   В столовой, кроме нас, девушек видно не было. Несколько компаний парней проводили нас смешками, но открытого хамства с их стороны не было. Возможно, потому, что я уже шла с хмурым выражением лица, а нарываться, после стычки с Ринаром и инцидента с вампирами, ребята спешили.
   - А ты есть не будешь? - спросила я приятельницу, с интересом ковыряясь в тарелке с рассольником. Суп с перловой кашей вызвал у меня искреннее удивление. Может, повара решили ради последнего дня запихнуть в кастрюли и сварить всё, что осталось недоеденным за этот год обучения? Завтра после обеда большая часть начнет разъезжаться и готовить в таких объёмах вообще не понадобится.
   - Есть перед балом? - понизив голос, вытаращила глаза Луиза.
   - А что? - удивилась я такой реакции. - Для попытки похудения до нового платья уже слишком поздно. А на голодный желудок от одного бокала шампанского можно улететь дальше, чем от целой бутылки текилы.
   - Какое шампанское? - нахмурилась девушка.
   - Светлое игристое вино, - пояснила я. - С пузырьками.
   - Мы же в Академии, а не во дворце, - уперев локти на стол, она опустила подбородок на ладони. - Максимум, что нам сделают, это пунш.
   - Безалкогольный? - уточнила я.
   - Почему? Алкогольный, - отстраненно возразила она. - Только для того, чтобы от него захмелеть, потребуется выпить целое ведро.
   - Тем лучше, - пожала я плечами. - Студенты всё-таки. А что на счет закуски?
   - Это же бал, а не пир, - снова тыкнули меня в незнание местных правил.
   - Тогда ты бы всё равно лучше поела, а то ор голодного желудка будет отвлекать окружающих от танцев.
   Девушка презрительно фыркнула, да и я сама этим советом не воспользовалась. Суп с перловкой и солёными огурцами - это гадость. А идти за предложенными на второе тушёной свеклой и котлетой, как-то тоже не тянуло. Кажется, у нас печенье оставалось?
  
   - Госпожа Моренро? - при выходе из столовой, остановила нас комендантша. - Вам письмо от господина министра.
   Она протянула мне небольшой свиток с коричневой сургучной печатью.
   - Спасибо, - отозвалась я, искоса посмотрев на зажмурившуюся Луизу.
   И испугаться было от чего.
   - Отец Адель, просит меня приехать завтра к вечеру в родной дом, так как послезавтра намечено какое-то мероприятие, - опустившись на кровать, осипшим голосом сообщила я.
   - Я думала у нас ещё есть пара дней, - расхаживала по комнате моя приятельница.
   - Я туда не поеду, - взмолилась я. - Это же не шарахающийся по углам женишок и не смотрящие сквозь Адель одногруппники, а РОДИТЕЛИ! Они мгновенно раскусят подмену.
   - Только если ты не поедешь, они быстрее заподозрят, что с тобой что-то не так, - напомнила девушка. - Адель никогда не шла против распоряжений отца.
   - Где же эта чертова Адель, - облокотившись на стену, застонала я. - Кажется, мы с Ринаром начинаем одинаково сильно её недолюбливать.
   - Может, всё будет не так уж и страшно, - развела руками Луиза. - Адель тут с одиннадцати лет. Как, впрочем, и я. Прошлым летом отец меня вообще не узнал.
   - Внешне не узнал? Или по характеру? - ехидно уточнила я.
   - Внешне, - нехотя согласилась та. - Но не ехать тоже не вариант.
   - Ладно, - вздохнула я. - Давай решать проблемы по мере их поступления. Сначала разберёмся с танцами, а потом ты мне расскажешь всё, что тебе известно о семье Адель и её отношениях с родителями, слугами, собаками и прочими домочадцами.
   - Хорошо, - порадовалась та. - Один танец, и уходим.
  
   Собираться в тишине мне скучно, и на ум сама собой пришла песня из "Красотки".
   - Pretty woman, walkin' down the street, - напевала я, разводя водой местную пудру для создания подобия тонального крема.
   - Pretty woman, The kind I like to meet,
   Pretty woman, I don't believe you,
   You're not the truth
   No one could look as good as you.
   Разумеется, ничего из моих опытов успехом не увенчалось. Ни тональника, ни корректора, ни консилера мне воссоздать не удалось.
   Луиза смотрела на результат моих трудов со смесью непонимания и ужаса. Её макияж закончился подкрашиванием светлых ресниц, что уже изменило внешность девушки, добавив ей немало привлекательности.
   Стоит ли говорить, что у меня так и не получилось довести свой образ до желаемого результата. То, что мне нравилось, Луиза с возмущением назвала раскраской королевского шута. Если сравнивать наши лица в зеркале, то на её фоне я действительно смотрелась размалёванным клоуном. Местная косметика не хотела смотреться естественно.
   В итоге, кое-как выровняв цвет лица, я просто подвела глаза черным карандашом.
   - Ужас, - оценила мой образ приятельница. - Сущий чёрный кошмар.
   - Да чтоб ты понимала, - возмутилась я. - Это Smoky eyes (Смоки айз), в уменьшенной версии, правда.
   - Чего-чего? - ехидно переспросила та.
   - Я ж тебе не мешала румяна намазюкивать, - разозлилась я. - Вот и ты мне не мешай. Если стрелки будут не ровными, то точно чёрный кошмар получится.
   С огромным трудом накрасив ресницы предложенной мне щеточкой, я посчитала свой внешний вид сносным и на этом успокоилась.
   С причёской, увы, тоже сильно заморочиться не получилось, так как всё делали своими силами, то и результат вышел соответствующий. Будь волосы у Адель хоть чуть короче, раза в два, например, я бы смогла сделать "ракушку". А так, с этой косой до попы, пришлось ограничиться банальным пучком, да парочкой, на мой взгляд, слишком длинных завлекалок - завитых локонов по бокам лица.
   Для полного счастья мои опасения насчёт длины платья, сбылись. Высоты каблука оказалось недостаточно. Если при ходьбе лёгкое шуршание задней части подола по полу ещё можно было выдать за особенности модели, то как этот эффект скажется во время танцев оставалось только гадать.
   Надевали мы его тоже два раза. Сначала, я по привычке решила, что кроме нижнего белья под платьем ничего быть не должно, но после полной зашнуровки осознала, что ввиду непредусмотренной у платья подкладки, не слишком аккуратные швы здорово чешутся. Да и ткань перекосило основательно, из-за чего я стала себе напоминать синюю колбасу в сеточке. Пришлось в срочном порядке раздеваться и искать нижнюю сорочку.
   Так и не разобравшись, почему на мне шнуровка уходит в сторону, модистка приложила к платью записку и широкий атласный пояс, который в случае повторного выявления дефекта следовало завязать на талии бантом назад.
   Не знаю, что там со шнуровкой, но я решила чуть сложить платье на талии, тем самым, уменьшив его длину и замаскировать это место поясом. Для верности пришлось зафиксировать складку по бокам несколькими стежками. То стало короче на нужные пять сантиметров, что не могло не радовать.
  
   Из-за всех этих приготовлений мы, разумеется, опоздали к указанному Ринаром времени. Успокаивало только количество носившихся по коридору девушек. Видимо, мы не единственные, чьи сборы заняли больше времени, чем предполагалось.
   Пробегая по третьему этажу главного корпуса, я резко затормозила у одного из портретов. На нём была изображена черноволосая девушка с хитрой улыбкой, и обнимающий ее молодой мужчина.
   - О! Это тоже смоки айс, а ты говоришь, у вас никто так глаза не подводит? - указала я на голубоглазую девушку.
   - Ну, ты сравнила, - закатила глаза Луиза. - Это же дракон!
   - Она? - удивились я.
   - Да - Террелея Ашшъахэ - когда-то давно она училась в этой Академии, а позже даже преподавала драконоведение, - пояснила моя спутница. - В то время все считали, что драконы - это просто ящеры, а её появление двести лет назад над зданиями Академии в виде черного дракона перевернуло представление о магическом мире с ног на голову.
   - А рядом с ней кто? - заинтересовалась я.
   - Магистр Серай Алман, её... - замялась девушка.
   - Её кто? - поторопила я. - Брат, друг, муж, любовник?
   - Хуже, - хмыкнула та. - Он её золото. Пойдём быстрее.
   - А что значит "её золото"? - не унималась я.
   - Не знаю, - пожала плечами Луиза. - Кажется, всё, что ты перечислила и даже больше. Зависит от ситуации. Мы только в следующем году будем изучать драконоведение. Говорят, что в хранилище есть другая картина, где она в образе дракона, а он стоит, облокотившись на неё, - мечтательно улыбнулась девушка.
   - И что?
   - И то, что драконы не подпускают людей так близко, тем более магов.
  
   Вход в зал находился прямо напротив лестницы. По обе стороны от неё уходили два широких коридора. Вдоль того, по которому пришли мы, тянулся ряд высоких окон с широкими подоконниками, а напротив каждого из них более узкая ниша. Верхнюю часть как окна, так и ниши украшали одинаковые тяжелые портьеры темно-зеленого цвета, с золотистой бахромой. В нишах, как в красном, но очень темном углу стояли рыцарские доспехи, большие, высокие вазы или обшитые бархатом стулья. Второй коридор выглядел полной копией первого.
   Ринар сидел на подоконнике, полностью погрузившись в чтение какой-то старенькой, потрёпанной временем книги. Недалеко от него стояла пара, юноша и девушка, лет семнадцати. Они то и дело брали друг друга за руки, резко краснели и отворачивались в разные стороны. В отдалении от них двое парней нетерпеливо топтались на месте, хмуро поглядывая в сторону коридора.
   На юношах были надеты разные по цвету, расшитые камзолы, доходящие почти до колен. Мимо пробегали девушки в платьях всех возможных оттенков розового и неизменно широких юбках. Я начала чувствовать себя неуютно, но, стараясь не подавать виду, попрощалась с Луизой, тут же шмыгнувшей в зал, и направилась к своему жениху.
  
   - Анатомия нечисти, - подойдя ближе, не здороваясь, прочитала я и, приподнявшись на цыпочках, заглянула в книгу, для своего удобства пальцем наклонив её вниз. - Фу, какая гадость, - скривилась я, при виде нарисованных на страницах частей тел, брезгливо отдёрнув руку. Даже в перевёрнутом состоянии выглядели картинки омерзительно.
   - Что, кто-то умер? - оглядев меня с ног до головы, изумленно приподнял бровь Ринар.
   - Пока нет, - хмыкнула я, кивнув на его книгу. - Но, судя по твоему чтиву, может.
   - Тогда почему ты в таком виде? - отложив учебник и спрыгнув на пол, снова окинул он меня взглядом.
   - Должна же быть среди этих кремовых розочек, хоть одна изюминка, - настал мой черёд удивленно оглядывать его наряд. В отличие от разодетых парней, на моем благоверном был простой удлинённый черный пиджак, без каких-либо вышивок и украшений. Единственное, что придавало ему праздничный вид - это белая рубашка.
   - Изюминка? - с сомнением переспросил он. - Скорее уж слива.
   - После обилия сладкого, хочется съесть чего-нибудь кисленького, - прищурилась я. - Так что слива, как раз кстати.
   - Не люблю кислое, - наклонившись к моему лицу, в тон мне отозвался он.
   - А от тебя и не требуется, - усмехнулась я, большим пальцем показав на дверь за своей спиной. - Как раз у тебя где-то там номер два бегает, в розовом платьице.
   Презрительно хмыкнув, Ринар выпрямился, сложил руки на груди, не желая развивать тему, и, облокотившись на облюбованный подоконник, устремил раздраженный взгляд на парня, всё ещё остававшегося без своей спутницы. Юноша в зелёном камзоле занервничал, под таким недобрым взглядом и попереминавшись с ноги на ногу быстрым шагом, направился в сторону перехода в общежитие.
   - Ты, между прочим, тоже не особенно стремился, придерживаться модных канонов, - облокотившись на подоконник рядом с ним, напомнила я.
   - Если тебе что-то не нравится, можешь отказаться, - пожал он плечами.
   - Если бы меня что-то не устраивало, я бы пошла, поплакалась директору, дрожащей рукой указывая на тебя, - хмыкнула я. - Как думаешь, он бы тогда заставил нас переодеться или плюнул на нашу сумасшедшую парочку?
   - Боюсь, в нашем случае ему вообще плевать, как мы одеты. Главное, что пришли, ну и чтобы ты с рёвом не унеслась в свою комнату посреди первого танца, - отмахнулся он.
   - Ммм, - многозначительно протянула я. - В этот раз планируется побег с твоим участием?
   Снисходительно посмотрев на меня, с явным намерением презрительно хмыкнуть, и, кажется, сказать что-то колкое, жених резко напрягся, встретившись с моим предвкушающим взглядом, и даже чуть отодвинулся в сторону.
   - Какие у нас при этом были договоренности, никого не волнует, - вернулся он к прежней теме. - Пока мы не выходим за рамки правил приличия. Но есть определенные традиции. Мы в темных камзолах, вы в светлых платьях.
   - Мы встретимся с тобою у первого подъезда, паролем будет просто "как дела". Ты мне сказала, будешь одета как невеста, а я надену галстук для тебя, - пропела я, отойдя в сторону и демонстративно оглядев парня со всех сторон.
   - Такого уговора не было, - поправив ворот рубашки, возразил юноша.
   - Тогда и насчет моего наряда не возмущайся, - фыркнула я.
   - Как скажешь, тебе в этом танцевать, - покаянно приподнял он руки.
   - Все в сборе? - появилась в коридоре одна из Магистров. - Надин, оправь воротник. Аскольд, что с твоими рукавами? Боги, Адель, - обернувшись ко мне, ужаснулась она. - Кто-то умер?
   - Да, - нахмурилась я. - Мои детские мечты о прекрасном принце.
   - А, хорошо, - мгновенно успокоилась та. А рядом со мной раздался сдавленный смех. - Все запомнили, что в этом году у нас медленный вальс?
  
   Нас выстроили в колонну перед закрытыми дверями, видимо по росту мужчин. Мы с Ринаром оказались первыми, из-за чего я себя почувствовала быком на корриде. Выходить на арену, где вокруг будет тьма зрителей, резко расхотелось. Особенно в таком заметном наряде и с таким приметным столбом в обнимку. Даже вампиры меня сейчас пугали значительно меньше. От тех хоть знаешь, чего ждать.
   - Адель, - привлек моё внимание жених.
   Он поднял руку параллельно полу, где-то на уровне моей головы и выжидающе уставился на меня. Я обернулась назад, посмотреть, как должна выглядеть предлагаемая мне конструкция. В паре позади нас молодой человек так же, как и Ринар держал правую руку навесу, а девушка грациозно положила свою ладонь сверху. При приблизительно похожем росте смотрелись они очень гармонично.
   Искренне попытавшись задрать руку на нужную высоту, я поняла, что платье не позволяет мне таких вольностей и, плюнув на очередную традицию, взяла своего удивленного сопровождающего под руку.
   - Отлично смотримся, прям пузырь и соломинка из детской сказки, - проворчала я.
   - Наконец-то ты это заметила, - вздохнул парень.
   - Всё будет очень быстро. Не отпускай таксиста. Никто не пострадает. Всем лежать, - для собственного успокоения, пробормотала я себе под нос.
   - Почему меня это пугает? - с сомнением посмотрел на меня жених.
  
   Я полностью положилась на Ринара. В конце концов, не в его интересах опозориться на всю школу, но на всякий случай покрепче схватилась за его руку. Если что-то пойдёт не так, падать будем вместе.
   Под первые аккорды музыки мы быстрой походкой вошли в зал, по какому-то негласному правилу распределившись по четырём углам выделенной нам площадки. До плеча своего спутника я не дотянулась, мертвой хваткой вцепившись в его рукав около локтя. Тот так же придерживал меня скорее за плечо, чем за спину. Как можно нормально танцевать с такой катастрофической разницей в росте, я просто не представляю.
   Вначале все шло хорошо. Под привычную мне мелодию мы прошлись квадратом на три четверти, сначала в одну, а потом в другую сторону. А вот дальше... Ринар стал увеличивать квадрат, поворачиваясь на ходу, и я мгновенно сбилась с шага, тупо догоняя его и пристраиваясь рядом. Так как длина наших ног отличалась так же как у дога и болонки, идти с ним в одном темпе стало практически невозможно. Я раньше на шпагат сяду.
   Обратив внимание на моё мелкое подпрыгивание рядом, жених сбавил обороты, а вот танец только начал их набирать. Если до этого каждая пара танцевала по отдельности, то теперь мы встали в один общий круг и, чтобы не врезаться друг в друга, двигаться должны были синхронно.
   Плюнув на правильность шагов, я просто побежала по паркету вслед за движениями Ринара, первый раз наступив ему на ногу. Жених сверкнул на меня недобрым взглядом, едва заметно скривив дежурную улыбку.
   Затем на счёт три, пнула его туфлей по ботинку, и тут этот нехороший человек убрал руку в моей спины и попытался заставить меня прокрутится вокруг своей оси. Не то чтобы я сильно сопротивлялась, но, не ожидая такого подвоха, двигалась как не смазанная механическая кукла, с завистью наблюдая, как грациозно двигаются девушки из других пар. В том вальсе, который представляла себе я, таких движений быть не должно было.
   Возврат в исходное положение, и снова наша обувка встретилась.
   - Ты издеваешься? - продолжая улыбаться, прошипел парень.
   - Прости, - пискнула я, стараясь увеличить дистанцию между нами, что ввиду роста, задача почти не выполнимая. Мы просто не дотянемся друг до друга. - Я не специально.
   - Опять случайно, - зажмурился парень, когда я буквально повернулась на его ноге.
   - Просто у тебя ноги очень большие, - опустив глаза вниз, попыталась я перевести стрелки.
   - Надо же, опять я виноват? - изумился блондин.
   Ботинки моего жениха действительно тянули размер на сорок пятый - сорок седьмой. И чтобы не наступать ему на ноги, мне надо было бы упереться головой ему в грудь и постоянно смотреть за движением собственных ног.
   - Смотри перед собой, а то все решат, что ты опять ревешь, - дернул меня в сторону Ринар. Резко выпрямившись, я запрыгала на одной ноге и как-то незаметно наступила на край собственного платья. Наспех сделанная на правом боку наметка треснула, и я полетела в правую сторону. Жених подхватил меня в полёте и, чуть приподняв, поставил обратно на ноги. И тут меня пробило на смех.
   Когда-то давно, в опере, я видела сцену, где молодого принца играла низенькая, необъятная по обхвату певица. В итоге, шарообразный принц, подпрыгивая на сцене, размахивал шпагой перед носом высокого, изображающего испуг противника. Помнится, мы с подругами пришли к выводу, что стоящей за их спинами принцессе надо было огреть принца чем-нибудь тяжелым по голове и бежать с колдуном куда подальше.
   Вот и сейчас, в узком платье, с неровным подолом и рядом с высоким и стройным спутником я сама себе напомнила такого же несуразного принца. Ринару давно стоило бросить меня на пол, пока в памяти собравшихся не зафиксировались мои несуразные подпрыгивания, и бежать на поиски Леонсии.
   - Что ты всё хохочешь? - с оскаленной улыбкой прошипел сквозь зубы парень.
   - А что мне, плакать? - смеясь, просипела я. - Я лоханулась с платьем, с танцем, а тремя годами раньше с ростом жениха.
   - Ну, знаешь, - зашипел он, теперь уже, как и я, стараясь не столько следить за шагами, сколько не подставлять ноги под мои туфли.
   Так как зрители уже успели присоединиться в общему кругу танцующих, места для манёвра стало намного меньше и моему спутнику, пришлось ещё и контролировать ситуацию за своей спиной, чтобы не врезаться в кого-нибудь при очередном манёвре уклонения.
   - Отрастил себе ласты, - продолжала хихикать я. - Зимой, небось, без лыж по глубокому снегу ходить можешь.
   - У высоких людей размер обуви всегда больше, - отозвался жених.
   - Главное, чтобы не только обуви, - тихо простонала я.
   - Ты же не умеешь танцевать, так? - пропустил он мимо ушей мой комментарий.
   - Какая теперь разница, - усмехнулась я. - Всё равно ничего уже не изменишь. Так что расслабься и получай удовольствие.
   - Какое ещё удовольствие? - простонал он, буквально отпрыгнув от моего подола.
   - Мазохистское, как в "Пятьдесят оттенков серого", - продолжала веселиться я.
   - Вот зараза, - зажмурившись, простонал он, когда я случайно прыгнула ему на ногу, не заметив, что музыка подошла к концу, и все вокруг нас остановились.
   - А вот на заразу, я могу и обидеться! - возмущенно прошипела я, и замахнулась ногой, намереваясь пнуть того чуть ниже колена.
   Из-за узкого платья и резкого замаха, равновесие решило бросить меня в самый ответственный момент и вместо болезненной мести жениху, я повалилась на спину. Ринар вытаращил глаза и, схватив меня за потянувшуюся к нему руку, резко дернул к себе. Врезавшись лицом в его грудь, я оказалась ещё более дезориентирована и поэтому не стала сопротивляться, когда меня за локоть потащили к ближайшему окну.
   - Боги, ты мне все ноги отдавила, - морщась и переминаясь с ноги на ногу, ворчал парень. Судя по движениям, ему очень хотелось снять ботинки и растереть пострадавшие конечности. - Маленький слонопотам.
   - Сам ты пингвин, - насупилась я.
   - Какой ещё пингвин? - пылая праведным гневом, выпрямился блондин.
   - Судя по росту, королевский, - съязвила я и тут встретилась с собственным портретом в стиле абстракционизма, запечатлённым на рубашке моего обожаемого жениха.
   Не в силах сказать больше ни слова, я зажала рот руками и, с тихими постанываниями, согнулась пополам. Видимо, больше перебора косметики на моем лице нет.
   - Никто не пострадает? Как же, - пробубнил он.
   - Прости, - сложив руки, как индианка у храма, стараясь сдержать смех и ни в коем случае не смотреть в глаза блондина, попросила я. - За всё, прости. Я, правда, не специально.
   На заднем фоне раздавался восторженный голос директора, который расписывал светлое будущее выпускников, перспективы получения опыта на предстоящей большинству практике и сокрушался по поводу неприятного инцидента с вампирами.
   - Думаю, программа максимум на этом закончена, - огляделся по сторонам мой жених, искоса поглядывая то на всё ещё хохочущую меня, то на оборачивающихся на нас магов-недоучек. - Так что я пошел. Приятного вечера.
   - Приятного, - не поднимая глаза, помахала я ему.
   Ринар с ворчанием скользнул в толпу, где очень быстро наткнулся на Ульрика. Громогласный хохот мордоворота заглушил даже речь директора и тот в очередной раз призвал к тишине.
   Я же вытянула шею, стараясь разглядеть получше, что происходит среди практиков. Мой жених стоял, опустив голову, с интересом разглядывая свою рубашку, а потом бросил в мою сторону такой взгляд, что слово "зараза" стало самым мягким из тех эпитетов, которыми меня хотели наградить.
   - Извини, - одними губами прошептала я, виновато разведя руки, снова срываясь на смех.
   Жених закатил глаза, вопрошая у потолка, за что ему всё это, и, резко сменив направление, вышел из зала.
   Пришла моя очередь озаботится своей внешностью (что-то мне подсказывает, что макияж не мог остаться идеальным, размазав по посторонней поверхности большую часть краски), и, оглянувшись в поисках зеркала, я первый раз осмотрела помещение.
   Оказывается, мы вошли с боковой стороны зала. Напротив, располагались точно такие же высокие окна, как и в коридоре, с той лишь разницей, что шторы тут висели длинные, почти до самого пола и специально приспущенные, чтобы в помещение не попадало вечернее солнце и не превращало бал в детский утренник.
   Справа от окон возвышалась сцена с музыкантами и рассуждающем о нелёгком труде магов директором. Слева вдоль стены стояли раздаточные столы с напитками и легкими закусками.
   Зеркала к моей радости весели между окнами в достаточном количестве. Где я впервые смогла увидеть себя в полный рост. Толстовата, платье перекосилось, косметика частично размазалась, не зафиксированный лаком пучок распушился, но в принципе можно сказать, что так изначально и было задумано. Вон Ринар даже не понял, что со мной, а значит и с ним что-то не так.
   Достав из выреза платья носовой платок, убрала лишние крупинки посыпавшейся туши. Подумаешь чёрные стрелки немного растушевались. Я боялась, что нарисованное лицо вообще расплылось бесформенной кляксой.
  
   Луизы, на оговоренном заранее месте не оказалось. Оглядевшись в поисках девушки, только спустя минут пять я нашла её, совершенно счастливую, танцующую с каким-то кавалером. Кажется, о нашем уговоре, уйти после первого же танца, она совершенно забыла.
   Я попыталась начать злиться, но не получилось. В конце концов, это её первый бал и если он не сопровождается придирками и насмешками, то Луиза имеет полное право насладиться одним из главных событий в своей жизни по полной программе.
   Скучать около стеночки, тоже не в моём стиле. Прошмыгнув к раздаточному столу, я попросила у дежурившей там женщины налить мне бокал пунша и, стащив небольшой бутерброд, вернулась к окну.
   В своём мире, с таким напитком, я никогда не сталкивалась, но, смотря зарубежные фильмы, представляла себе что-то очень вкусное. Сейчас, мутная жидкость, плескавшаяся в широком бокале, больше всего напоминала мне прокисший глинтвейн.
   Не знаю, что у него было в основе, я не сомелье, а спрашивать как-то неудобно. В светлом напитке плавали сморщенные яблочные дольки, не дожёванные, судя по виду, огрызки лимона и ягоды, напоминающие клюкву.
   По идее, запах должен был бы быть приятный, но, увы, ни он, ни внешний вид, ни вкус, отдающий дешевым алкоголем, меня не впечатлили. Сморщившись от послевкусия, я поставила бокал на подоконник и, запихнув в рот канапеобразный бутерброд, обернулась к залу.
   - Привет, - возник передо мной, радостно улыбающийся, Орен.
   Отвечать с набитым ртом неприлично, да и невозможно, поэтому я просто кивнула и, прикрыв рот ладонью, постаралась как можно быстрее прожевать бутерброд, из-за чего подавилась и закашлялась.
   - Ты в порядке? - заботливо похлопали меня по спине.
   - Да, - сдавленно отозвалась я, отстранившись от его руки и обернувшись к окну, схватилась за свой бокал.
   Запивать вставший колом хлеб кислой жидкостью, по пути отплёвываясь от плавающей в ней гадости, то ещё удовольствие.
   - Кислятина, - скривившись, заключила я, вызвав улыбку на лице темноволосого юноши.
   Вот бы теперь рот прополоскать что ли. Или запить чем-нибудь.
  
   - Могу я пригласить Вас на танец? - галантно поклонился маг-теоретик.
   - Не думаю, что это хорошая идея, - замялась я.
   - Твой жених будет против? - выпрямившись, предположил Орен, оглянувшись на толпу танцующих.
   - Не думаю, - на всякий случай оглядела я зал. Блондинистой шевелюры нигде не маячило. - Он сбежал и даже не обещал вернуться.
   - Тогда какой смысл стоять одной в углу? - снова протянул мне руку одногруппник.
   - Я не очень хорошо танцую, - посмотрела я на его ботинки. Размер заметно меньше, чем у моего жениха. Кажется, есть шанс, что вторая попытка будет успешнее.
   - Уверен, ты просто сгущаешь краски, - улыбнулся мой новый кавалер.
   Увы, пенять на ноги Ринара не стоило. Не прошло и минуты, как я "элегантно" развернулась на ноге Орена. Не знаю, что довелось испытать моему жениху, но темноволосый парень мгновенно покраснел и остановился.
   - Ты раньше танцевала вальс? - недоверчиво спросил он, отводя меня в сторону.
   - Да. Ты четвёртая жертва, - виновато пожала я плечами. - Хотя, в первых двух случаях всё обошлось без ноговредительства.
   - Тогда давай начнём с азов, - снова взяв меня за руку, скомандовал юноша. - Идёшь от меня. Раз, два, три.
   Пока мы двигались по маленькому квадрату, всё как обычно получалось хорошо, и я, наконец, поняла, в чем проблема. На свадьбе, где я танцевала последний раз среди толпы народа, никто не танцевал по кругу. Все толкались в отведённом им небольшом пространстве. А здесь и сейчас обычный вальс переходил совершенно на другой уровень. Возможно, и у нас так же танцуют, но только на каких-то специальных мероприятиях.
   - Раз, два, поворот, три, - продолжал озвучивать каждое своё действие юноша, плавно увлекая меня за собой. - Раз, два, три, шаг назад и обратно, - отпустив на мгновение мою руку, отступил Орен.
   Понемногу мои угловатые движения действительно стали напоминать танец, только очень медленный и очень осторожный, но даже такой результат меня безмерно радовал. Как-то незаметно мы снова вернулись в общий круг, где вальс уже изменился до неузнаваемости. Без подсказок суфлёра, в виде моего спутника, я давно бы запуталась во всех этих поклонах, поворотах и добавившихся хлопках в ладоши.
   Темп постепенно увеличивался, в парах по бокам от нас девушек на мгновение подняли в воздух, и тут, после очередного поворота, Орен обхватил меня за талию и попытался поднять.
   - Не надо, - с ужасом схватилась я за его запястья. - И вообще, я устала. Да и пить очень хочется.
   Парень усмехнулся, но послушно отвел меня в сторону.
   - Кстати, я хочу тебе кое-что показать, - улыбнувшись, он взял меня за руку и быстрым шагом вывел из зала.
   Свернув вправо, мы дошли почти до конца коридора, до первой свободной ниши, куда, приподняв портьеру, меня и пригласили, предварительно оглядевшись по сторонам.
   Я с сомнением посмотрела на парня и скептически оглядела тёмную нишу. В голове сразу всплыли слова Луизы и странности нашего одногруппника. Может, они не лишены смысла?
   - Что, так сразу? - нахмурилась я. - А как же цветы и конфеты?
   - Скажешь тоже, - засмеялся тот. - Заходи.
   Смерив его недоверчивым взглядом, я всё же зашла в полутемное помещение. В конце концов, двери тут нет, да и шторы смыкаются только на высоте моих плеч. Назвать это место уединенным можно только с очень большой натяжкой.
   - Я всё это время думал о твоём приборе с музыкой, - полез он во внутренний карман камзола. - И вот что у меня получилось.
   Достав блестящий камень с длинной верёвкой, он протянул его мне:
   - Это небонит, - пояснил Орен.
   - Метеорит, - на автомате поправила я, разглядывая знакомую, будто бы разлинованную металлическую поверхность.
   - Небонит, - повторил парень. - Камень, упавший с неба.
   - Я так и сказала, - не стала я вдаваться в подробности. Алоэ вон тоже какой-то дурь-травой назвали.
   Камень был округлой формы со вставленным с внешней стороны прозрачным кристаллом. Сверху, через небольшое отверстие продевалась обычная верёвка. Тяжелый, как и положено метеориту, камень приятно холодил руку и отдавался в пальцах едва ощутимым покалыванием.
   - Небониты лучше всего записывают и передают информацию, - пояснил практик. В темноте, его глаза засветились ярко зелёным светом, заставив меня отодвинуться к стене. - Для записи музыки или текста, просто проверни камень по часовой стрелке. Для воспроизведения, против часовой.
   - А для остановки? - уточнила я.
   - Для остановки, просто верни в исходное положение, - усмехнулся юноша.
   - И насколько громко будет звук воспроизведения?
   - Не беспокойся, никто кроме тебя, его слышать не будет, - пояснил маг. - Если надеть камень на шею под одеждой, где он будет плотно прижат к солнечному сплетению, то звук будет передаваться сразу в мозг.
   В принципе о подобных свойствах металлов и наушниках, передающих звук по костям, я уже слышала, поэтому не сильно удивилась. Расспрашивать про детали, которые явно носили магический характер, побоялась. Опять ляпну какую-нибудь очевидную для мира магов глупость.
   - Здорово, - протянула я ему обратно метеоритный кулон. - Потом как-нибудь дашь послушать?
   - Вообще-то я сделал его для тебя, - потупился парень.
   - Серьёзно? - обрадовалась я. - А не слишком ли дорогой презент?
   - Это всего лишь небонит, - смущенно улыбнулся юноша. - Пусть он будет моим подарком в честь твоего первого школьного бала?
   - Спасибо, - согласилась я. - Только вот ответный подарок я смогу тебе подарить только после каникул, хорошо?
   Орен согласился, и мы ещё немного обсудили особенности использования чудо прибора, после чего я надела камень на шею, спрятав в лифе платья, лишний раз почувствовав, как неровно перекошенная на талии ткань, даже сквозь сорочку царапает кожу.
   - Кстати, - помялась я. - Можно тебя попросить об ещё одной услуге?
   - Всё что угодно, - развел руками парень.
   - Ты не мог бы порвать мне платье?
   - Что? - опешил тот.
   - Да нет, ты не понял, - я в красках описала ситуацию с неудачным выбором туфель и треснувшим во время танцев швом. - Этот край держится буквально на трех стежках и двух узелках. Если ты дернишь за ткань, то они разойдутся, и платье перестанет перекашивать на одну сторону.
   - Хорошо, - нехотя согласился тот.
   Я повернулась левым боком, даже не удосужившись снять пояс и продемонстрировать проблему. Парень протянул руки к моей талии и замер в нерешительности, отстранился, подергал себя за ухо и снова протянул руки. До меня не сразу дошла причина его нерешительности. Это у нас парни только рады лишней возможности полапать девушку, а тут несанкционированное прикосновение к телу, пусть даже и через платье слишком серьезный шаг. За него можно и пощечину получить, и оказаться обязанным жениться.
   Закатив глаза, я глубоко вздохнула, и сама взялась за ткань платья, отодвигая ее в сторону от тела, настолько, насколько это было возможно при моей комплекции:
   - Так лучше?
   - Намного, - согласился тот.
   Особых усилий от Орена не потребовалось, мы тут же услышали треск, и я, наконец, смогла свободно вздохнуть. Пояс расслабился и чуть съехал вниз. Я быстро его перекрутила и на ощупь принялась завязывать бант. Юноша предложил свою помощь, но, повернувшись к нему спиной, я опять начала тихо посмеиваться. Темная ниша. Я стою уперевшись руками в стену, а сзади парень, что-то делает с моей одеждой. Ух!
   - Что-то не так? - насторожился парень, когда я, наконец, обернулась к нему.
   - Не обращай внимания, - оправив платье, попросила я. - Это моё испорченное воображение шалит. Пошли лучше отсюда, пока кто-то другой не решил тут уединиться.
  
   Я вышла первой и тут же застыла на месте. Едва не врезавшийся в меня Орен спросил, в чем дело, чем и привлек внимание находящегося в пяти метрах напротив нас блондина.
   Ринар, сидящий на подоконнике левым боком к нам, удобно вытянул одну ногу вдоль окна и читал всё ту же книгу по анатомии, а в левой руке держал бокал с пуншем. При виде нас, его лицо приобрело настолько шокированный вид, словно из ниши только что вышел черт и предложил ему вступить в секту Аум синрикё.
   - Привет, - неуверенно улыбнувшись, помахала я ему рукой.
   Пальцы жениха разжались, и бокал со звоном разбился о каменный пол. К моим ногам подкатилась одна из разлетевшихся ягод, заставив сдавленно сглотнуть.
   - Это не то, что ты подумал, - подал голос Орен.
   - Заткнись, - не глядя, схватила я его за жабо, висящее вместо галстука, и резко дернула вниз, заставив того приглушённо крякнуть.
   Если до этого Ринар ни о чём не думал, то теперь его брови удивленно поднялись вверх. И судя по выражению лица, в его голове начали зарождаться догадки и предположения, явно далёкие от правды. С такого расстояния, вместо моего голоса он мог слышать только сдавленный шёпот и невнятное шуршание, а что это может значить?
   - Валим отсюда, пока звезда в шоке, - прошипела я, дернув своего спутника за собой.
   Орен уже на ходу схватился за моё запястье, быстро и настойчиво выдернув из моих рук свой воротник, но при этом не торопился отпускать ладонь. Я завернула в зал, почему-то рассудив, что на людях нам ничего не грозит, и постаралась уйти подальше в толпу.
   Ввиду того, что преследования как такового видно не было, реакция жениха перестала казаться мне чем-то серьёзным. Ну, подумаешь, увидел, как мы вышли из ниши. Раз по школе ходили слухи о нём и Леонсии, значит, они тоже проделывали нечто подобное.
   - Адель, прости, - обернулся ко мне темноволосый юноша. - Я всё ему объясню. Это недоразумение только моя вина, - отпустив мою руку, вознамерился он идти обратно.
   - Не стоит, - схватившись за рукав камзола, остановила я его.
   - Я боюсь, что ты можешь пострадать из-за его неверных выводов, - взволнованно заговорил зеленоглазый.
   - Да ничего он мне не сделает, - отмахнулась я. - Меня вообще больше твоя судьба беспокоит. Не думаю, что Ринар мог резко воспылать ко мне любовью и приревновать, но сам понимаешь, для проформы... - замялась, подбирая более мягкий синоним слову "морда".
   - В челюсть дать может, - закончил за меня парень.
   - Да, - согласно кивнула я. - Он завтра днём уезжает. Так что ты, до этого времени, постарайся не показываться ему на глаза, хорошо?
   - Да, глупо как-то получилось, - усмехнулся мой кавалер, взъерошив себе волосы.
   Мы переглянулись и засмеялись над комичностью ситуации. Такое нарочно не придумаешь и не подстроишь. Вот принесла нелёгкая моего женишка именно на этот подоконник. Чем ему любой другой, находящийся раньше или дальше по коридору, не угодил?
   - Зато лицо у него было бесценно, - пробормотала я.
   - Да, - протянул парень. - На будущее надо запомнить.
   - Так пить хочется, - не обратив внимания на последнюю брошенную фразу, обернулась я в сторону стоявшего неподалёку раздаточного стола. - Интересно, у них тут простая вода есть?
   - Должна быть, - вытянул шею Орен, стараясь через людей разглядеть ассортимент. - Сейчас принесу.
   - Пойдём вместе, - предложила я, но не успела сделать и пары шагов, как на меня налетела Леонсия.
   Удивленно охнув, она буквально вылила мне на лиф платья содержимое своего бокала. В нос ударил неприятный кисловатый запах пунша. Слава Богу, хоть не жжется.
   - Ой, прости, прости! Как же так? - с показным испугом, воскликнула она, потряхивая надо мной полупустым бокалом, чтобы все ошмётки оказались у меня в вырезе.
   В шоке от такой наглости, я не придумала ничего лучше, как тупо хлопать глазами, пока струйки кисловатой жидкости, сползают на тело уже внутри платья. Ну, хоть не кислота, - мысленно усмехнулась я.
   - Не знаю, как так получилось? - невинно причитала девушка.
   Среагировавшие на её возгласы молодые люди с любопытством и перешёптываниями приготовились наблюдать предстоящий спектакль с моим участием в главной роли.
  
   - Леонсия, ты с ума сошла? - вступился за меня Орен.
   - Не лезь, мелкий, - огрызнулась она, снова виновато оскалившись в мою сторону. - Я же сказала, что нечаянно.
   - За нечаянно бьют отчаянно, - едва слышно пробубнила я себе под нос, потихоньку зверея. Хамить и огрызаться - это я ещё понимаю, но эта "случайность" тянет уже на попытку публичного унижения.
   Что бы на моём месте сделала Адель? Испугалась, смутилась, расплакалась, убежала. Кажется, как-то так. Что бы сделала я? Въехала бы ей в челюсть ногой с разворота. Но в этом теле и в этом платье, Тора Дольо Чаги (Торнадо) - задача невыполнимая.
   - Ты же не злишься? - надув губки, заглянула мне в глаза блондинка.
   - Раз нечаянно, то, конечно, нет, - вздохнула я, брезгливо стряхивая с себя куски фруктов. Это не злость. А всего лишь тихое бешенство. - С кем не бывает.
   - Я так рада, - торжественно просияла девушка.
   - Ты должна принести Адель официальные извинения, - не унимался Орен.
   Украдкой дотронувшись до его руки, я глазами попросила не вмешиваться. Тот нахмурился, но вроде бы понял меня правильно и дальше стоял молча.
   - Вся вышивка размокла, - скривилась я.
   - Давай, я попробую высушить? - миролюбиво предложила блондинка и, подняв вверх правую ладонь, зловеще перебрала пальцами в воздухе. - Я недавно нашла очень подходящее случаю заклинание.
   - Спасибо, не стоит, - ужаснулась я. Только вариации на тему боевого пульсара в лицо мне не хватало. - Платье и само прекрасно высохнет.
   - Как знаешь, - пожала плечами Леонсия. - Я предложила помощь.
   - Пойду лучше, переоденусь, - вздохнула я.
   - Тебя проводить? - насмешливо осведомилась девушка.
   - Не стоит, наслаждайся праздником, - печально качнула я головой.
   Та, снисходительно ухмыльнулась и повернулась спиной. И тут я упала.
   Не тихо шмякнулась в обморок, а сделав всего один шаг вперёд, поскользнулась на остатках пролитого пунша, всплеснула руками и, с нарастающим криком, коброй полетела вперёд, в последний момент, схватившись за юбку Леонсии, где-то в районе узких бёдер.
   Эффекта, как в американском фильме про девочек двойников не получилось. Юбка не оторвалась от верхней части платья, оказавшись пришитой на совесть.
   Девушка прогнулась в пояснице, едва не шмякнувшись мне на голову своей тощей попой, успев-таки схватиться за протянутую кем-то руку помощи. И тут в воцарившейся в зале тишине (даже музыка замолкла), розовая атласная ткань верхнего слоя юбки не выдержала такого надругательства в виде моей повисшей на ней тушки и лопнула. Стрела от места разрыва поехала по кругу, отрывая ткань сантиметров на пять-десять ниже пояса, и мы вместе с ней плавно поехали вниз. Вслед за первым слоем стал трескаться второй (верхняя часть нижней юбки), но дальше дыры, размером с ладонь дело не пошло, так как мои локти уже достали до земли, и вес хорошо откормленной свинки перестал тянуть ткань вниз.
   - Адель, ты цела? - подлетел ко мне встревоженный Орен, до этого не принимавший никаких действий по моему спасению. Мне хватило одного взгляда на его заблестевшие азартом глаза, чтобы понять - мои действия раскусили ещё на начальном этапе падения.
   Леонсия, с вытаращенными глазами, осматривала своё платье. Верхняя юбка сползла вниз сантиметров на тридцать и не упала на пол только потому, что в месте разрыва оказалась уже, чем подъюбники.
   - Кажется, я повредила колено, - неуверенно промямлила я, позволяя поднять себя с пола. - На чем же я так поскользнулась?
   - На яблоке, - пояснил парень, быстро размазав один из валяющихся на полу кусков носком своего ботинка.
   - Ах ты, дрянь! - взревела блондинка, наконец-то отойдя от шока и подтянув подол наверх. - Ты это специально сделала?
   - Что сделала? - шарахнувшись в сторону, захлопала я глазами.
   - Порвала мне платье! - раскраснелась она от злости. - Думаешь, раз смогла его увести, так теперь за меня и вступиться некому?
   - О чем ты? - растеряно отозвалась я, демонстративно прыгая на одной ноге.
   - Знаешь, сколько стоило это платье? - ещё громче взревела Леонсия.
   - Уж точно не дороже моего, - оглядела я её с ног до головы.
   - Адель, - расталкивая зрителей, прорвалась ко мне Луиза. - Что случилось?
   - Что здесь происходит? - появился вслед за ней директор.
   - Магистр, Госпожа Герульди случайно пролила на Адель пунш, - отрапортовал Орен, пока блондинка набирала в грудь воздуха.
   - Она порвала мне платье! - вслед за ним закричала девушка.
   - Адель поскользнулась на образовавшейся луже и упала, задев Леонсию, - закончил мой защитник.
   - Ты врешь! - гаркнула та.
   - Неужели? - удивился мой кавалер. - Тогда можно спросить у кого-то другого. Все видели, что случилось, - придерживая "раненую" меня, обвел он свободной рукой столпившихся зрителей.
   Толпа согласно загудела. А с разных сторон послышались перешёптывания уже не в пользу разъяренной блондинки.
   - А это не слишком?
   - Она же всё-таки законная невеста, а эта так - развлечение.
   - Какой смысл злиться?
   - Это нормально, что он выбрал невесту.
   - Адель, ты сильно ударилась? - суетилась вокруг меня приятельница.
   - Колено болит, - пожаловалась я.
   - Платье испорчено, - причитала она.
   - Ничего страшного. У меня же есть платье номер два, - напомнила я.
   - Леонсия! - возмутился директор. - Вы ещё слишком юны, чтобы из-за каких-то неприятностей злоупотреблять алкоголем.
   - Я ничем не злоупотребляла, - опешила та.
   - То есть вы пролили, судя по количеству пунша на полу, полный бокал на госпожу Моренро преднамеренно, а не по причине невнимательности, вызванной лёгким опьянением? - поставил её перед сложным выбором Магистр.
   - Я... Я.... Это она на меня налетела, - начала оправдываться та. - А потом порвала мне платье.
   - Я? - растерянно посмотрела я на директора.
   - Мы стояли и разговаривали, - снова заговорил Орен. - Как при этом можно на кого-то налететь?
   - Леонсия, - покачал головой директор. - Не разочаровывайте меня. Если вы действительно хотите работать при дворе, то вам стоит научиться пресекать, а лучше, предотвращать подобные ситуации.
   - Да, Магистр, - опустив голову, покорно согласилась та.
   - В таком случае, поступите, в соответствии с правилами двора, - приказал он.
   - Но это же она во всём виновата? - вскинув голову, воскликнула блондинка.
   - Если королева в момент эмоционального срыва запустит в стену горшком с цветком и ваше платье испачкается в земле, вы тоже потребуете возмещения его стоимости? - уточнил директор.
   - Но она не королева, - возразила Леонсия.
   - Она особа, приближенная к королевской семье, для вас этого мало? ­
   Девушка побледнела, не решаясь поднять взгляд, и шумно дыша, перебирала в руках драную юбку. Я тоже замерла, не решаясь открыть рот. Такого размаха в мои планы точно не входило. И как обернуть всё в шутку при директоре?
   - Полагаю, мы поспешили с предоставлением ваших рекомендаций, - снова заговорил директор. - Вы ещё слишком молоды для...
   - Госпожа Моренро, - всё ещё не поднимая глаз, перебила его Леонсия и, шагнув ко мне, присела в... реверансе, наверно. - Прошу меня извинить за доставленные волнения. Впредь я буду осмотрительнее в своих словах и действиях.
   - А, - совершенно искренне опешила я.
   Что надо говорить-то? Я тебя извиняю? Иди с миром дитя моё? Выпороть её на конюшне? В голове ни одной умной мысли.
   - Магистр, - беспомощно развернулась я к директору.
   - Адель, тебе тоже стоит потренироваться в правилах этикета, - не терпящим возражения голосом, порекомендовал он. - В бокале может оказаться не только пунш.
   Не дожидаясь моего ответа, Леонсия, подорвалась с места и скрылась за приоткрытыми дверями зала.
   - Полагаю, мы обе виноваты в случившемся, - промямлила я, хоть и не чувствовала своей вины ни в чём, кроме привлечения директорского внимания.
   Магистр, согласно кивнул, и неспешно покинул место нашего "побоища". Снова раздались аккорды, прервавшейся чуть раньше мелодии, а проскользнувшая мимо разодетых молодых людей женщина в простом коричнево-черном платье обслуживающего персонала школы, проворно заработала шваброй, всасывающей в себя и воду, и кусочки фруктов не хуже пылесоса.
   Месть оказалась не самым приятным блюдом, оставив после себя мерзкий привкус микстуры от кашля. Не стоит больше устраивать разборки на людях. Неизвестно, кто в конечном итоге останется победителем и будет ли таковой в принципе.
   - Что там с твоей коленкой, болезная? - вывела меня из ступора непонятно откуда взявшаяся Нарина, в голубом, украшенном бешеным количеством рюшей, платье. - Давай, показывай.
   - Прям тут подол задрать? - опешила я.
   - Хочешь прогуляться до медицинского корпуса? - изогнула бровь будущая лекарша.
   - Спасибо за помощь, но я как-нибудь сама. Ладно? - попятилась я.
   - Как можно? - подхватила меня под локоть одетая в декольтированное зелёное платье Калиса, которую я до этого видела неподалёку, но не узнала. - Орен, не волнуйся, я помогу ей дойти.
   - Я с вами, - подхватила меня с другой стороны Луиза.
   - В этом нет никакой необходимости, - мягко, но настойчиво отпихнула её Нарина. - Развлекайся. А Адель переоденется и вернётся сюда. У неё же есть платье номер два.
   - Всё равно, я пойду с вами, - насупилась моя соседка по комнате.
   - Орен, - обернувшись через плечо, сердито позвала боевая магичка, свободной рукой подтягивая своё платье повыше к подмышкам. - Развлеки девушку. Мы скоро. Надеюсь.
   Она сделала страшную гримасу, в ответ на которую мой кавалер, подхватил возмущающуюся Луизу, и утащил танцевать.
   - Девчонки, вы чего? - опешила я, когда меня, как сопротивляющегося уголовника, под руки вынесли из зала. Стойкое ощущение, что у меня отсутствует некая жизненно важная информация, усиливалось в геометрической прогрессии. Раз даже Орен пошел на поводу у этих двоих.
   - Прекрати упираться, - прошипела лекарша, подтолкнув мою ногу коленом, чуть ниже попы. - Только этого нам не хватало для полного счастья.
   Меня затолкали в помещение местной дамской комнаты, которая отличалась от удобной на этаже общежития, как туалет в моей квартире от какого-нибудь жутко пафосного пятизвездочного отеля.
   В первой комнате находились только раковины, зеркала в золочёных рамах на полстены и две мягкие, обитые бархатом банкетки. На одну из которых усадили меня, а вторую Калиса одним взмахом руки заставила пододвинуться к двери, забаррикадировав выход.
   - Показывай свои коленки, - скомандовала Нарина.
   - Со мной всё нормально, - поспешно отозвалась я, вскакивая на ноги, но ладонь боевой магички, опустившаяся на моё плечо, заставила шлёпнуться пятой точкой обратно на сидение.
   - Я сама решу, - тихо, но от этого не менее грозно проговорила лекарша, подобрав юбки и опускаясь на пол рядом со мной.
   - Да что вы, в самом деле? - подтягивая вверх подол, не на шутку перетрухнула я.
   Куда теперь бежать-то? В дверь к туалетам или в окно с третьего этажа? По высоте, между прочим, не ниже наших пяти.
   - О тебе заботимся, между прочим, - снова подтянув платье наверх и сложив руки на груди, сдвинула брови Калиса.
   - Лёгкий отек, - констатировала, ощупавшая мои ноги, девушка в голубом. - Но скорее от перенапряжения, чем от недавней травмы. Много бегаешь?
   - А я тебе говорила, - фыркнула практик. - Уж отличить настоящее падение от подстроенной имитации я в состоянии.
   - Я, правда, поскользнулась, - начала защищаться я.
   - Угу, - хмыкнула Калиса. - Только сначала согнула ногу, присаживаясь на корточки, - продемонстрировав мои действия до момента настоящего свободного падения.
   - И что? - с вызовом отозвалась я. - Все падают по-разному.
   - Я тебя в чём-то обвиняю? - удивилась девушка.
   - Не знаю, - всплеснула я руками. - Со стороны выглядит, как попытка расправы.
   - Почти угадала, - хмыкнула лекарша. - Снимай платье.
   - Зачем это? - опешила я.
   - Леонсия же тебе вылила содержимое бокала не на одежду, а прям на вырез, так?
   - Именно, - ответила за меня однокурсница Ринара, жестом показав действия блондинки. - Не похоже было на импульсивное или случайное действие.
   - Ну, знаешь, какой бы она ни была импульсивной, выплеснуть кому-то жидкость в лицо - это открытое оскорбление, - задумчиво рассуждала Нарина. - Тут уже извинениями не отделаешься.
   - Это да, - согласилась боевая магичка, снова подтягивая лиф своего платья, отчего юбка задиралась почти до щиколоток. Похоже, кто-то, как и я просчитался с длиной, примеряя платье в сапогах. Жутко хотелось это прокомментировать, но я прикусила язык. Не мне с моим шуршащим по полу подолом указывать кому-то на подобные ошибки. Вот если бы махнуться нарядами - каждая из нас от этого бы только выиграла.
   - Платье можно высушить, - продолжала та. - Но меня гложут нехорошие сомнения.
   - Не такая же она дура, чтобы вытворить подобное в толпе народу? - парировала девушка в голубом. - Слишком много свидетелей. Тут скорее цель была в психологическом нападении, а не физическом нанесении увечий.
   - Вы вообще, о чем? - повысила я голос, встревая в их оживлённую беседу. Что-то не нравится мне тема разговора.
   - Она всё ещё в платье, - закатила глаза лекарша. - Снимай быстро, пока я сама тебя не раздела.
   Вытаращив глаза ещё больше, если такое вообще возможно, я схватилась руками за плечи, крепко вцепившись пальцами в тёмную ткань. Ещё чего не хватало, нагишом потом по школе разгуливать. Как наводить мороки мне пока не показывали. Если тут такое практикуют, конечно.
   - Ты знаешь почему Леонсию рекомендуют в команду королевских магов? - устало вздохнув, обернулась ко мне Калиса.
   - Она сильный маг, - уклончиво протянула я.
   Не помню, чтобы Луиза говорила мне хотя бы о том, на каком факультете числится эта белобрысая поганка.
   - Я с десяти лет учусь рядом с ней и, поверь мне, особыми талантами в магии она не обладает, - засмеялась Нарина. - Сильная, не спорю, но не в этом её преимущество над другими кандидатурами.
   - Да как это вообще связано с моим платьем? - перебила я.
   - Ты знаешь что-нибудь о ядах отложенного действия? - резко сменила тему боевая магичка.
   - Полоний, - произнесла я первое пришедшее на ум название.
   - Такого яда я не знаю, - нахмурилась лекарша. - Но, судя по твоим глазам, смысл ты уловила.
   - Так вот, Леонсия - специализируется на ядах, - с довольной усмешкой протянула последнее слово девушка в зелёном платье.
   - В смысле? - меня как мешком по голове огрели этой новостью.
   С моим воображением, первые признаки отравления тут же дали о себе знать: меня бросило в жар, в горле пересохло, дыхание сбилось, а всё тело зачесалось со страшной силой. Если бы не резко возникшая слабость в мышцах, я бы сейчас разодрала себе кожу везде, куда смогла дотянуться.
   - Как лекарь - она очень слабенькая, - наслаждаясь моей реакцией, хихикнула Нарина. - При изготовлении снадобий вечно какая-нибудь гадость получится, хорошо, если не опасная для здоровья. Но при этом у неё отменный нюх на яды. Она с лёгкостью определяет, как и какой яд был использован, а, следовательно, как можно нейтрализовать его действие. Противоядия, при всей своей схожести со снадобьями - её конёк. Не представляю, как в человеке могут сочетаться такие несочетаемые качества.
   - Такой эксперт при дворе сгодится и в случае, если кого-то отравили ядом, и, если наоборот, его надо кому-то подсыпать, да так, чтобы доброе имя короны не пострадало.
   - То есть, вы думаете, что она могла меня отправить? - едва не сорвавшись на визг, произнесла я.
   - Вряд ли, - возразила лекарша. - А вот сжечь тебе кожу какой-нибудь дрянью, чтобы Ринару было противно смотреть и прикасаться к твоему голому телу - запросто. Особенно если это яд кожно-нарывного действия, который вылезет сначала как сыпь и только месяца через два превратится в язвочки, оставляющие после себя глубокие рубцы. Доказать потом, что это была она или попытаться что-то исправить уже не получится.
   - Не слишком ли кардинальные меры устранения конкурентки за липового ухажера? - передёрнув плечами, возмутилась я.
   - В каком смысле липового? - нахмурилась Нарина.
   - А ты откуда знаешь? - удивилась Калиса.
   - Ринар сказал, - стушевалась я.
   Формально меня не просили держать язык за зубами, но вдруг - это какая-нибудь страшная тайна.
   - Тогда понятно, почему Леонсия так взбеленилась, - весело хмыкнула боевая магичка. - Раз он тебе такие вещи рассказывает, то шансы нашей блондиночки занять твоё место тают на глазах.
   - А они вообще были? - огрызнулась я.
   - Насколько я знаю, они давно знакомы. Ещё до школы, - переводя взгляд с меня на Калису и обратно, заговорила лекарша. - Вполне возможно, что у неё появилась надежда, что их дружба означает нечто большее, и они в итоге будут вместе.
   - Вот просила же этого паразита нормально с ней поговорить, но нет, - тихо злилась я. - Жираф большой. Ему видней.
   - Паразита? - удивленно переглянулись девушки.
   - Ну, Ринара, - нехотя пояснила я.
   - Так я не поняла, они, что вообще никогда не встречались? - переспросила Нарина.
   - Нет, - хором отозвались мы с Калисой, в очередной раз подтягивающей своё платье, но теперь уже с таким зловещим выражением лица, словно оно является её злейшим врагом.
   - Хватит его дергать, - не выдержала я, показывая на несчастное зелёное платье. - У тебя наверно шнуровка ослабла. Надо перетянуть и всё будет нормально.
   - Если перестать дышать, то возможно, - скривилась она. - Не могу я физически переносить корсеты.
   - Так не надевай, - пожала я плечами.
   - Я и не надела, и вот результат, - засопела та. - Скорее бы вылезти из этого дурацкого платья.
   - Так ты же его с конкретной целью надела? - усмехнулась лекарша. - Результат уже достигнут?
   - Как же, - насупилась девушка. - Если бы эта цель вообще заметила, что я в платье. Знала бы - пришла бы в брюках.
   - А ты пореже его вверх подтягивай, и заметит, - предложила я, нехотя развязывая свой синий пояс. Орен старался на совесть, об узел, чуть все ногти не переломала.
   - Боюсь, что тогда не только он заметит, - вздохнула Калиса. - А я не обладаю достоинствами, которые можно выставлять на всеобщее обозрение.
   Девушки помогли разобраться со шнуровкой, но я только опустила до пояса верхнюю часть платья и приспустила нижнюю сорочку. На всякий случай зажмурившись. Тело, конечно, не моё, но ещё неизвестно, сколько мне в нём жить. Лично я планировала оставаться живой и здоровой вплоть до возвращения домой.
   - Что это? - удивленно уставились они обе на мою грудь.
   - Что там? - пискнула я, открывая один глаз.
   - Вот это что? - ткнула Нарина пальцем в мой бюстгальтер.
   - Лифчик, - удивленно пискнула я. - Новая модель. "Адель" называется.
   - А почему мне такого не предложили? - снова подтянув платье, нахмурилась Калиса. - Может, тогда платью было бы за что держаться, и оно не падало бы.
  
   К моей радости, диагноз "отравление" не подтвердился. По крайней мере, пока. Проведя тщательный осмотр, как внешний, так и магический, лекарша сообщила, что ничего опаснее алкоголя на мне нет, но на всякий случай соскребла что-то с моей кожи и обещала утром дать окончательный ответ.
   Снова надевать мокрую одежду ещё противнее, чем ходить в ней изначально. У меня осталось только одно желание - поскорее помыться и лучше бы в теплой воде. От провожатых я отказалась. Какой смысл вести меня до комнаты, если оттуда я пойду в общую душевую. Не будет же Калиса, вместо соблазнения, так и не озвученной мне цели, караулить меня у уборной.
   - На, вот, - сняла она с шеи небольшой деревянный кулон на простом шнурке. - Он не очень сильный, но, если что, одно боевое заклинание точно нейтрализует. Если вдруг рассыплется, беги сюда со всех ног.
   - Прям в одном полотенце? - хихикнула я.
   - Не смешно, - перебила меня Нарина. - Ради спасения жизни, можно рискнуть и репутацией.
   - Не всегда, - уклончиво отозвалась я. В истории моего мира много примеров, когда женщины решали, что лучше умереть, чем опозорить себя или свою семью. - Потом, директор же никак не отреагировал на возможную попытку отравления. Не настолько же он плохо ко мне относится, что ему всё равно, чем для меня закончится этот бал.
   - Предположим, он просмотрел твою ауру заранее или залез в мысли Леонсии, - предположила магичка. - Но мы сейчас говорим о том, что может поджидать тебя в коридоре общежития.
   - Тогда получается, что мне собственной тени бояться надо, - возмутилась я. - Как Магистры могут допускать, что бы по школе расхаживала маньячка, специализирующаяся на ядах? Если всё так опасно, то её не во дворец направлять надо, а изолировать от общества в специализированном учреждении.
   - Тогда меня тоже надо изолировать от общества, - засмеялась Калиса. - Я тоже потенциально опасна и как все женщины в порыве чувств способна на необдуманные поступки. Но хвала Богам, у нас действует презумпция невиновности.
   - То есть, пока меня не растворят в кислотной водичке, без оберегов или охраны в коридоре лучше не появляться?
   - Не преувеличивай.
   - Я только конкретизирую.
   - Это всего лишь меры предосторожности, - возмутилась лекарша. - Хватит пререкаться, а то мы действительно все вместе пойдём тебя провожать.
   - Хорошо-хорошо, - согласилась я.
   - Бери, - снова протянули мне магический кулон.
   - Не думаю, что эта штука мне пригодится, - нахмурилась я. - Я и так быстро бегаю.
   - Да не бойся ты, нет на нём никаких дополнительных заклинаний, - закатила глаза девушка, сунув мне в руки свой амулет, оберег - не знаю, как правильно. - А раз так страшно, то мойся быстрее, а как окажешься в комнате, выкини его в окно.
   - Не боюсь я ничего, - насупилась я. Не признаваться же, что про дополнительные заклинания у меня и мысли не возникло.
   Пожелав всем троим, включая топчущуюся в коридоре около зала Луизу, хорошего вечера, я заверила, что лучше отдохну в комнате.
   - Очень насыщенный выдался денёк, - улыбнулась я.
   - Ты уверена? - прищурилась моя соседка по комнате.
   - Утром всё обсудим, - подмигнула я.
  

   В общежитие было как-то по-особенному безлюдно. Если какие звуки и раздавались, то только этажом ниже, где обитали те, кто не дорос ещё до летнего бала, но не успел или не смог уехать на каникулы.
   Попытки с пятой я запустила в воздух небольшого светлячка. Тот отлетел вперед на приличное расстояние и не столько освещал мне дорогу, сколько помогал не сбиться с нужного направления.
   Шаги отзывались эхом, уносясь в сторону лестницы. Почувствовав себя маленькой девочкой на лестничной площадке, я несколько раз сказала: "А", радуясь поразительной акустике, и как-то сама собой перешла на пение. Голос у Адель довольно хороший, приятный, а на слух я сама никогда не жаловалась.
   Петь на русском языке не решилась. Вдруг, кто услышат? Объясняй потом смысл не всегда приличного для данного мира текста. После нескольких не связанных между собою фраз, постепенно перешла на Селену Гомес "Моя дилемма":
   - Here's my dilemma
   One half of me wants you
   And the other half wants to forget
   My my my dilemma
   From the moment I met you
   I just can't get you out of my head
   Начала почему-то с припева и, кажется, два раза спела один и тот же куплет, просто потому, что он лучше всплывал из памяти. Звук уносился под потолок, добавляя эффект раздвоения голоса, словно пела я не одна, а в составе слаженного дуэта, где вторая исполнительница отстает буквально на доли секунды. Особенно красиво переливалась строчка: "My my my dilemma".
   Пела я, конечно, не в полную силу, а полушёпотом, но и этого хватило, чтобы увлечься и, крутясь на месте, подтанцовывать в том стиле, к которому я привыкла.
   Светлячок ударился о закрытую дверь на женскую половину общежития, нетерпеливо поблёскивая. Я распахнула створки, снова крутанувшись вокруг своей оси, и не сразу заметила, что мой огонёк погас, по первому моему предположению от сквозняка.
   - And I tell myself to run from you
   But I found myself atractted to my dilemma
   My dilemma, It's you, it's you. (Это ты!) - с придыханием закончила я, тыкая указательными пальцами в темноту и, тяжело вздохнув, сжала правую ладонь в кулак, планируя создать новый источник света. Не искать же свою дверь на ощупь.
   - Явилась? - раздался из полумрака коридора до ужаса знакомый, но от этого не менее зловещий мужской голос. - Дилемма.
   - Кто здесь? - наклонившись вперёд и подслеповато прищурившись, попыталась я разглядеть темнеющую на фоне далекого окна фигуру. Распахнутая мною дверь бесшумно начала закрываться и набрав скорость, захлопнулась, больно треснув меня по пятой точке. Взвизгнув, я отскочила вперёд, неожиданно почувствовав себя мышью, по неосторожности, забежавшей в мышеловку.
   Запуганная старшими девушками, я больше испугалась бы появлению на моём пути Леонсии. А вот про своего ненаглядного женишка напрочь успела забыть. Интересно, он всё ещё злится? Или так, спокойной ночи пришел пожелать? Надежда на лучшее обычно умирает последней. О предпоследней жертве обстоятельств думать не хотелось.
   - Догадайся, - предложил юноша, постукивая в тишине каблуками и медленно приближаясь ко мне. Ну, подумаешь, идёт навстречу, чего тут может быть страшного? Только вот у меня почему-то коленки затряслись. Сразу вспомнилась ниша, Орен, со своей идиотской фразой и разбившийся об пол бокал.
   - Мама, - пискнула я, попятившись по стеночке в правую сторону, в конце которой начиналась, идущая через женскую половину, лестница вниз.
   - А ну, стоять, - скомандовал Ринар. Его резкий голос прозвучал для меня как выстрел на скачках. Подхватив юбку, я сорвалась с места.
   - Отвянь, - крикнула уже на бегу. - Мне за тебя уже отомстили.
   Вроде бы расстояние между нами было приличное, но этот тип с длинными ногами бегает намного быстрее меня. Действительно, как дог и болонка. На один его шаг уходит четыре моих.
   Рванувшись за угол, я вылетела на лестницу и, держась за перила, успела пробежать только первый пролёт. Когда развернулась на второй, черно-белый ураган, схватившись за перила, на бешеной скорости обогнул меня, на какое-то мгновение зажав в клещи, и перегодил дорогу вниз.
   - Куда же ты собралась, дорогая? - прошипел он, откидывая со своего лица волосы.
   - Что тебе от меня надо? - взмолилась я, пятясь вверх по лестнице, и чуть не упала, наступив на подол собственного платья.
   - Да ничего, особенно, - ухмыльнулся он, поймав меня за локоть. - Только поговорить о твоём неосмотрительном поведении на балу.
   - Вот и смотрел бы за моим поведением вовремя, - огрызнулась я, наткнувшись спиной на стену, и выдергивая руку из его длинных холодных пальцев. - Сам пожелал хорошего вечера.
   Отступить влево мне не дали, уперевшись свободной рукой в стену как раз на уровне моей головы. Справа очень быстро возник угол, со стоящей там подставкой с жиденьким цветочком. Обогнув подставку, я попыталась врасти в этот злосчастный угол, напуганная, как мышь перед голодным котом.
   - А хороший вечер - это тискаться с этим щенком? - блеснул жених, загоревшимися голубым цветом, глазами.
   - Не тискалась я ни с кем, - со всей силы пихнула я его в грудь. - И вообще, иди с ним разбирайся. Что ты ко мне пристал? Я девушка, а значит наивная и доверчивая.
   - С этим говнюком я тоже разберусь, - прошипел блондин, даже не дёрнувшись от моих действий.
   - Так и проваливай, - повысила я голос. - Что сюда приперся?
   - Тебе одного раза мало? - гаркнул он в ответ. - Решила второй раз по тем же граблям пробежаться?
   - Мой лоб и мои грабли! Где хочу, там и бегаю.
   - Тогда заруби себе на носу, что я не собираюсь становиться рогатым ослом при такой невесте как ты!
   - Мне значит, рога отращивать можно, а тебе нельзя, так? - окончательно озверела я. - Невеста, значит, не такая. Рожей не вышла, так? На себя лучше посмотри, столб фонарный. Раньше следить надо было, а не книжечки свои читать. А то бросил на произвол судьбы в зале, а теперь претензии высказываешь?
   - Ах, я тебя дальше должен был развлекать? - возмутился парень. - Нашла себе шута горохового с отдавленными ногами и с твоей косметикой по всему костюму.
   - Ой, ой, ой, какие мы нежные, - скривилась я. - За этот инцидент я уже извинилась, так что нечего меня в него носом тыкать, как глупого котенка.
   - Что от тебя нужно было Орену? - грозно спросил он.
   - А тебе какая разница, - презрительно хмыкнула я. - Платок и благословение на ратные подвиги, во славу меня любимой.
   - Что ты делала в этой чертовой нише? - перебил меня Ринар.
   - Не твоего ума дело, - огрызнулась я, предпринимая попытку проскочить под его рукой хотя бы в сторону своего этажа.
   - Что ты там делала? - по слогам прорычал он, резко дернувшись вниз, преграждая мне путь к побегу.
   - Да пошел ты к черту! Вместе со своей шавкой! - попыталась врезать ему коленом туда, куда бить неприлично, но, увы, не достала.
   - Ах так? - зарычал он, и обхватив меня за талию, не без напряга поднял вверх и посадил на оконный проём над нами.
   - Ааа, - завизжала я сначала от возмущения, а потом уже от страха. - Верни меня на землю. Немедленно!
   От подоконника до межэтажной площадки, на которой мы толкались, расстояние где-то два метра в высоту. Мне хватило одного взгляда вниз, чтобы голова пошла кругом. Будь там внизу хотя бы светло, а так, черная дыра какая-то.
   - Не хочешь нормально разговаривать, тогда посиди, подумай над своим поведением, - фыркнул он, направляясь вниз по лестнице.
   - Ринар, - взмолилась я. - Не бросай меня здесь! Ринар, вернись, пожалуйста! Я же сама отсюда не слезу. Ринар! Ну, Ринар! Ты не можешь так поступить! Ринар! Я высоты боюсь!
   Чем дальше он уходил, тем громче и отчаяннее становились мои крики, но всё безрезультатно. Хоть одна сволочь бы услышала. Неужели все на балу?
   Шаги стихли. Оставшись одна - посмотрела вниз. Расстояние до пола, словно живое, стало увеличиваться. Боясь упасть, я отползала ближе к узкому дугообразному окну, подняв своей юбкой кучу пыли.
   - Ну и катись, индюк ревнивый, - чуть не плача кричала я. - И без тебя справлюсь, каланча тупоголовая. Отелло белобрысый. Я тебе в следующий раз все твои космы повыдергаю, моль переросток. Ты у меня ещё пожалеешь, что со мной связался. Ненавижу. Гад. Глиста во фраке. Урод пучеглазый. Придурок долговязый. Уууу, - завыла я на одной ноте. - Убью! Покалечу. Глаз на опу натяну и моргать заставлю. ЛЮДИ! - уже не смотря на лестницу, легла я на каменный подоконник.
   От окна ощутимо дуло, и начиная замерзать в своем мокром платье, я отчетливо почувствовала, как у меня начали дрожать губы. Надеюсь - это не от истерики.
   - Сейчас заболею, умру, и черта с два на таком чёрном вдовце кто женится. Всех распугаю! Всех психованных поклонниц до нервного тика доведу.
   - Моль переросток? Урод пучеглазый? - переспросили от лестницы.
   - Ринар, - просияла я, тут же принимая сидячее положение. - Милый мой, хороший, сними меня отсюда, пожалуйста.
   - Вот оно женское коварство! - восторженно развёл руками жених. - Теперь хороший.
   - Ринарчик, любимый мой, ты же не хочешь, чтобы я отсюда упала и переломала себе все кости? А то и так толстая и страшная, а теперь ещё и инвалидкой стану. Придётся тебе меня болезную на ручках к алтарю нести. А межпозвоночная грыжа от переноски тяжестей - это так больно и так тяжело лечится. А я даже массаж тебе сделать не смогу.
   - Ты же хотела разорвать помолвку? - настороженно прищурился жених.
   - Это если здоровая буду, - насупилась я. - А если ноги переломаю, то где я себе смогу другого сильного идиота найти?
   - Что ты делала в этой чертовой нише? - грозно спросил маг, вмиг растеряв всю прежнюю смешливость.
   - Ничего я там не делала, - на этот раз не стала выворачиваться я. - И уж тем более того, о чём ты мог подумать.
   - Тогда зачем туда пошла? - только лампы в глаза не хватает, хотя её с лихвой заменяют, горящие в темноте голубые глаза.
   - Не знаю, - всплеснула я руками. - Это была не моя идея. Мы просто разговаривали о создании музыкального прибора.
   - Почему нельзя было поговорить об этом в коридоре?
   - Да я, правда, не знаю! - застонала я. - Наверно там нас могли подслушать. Или увидеть, что мы шепчемся и пустить глупые слухи.
   - А если так спрятаться, то слухов, конечно, не будет? - с издевкой, спросил он.
   - Можно подумать, там кроме тебя ещё кто-то был, - огрызнулась я.
   - Что с тобой творится, а? - вздохнул он. - То "люблю", то "разорву помолвку", теперь этот ухажёр взялся за старое. О чём ты вообще думаешь?
   - О том, что заболею, потеряю сознание, упаду и сверну шею, - перечислила я.
   - Хорошо, - подойдя вплотную к стене, протянул он ко мне руки. - Спускайся, я тебя поймаю.
   Осторожно подобравшись к краю, я спустила ноги и с сомнением посмотрела на ладони Ринара, которые могли обхватить разве что мои колени. Подпрыгивал он что ли, когда меня сюда запихивал?
   - Ну, - поторопил тот. - Давай быстрее.
   Я красочно представила, как сейчас спрыгну с этой верхотуры в объятья своего тощего жениха. Тот не то чтобы меня не удержит, а сам рухнет под тяжестью свалившегося на него "счастья". Раздавлю я его или нет, меня мало волновало. Страшнее оказалась всплывшая перед глазами картина, как я бьюсь носом об каменный пол, так и не успев оторвать руки от плеч Ринара.
   - Не, - испуганно замотала я головой. - Так не пойдет.
   - А как? - развёл он руками.
   Я попыталась спустить ноги пониже, но быстро сообразила, что в таком положении не удержу свой вес на руках, и результат будет тот же с той лишь разницей, что теперь рук перед собой у меня вообще не будет и удар получится смачнее.
   Снова забралась на подоконник и, повернувшись спиной, попыталась слезть так. Жених с неодобрением наблюдал за моими действиями, но вслух не комментировал, изредка подстраховывая в самые опасные моменты.
   - Может, ты сможешь спустить меня с помощью магии? - с надеждой спросила я.
   - Маловероятно, - хмуро отозвался Ринар.
   - Да? А наставник спокойно левитирует кувшин с водой.
   - Это кувшин, - пояснил он. - Масса не та.
   - Я думала - это от уровня мастерства зависит, а не от физических способностей, - фыркнула я. - Не знала, что ты на самом деле такой хиленький.
   - Долго ты там сидеть будешь? - возмутился он.
   - Не закинул бы сюда, уже разошлись бы по своим делам.
   - Ответила бы сразу - здесь бы даже не оказались.
   - А до утра твои вопросы подождать не могли.
   - Я утром уезжаю.
   - Я тоже.
   - Далеко? - изогнул он бровь.
   Я насупилась. Первый ответ, который пришел в голову: "не твоё дело?", но усугублять своё положение, пока меня не спустили на землю, не хочется.
   - Так, ладно, - не стал дожидаться моего ответа жених. - Повернись боком, спусти ноги вниз. Чуть навались на подоконник и начинай спускаться.
   - А ты меня точно удержишь? - недоверчиво поинтересовалась я.
   - Куда же я денусь, - вздохнул он и без предупреждения дернул за ноги.
   Я взвизгнула от ощущения свободного падения, в панике хватаясь за неровные края булыжников. Руки жениха, сомкнувшиеся на моей талии, уверенности не придавали. В итоге я зависла вдоль стены, держа свой вес на локтях, все ещё находящихся на подоконнике.
   - Адель, отпусти руки, - голос Ринара раздался чуть ниже моего уха.
   Он обхватил меня вокруг талии двумя руками, крепко прижав к себе.
   - Я вообще тебя больше слушать не буду, убивиц, - пропищала я.
   - Адель, до пола от силы метр остался, - натужно прошипел блондин, неуверенно отступая от стены. Видимо, я всё-таки очень тяжелая, даже в таком положении.
   - Нет, - взвизгнула я, хватаясь за стену, как перепуганная кошка за дерево. Чуть все, только начавшие отрастать ногти, там не оставила.
   - Не ори, - тихо гаркнул жених, и со вздохом поставил меня на пол. - Одни проблемы с тобой.
   Доверчиво постучав ногами по полу, я, наконец, смогла убедить себя в мысли, что самое страшное уже позади. Адреналин продолжал блуждать по венам, а пульс бился в висках, как в полдень молоточки на старых бабушкиных часах. Сейчас или разревусь, или...
   - Боги, ты ещё и вся мокрая, в какой-то гадости, - брезгливо встряхивая руками, Ринар, недолго думая, вытер ладони о пиджак.
   Вот тут, кажется, тоже рефлекс сработал раньше умственных процессов. Меня из-за него облили, а он ещё и делает вид, что не знает почему я мокрая? О том, что он действительно может быть не в курсе недавних событий я не подумала, а просто въехала ему мыском туфли в нижнюю треть голени. До колена слишком высоко задирать ногу.
   - Ау! - отскочил в сторону парень, потирая ушибленное место и с негодованием взирая на сжимающую кулаки меня.
   Удар болезненный - это я хорошо знаю. Курс самообороны шёл у меня когда-то без отрыва от основных тренировок корейского единоборства.
   - Совсем с ума сошла? - оскорбился жених. - Обратно захотелось?
   - Наговорился? - прошипела, делая два шага в сторону угла, в котором уже сегодня стояла. - Только угрожать и можешь?
   - Что за? - договорить он не успел.
   - Я из-за тебя три года жизни со страху потеряла, - перебила я, не глядя нащупав недавний цветок и, резко дернув его вверх, взмахнула по дуге.
   Жиденький цветочек давно не знал полива, земля превратилась в сплошной ссохшийся ком, крепко державшийся за горшок. Собственно говоря, держался он ровно до той минуты, пока я не замахнулась своим ботаническим оружием.
   - Какие... - начал что-то говорить Ринар, но умолк. Едва успев пригнуться от летящего в него снаряда. Глиняный горшок с грохотом ударился о стену за спиной юноши, рассыпавшись на мелкие кусочки.
   - А из-за твоей кобры альбиноски ещё пять! - не собираясь прерывать монолог, ещё громче гаркнула я.
   - Какого? - поддев носком ботинка один из черепков, удивленно изрёк парень, но тут же схлопотал земляной булавой по плечу. "Грозное оружие" не ограничилось силовым ударом, засыпав моего противника, да частично и меня земляной пылью.
   - И это за один вечер! Такими темпами к концу недели без вашей помощи от инфаркта окочурюсь. И всё из-за простой ошибки в расчётах, самовлюбленных магов и бесхребетных дур, - ко второму удары Ринар уже был готов и блокировал его левой рукой. От такого противодействия стоящий до этого почти ровной палкой стебель растения прогнулся, а большая часть земли осыпалась на пол, и моя булава превратилась в корневидный кистень, что совершенно не убавило мне пыла. Не так важен урон, как сам процесс.
   - Принц на белом коне? Блондин с голубыми глазами? Да, дальше своего носа ничего не видишь и видеть не желаешь, - не унималась я, продолжая охаживать женишка своей радеющей хворостиной. - Наплодил себе поклонниц и в кусты? И я мало того, что должна расхлёбывать их выкрутасы, ещё и перед тобой оправдываться? Шишь тебе! Я второй попытки отравления ждать не собираюсь! Если ты не в состоянии обеспечить мою безопасность, то я хоть с самим чертом в дёсны целовать буду, чем позволю себя убить во второй раз.
   - Да, можешь ты толком объяснить... - окончательно разозлившись, Ринар поймал несчастное растение за корень и, вырвав и моих рук, швырнув вниз по лестнице.
   - Платье мокрое? - поморщилась я от саднящей боли в ладонях, и сама собой перешла на рукоприкладство. - А ты у своей подставной девушки поинтересуйся в чем оно мокрое! Ей лучше знать какие там яды отсроченного действия планировались. Она что-то с тобой разбираться не побежала.
   - Леонсия? - поймал он сначала одну, а потом и вторую мою руку, крепко стиснув запястья и наклонился к моему лицу. Если он думал, что с поднятыми руками я стану более покладистой, то зря.
   - Я вам не девочка для битья и поднятия собственной самооценки! Ненавижу! - снова сжав кулаки, я прыгнула на ноги своего жениха, удачно наступил на многострадальную правую, а по пути ещё и заехала лбом ему по подбородку. Этот удар был не запланирован (сам виноват - нечего было так низко наклоняться) и судя по ощущениям прошелся по касательной. А если прибавить к этому, то что меня за руки дёрнули вверх, полагаю, что Ринар успел среагировать и банально выпрямился, так что за его зубы можно не опасаться. Только вот он приземления слонопотала это его не спасло. Парень застонал и, выпустив меня рук, закрыл глаза. А когда открыл, я запоздала сообразила, что надо сразу драпать отсюда подальше.
   - Что Леонсия сделала? - с перекошенным лицом, зло прорычал он. Я шарахнулась назад, но Ринар сделал резкий выпад вперёд, до моего плеча ему не хватило буквально пару сантиметров, и, не дав мне даже пары лишних секунд, вместо руки, вцепился в расположенный ближе к нему лиф моего платья и дернул к себе.
   Зашнуровывая мне платье в дамской комнате, Нарина не старалась утянуть его посильнее, так как я всё равно собиралась идти мыться. За время прыгания по подоконникам и размахиваниях руками шнуровка ослабла ещё больше, так что моего тела, как такового женишок не касался, но сам факт наличие мужской руки, пусть и частично у меня под платьем и не где-нибудь, а около груди, заставил меня перейти на новый звуковой уровень.
   - Аааа! - завизжала я уже на ультразвуке. - Помогите! Наси...
   Злой, как черт, маг заткнул мне рот ладонью и, отпустив платье, левой рукой схватил сбоку за шею. Я замычала настолько громко насколько смогла, пиная и царапаясь изо всех сил, осознавая, что мне сейчас запросто могут свернут шею, как упитанному цыплёнку.
   - Да, замолчи ты хоть на секунду, - процедил он и забормотал что-то совсем непонятное. Глаза парня и без того давно ставшие ярко голубыми, казалось засветились ещё ярче, вводя меня в состояние близкое к кролику, перед гипнотическим взглядом удава.
   Всё ещё продолжая брыкаться, я почувствовала, что мои движения замедляются, а в теле появляется чувство невесомости, словно я нахожусь в воде. Даже платье независимо от меня поплыло вверх и откуда-то из складок к моим глазам поднялась полураздавленная ягода. Вытаращив на неё глаза, я глубоко вдохнула и почувствовала, что толи от избытка эмоций, толи от банальной нехватки кислорода сознание тоже начинает плыть как при виде шприца в процедурном кабинете.
   И тут Ринар дотронулся губами до моего лба.
   Наваждение схлынуло, отступив место шоку. Даже брыкаться перестала. Ноги снова стали главным средством опоры, а вес, к которому я уже успела привыкнуть, тяжелым грузом навалился на плечи. Я пошатнулась (насколько это было возможно в моем положении) и подняла удивленный взгляд на жениха.
   Это что сейчас было? На акт проявления нежных чувств не похоже. Скорее на прощание. Сейчас точно шею свернут, что ли?
   - Нет на тебе, никаких ядов, - осторожно убирая от меня руки, устало прошептала маг, с удовлетворением взирая на присмиревшую меня.
   - И без тебя уже знаю, - отозвалась я и тут же попыталась снова ударить его мыском туфли по голени, но тот резко отодвинул ногу. Второй раз такой приём с ним не сработал.
   Не встретив на своём пути препятствия, повинуясь силе тяготения, у меня получился просто широкий шаг вперёд, отчего едва не ткнулась в рубашку жениха. Больше никто из нас никаких действий не предпринял. Насупившись, я запрокинула голову, с прищуром уставившись на своего негодующего от такой подлости благоверного.
   - Карфаген должен быть разрушен, - сердито заключила я, очередной раз введя его в замешательство.
   - Что здесь происходит? - раздался грозный женский голос со сторону ведущей наверх лестницы. Смотрительница этажа - узнала я её по голосу.
   Ринар вскинул голову, переключив внимание на новое действующее лицо, а я, самым подлым образом, воспользовалась ситуацией, ударила его правой ногой сбоку по правому колену. Грех было упустить возможность, когда он так неосмотрительно застыл в таком выгодном положении: правая опорная нога впереди, левая чуть сзади, а моя как раз по середине. Это же классика уличных брак.
   Парень охнул, но равновесие не потерял. Меня ловить, при посторонних тоже постеснялся, ограничившись весьма красноречивым взглядом. Я же, не тратя время, взбежала вверх по лестнице и встала за спиной женщины-горы. Мало того, что смотрительница выше и, кажется, даже шире меня, я хорошо помню, как она умеет вышибать двери с одного удара.
   - Молодой человек, что вы делаете в такое время на женской территории общежития? - вперев руки в бока спросила она.
   - Мы разговаривали, - выпрямившись, уверенно отозвался жених.
   Я же тихо всхлипнула, и для большего эффекта несколько раз вздохнула, изобразив трясущиеся от пережитого страха губы. Получилось очень жалостливо. Даже Ринар проникся, встревоженно посмотрев в мою сторону. Женщина же окинула меня быстрым взглядом (в ответ я только наивно захлопала ресницами), и быстро сделала не лицеприятные выводу.
   - Разговаривали? - переспросила она юношу.
   - Госпожа Ирик, это... - он умолк на полуслове и, закрыв глаза, шумно выдохнул. Раз сам не поверил таким же словам Орена, то какой смысл использовать их сейчас самому.
   - Господин Анаро, я понимаю, что Адель ваша невеста, но не забывайте: вы находить в стенах учебного заведения, и вашей невесте ещё нет восемнадцать лет, - спокойно, но от этого ещё более грозно заговорила смотрительница. - То, что может быть позволено вам, как будущему мужу, в доме семьи Моренро, не допустимо здесь. Я позабочусь о том, чтобы директору немедленно доложили об этом инциденте.
   - Быть посему, - устало вздохнув, развел руками Ринар, даже не пытаясь спорить или отстаивать свою невиновность хотя бы в том, в чём его обвиняла госпожа Ирик.
  
   До комнаты, я дошла под охраной смотрительницы и, ещё раз заверив, что со мной всё в порядке, уже собиралась закрыть дверь.
   - Кстати, госпожа Моренро, - обернулась та. - На нашем этаже планируется ремонт. Убедительно прошу вас с Луизой забрать свои личные вещей на лето, а мебель и то, что пожелаете оставить, сдать кладовщику под опись.
   - Непременно, - качнула я головой. Только разборки шкафов с чужими вещами на ночь глядя мне не хватало. - Завтра утром он сможет уделить нам время?
   Смотрительница согласно кивнула.
   Закрыв дверь, я облокотилась на неё спиной, почувствовав себя совершенно разбитой. Ну и денёк. Скорее бы он закончился. Хотя, с момента моего появления в этом мире не прошло и недели, а событий произошло столько, сколько со мной и за целый год, пожалуй, никогда не случалось.
   Впрочем, радости по большей части они не приносили. Вот и сейчас злость никуда не делась, а медленно продолжала тлеть где-то внутри. Надо срочно придумывать какой-то вариант, как минимум недельного отпуска, чтобы уложит в голове последние события и возможные перспективы будущего. А то так чего доброго можно или с ума съехать, или на людей начать бросаться. Хотя почему или? Одно другому не мешает, а только дополняет.
   Содрав в себя, оказавшееся абсолютно сухим платье, я с остервенением запихала его в мусорную корзину поверх палочек от леденцов, ещё и утрамбовав ногой. Какое бы оно не было красивое и дорогое, у меня осталась только одна ассоциация - яд, щедро припорошённый толстым слоем липкой пыли с каменного подоконника.
   Да и сама я себе казалось вымазанной в какой-то гадости с ног до головы. Жаль душ в номере тут не предусмотрен, это здорово бы облегчило безрадостные бытовые условия.
   Выглянув за дверь и, внимательно осмотрев темный коридор, я стремглав понеслась в душевую. Где для верности, подперла дверь деревянной лавкой так, чтобы та не отскочила в сторону от удала. Не то, чтобы я боялась появления тут своего жаждущего отмщения жениха или кого бы то ни было ещё, но с закрытый "замок" добавляет не только уверенности в собственной безопасности, но хоть какое-то чувство уединения и комфорта.
   Заклинание, которому полагалось перенести воду из бочки в бадью наконец-то получилось, только вот расслабилась я раньше времени, за что на меня обрушилась сразу полбочки теплой воды. После лёгкого поливания, обрызгивания и размазывания воды по плечам, такому не запланированному водопаду оставалось только радоваться.
   В общем воды любительницам танцев почти не осталось. Зато я наконец-то смогла по-настоящему расслабиться. Вот бы ещё полежать в теплой ванне, с ароматной солью и высокой пушистой пеной. Ммм...
   Моя нервная система срочно требует СПА процедур.
   По пустому коридору я брела с расплывающейся на лице улыбкой довольного жизнью кота. Сейчас бы ещё лечь спать с чистую постельку и проснуться дома. Учитывая моё благодушное настроение, так и должно было случиться.
   Этаж словно вымер. Такое чувство, что уже глубокая, глубокая ночь. Неужели все до сих пор на балу? Хотя. Сколько я там провела времени. Около часа, наверно, не больше. Плюс полчаса с Ринаром на лестнице. Ещё столько же в душе. Ну, в общей сложности часа два с половиной - три.
   По меркам дискотеки не так уж и много. Особенно если пунш льётся не на платье, а в танце не нужно следить за ногами.
   Открывшаяся по правую руку от меня дверь, сразу привлекла внимания, но никаких опасений не вызвала. В коридор вышла девушка в розовом халате и с подвязанными косынкой волосами, таким интересным образом, что узел оказался на голове и в разные стороны смотрели коротенькие рожки.
   Увидев меня, она сначала подалась назад, но в следующую секунду замерла в нерешительности. Мы узнали друг друга почти сразу. Леонсия, каким-то непонятным для меня образом, оказавшаяся нашей соседкой по этажу, выглядела ещё более растерянной, чём застывшая в открытым ртов я.
   Мы замерли, как два василиска. Толи обе уже успели закаменеть, толи таращились в надежде, что закаменей вторая. Я бы тогда тихо слиняю в комнату. Эпической битва за руку и сердце прекрасного прынца, на моё счастье, всё никак не начиналась.
   Боец в розовых трусах, то есть халате, и с кривыми рожками нервно сжимал сухое полотенце. Я же зыркала по сторонам в поисках кладовки со швабрами. У меня, конечно, махровое оружие более грозное, потому, что мокрое, но оно уже намотано на голове. Да и вообще битва на швабрах в темном коридоре общежития будет смотреться намного органичное. И в случаи перехода на личности, то есть таскания друг друга за волосы, я бы оказалась в защищенном положении. Ни одной шальной мысли о том, что против меня могут использовать яд или магию в голове не возникло.
   - Адель, - прошипела девушка, почесав нос и перехватив полотенце в левую руку, скривила пальцы на правой. В темноте коридора замерцал отсвет от сверкнувшей в её ладони серебристой молнии.
   - Леонсия, - устало вздохнув, скривилась я. Ну началось. Демонстрация электрошокера в руках потенциально-ядовитой женщины-кобры.
   Наверно надо было испугаться и с воплями "Убивают!" понестись в актовый зал, но за сегодняшний день было так много событий, что ничего из эмоций кроме досады у меня уже не осталось, поэтому я просто пошаркала в сторону своей комнаты.
   - Ты куда пошла? - опешила от такого поворота блондинка.
   - Спать, - четно ответила я, благодушное расслабленное настроение уступило место угрюмой, недовольной жизнью среди жаворонков сове.
   - Ты порвала мне платье! - поспешно обвинила меня та.
   - А ты меня облила, - остановившись параллельно её двери, отозвалась я.
   - Я нечаянно, - нахохлюсь девушка, что с рогами из платка, выглядело жутко комично.
   - Я тоже, - изображая саму невинность, захлопала я глазами.
   Разговор зашел в тупик. К грандиозному скандалу никто из нас явно не готовился. Леонсия хмурила брови, силясь придумать продолжение, а я, махнув рукой на неблагодарное дело, прошла мимо неё.
   - Нет, уж постой, - раздался сзади гневный голос и последовавший за ним стремительно удаляющийся визг.
   Резко обернувшись, я увидела отлетевшую на середину коридору девушку. Та поправляла распахнувшийся халат, удивленно хлопала глазами. Повинуясь первому порыву, я шагнула к девушке, чтобы помочь подняться, но та выставила руки в перёд и закричала:
   - Не подходи! - и обиженно всхлипнула. - Я тебе ничего не сделала, а ты охранки ставишь, как он вурдалака. Паникёрша!
   - Это не я, - сложив руки на груди, качнула я головой в сторону лестницы и перехода в основное здание. - Ты же знаешь, что силёнок у меня не много. Так что не психуй, ни одна я тебе не доверяю. Любительница ядов.
   - Ну, конечно, раз я умею делать противоядия, то должна всех вокруг травить? - возмутила та, поднимаясь на ноги и потирая ушибленное место. - Я вам что псих-отравитель.
   - Не знаю, я о твоих талантах только сегодня вечером узнала, когда меня на яды проверяли, - пожала я плечами.
   - Да меня второй год на устойчивость психики проверяют врачи королевского госпиталя, а маги тестируют восприимчивость к гипнозу и ещё кикимора знает на что, - не на шутку разошлась магичка. - Думаешь, меня бы взяли на службу во дворец, если у кого-то зародилась хоть толика сомнений в моей адекватности?
   Я не ответила, посчитав вопрос риторическим. Может настоящая Адель и могла бы поспорить с доводами Леонсии, то мне лучше лишний раз помалкивать.
   - И если уж на, то пошло, я должна была тебе отравить ещё три года назад, - фыркнула та, брезгливо отряхиваясь и явно гордясь произнесённой тирадой.
   Ещё раз оглядев свою помятую противницу с ног до головы, внутренне самодовольно хмыкнул. Надо поблагодарить Калису за её предусмотрительность. Может мне ничего и не грозило, но эффект точно усмирил пыл блондинки, чтобы она до этого не задумала. Только вот если была защитная магия, то получается:
   - Ты сейчас какую-то гадость хотела сделать? - наконец-то дошла до меня причина её неожиданного полёта.
   Что я там должна была сделать, если сработает оберег боевой магички? Бежать? Странно, что у меня не возникает подобного желания.
   - Какую ещё гадость? - возмутилась Леонсия. - Остановить тебя хотела. К плечу потянулась. А меня так шарахнуло! Что за гад поставил на тебя печать стража? Орен? Мелкий говнюк! Знала бы, ещё в детстве бы придушила.
   - Он твой брат, что ли? - насторожилась я.
   - А? - встрепенулась та, испуганно округляя глаза. - Чур меня.
   - От его семейки? - удивленно вскинула я бровь. Что же так с этим черноволосым, зеленоглазым обаяшкой?
   - Нет, нет, - поспешно замотала руками девушка. - Я его семью люблю, ценю и уважаю.
   - Ты меня совсем запутала, - нахмурилась я.
   - Мозгами шевелить надо, - отводя взгляд, фыркнула блондинка, поспешно меняя тему. - А не чужих женихов отбивать.
   - Чужих женихов? - усмехнулась я. - А ты ничего не перепутала, липовая девушка?
   Леонсия дернулась, вытаращив глаза ещё больше и заставив меня отшатнуться от вспыхнувшей в темноте серебристой радужки.
   - Кто тебе сказал эту чушь? - прошипела она. - Мы с детства знакомы и договорились быть вместе ещё очень давно.
   - Значит, он этого не помнит, - пожав плечами, хохотнула я. Глупо злить человека, который тебя и без того недолюбливает, но ничего не могу с собой поделать.
   - Помнит! - взвилась блондинка.
   - Вот только давай без истерик, - подняла я руки. - Давно договорились или недавно, мне без разницы. Совет вам да любовь, и моё благословение. Я тебе сейчас вообще не соперница. И на этот долговязый подарок судьбы не претендую.
   - Как? - растерялась Леонсия.
   - Вообще.
   - Я тебя не понимаю, - оторопело заморгала магичка.
   - Забирай, говорю своего блондинчика, - устало вздохнула я.
   - Что? - окончательно опешила девушка.
   - Со всеми потрохами, - уточнила я. - Надоела мне ваша парочка, хуже горькой редьки. Любишь, так вперёд. Действуй. Окрути, соблазни, соврати и дальше по списку.
   - Ты сейчас серьёзно говоришь? - прищурилась моя собеседница.
   - Конечно, - развела я руками. - Мне от этого только на польза. Сижу который день, ломаю голову, как расторгнуть помолвку. (Дальше этого словосочетания правда и не думала, но зачем вдаваться в подробности). А тут будет замечательный повод - жених мне изменил с другой. В итоге вам совет да любовь, а мне долгожданная свобода выбора.
   - Как ты можешь? - возмутилась та. - Такой разрыв помолвки уничтожит его репутацию на корню. Этоже прямое оскорбление короля! Практически измена королю!
   - И что? - изумила я. - Настолько мне известно смертной казни за измену невесте у нас нет. Так что максимум, что произойдет - это отлучение от двора. Пока действительно королю изменять не начал. Но это же не конец света. Он сильный, опытный маг-практик. Руки, ноги, да и голова на плечах имеются. А с таким багажом он без работы не останется. Ну, подумаешь, сошлют его на какую-нибудь дальнюю заставу. Да, без двора, балов и накрахмаленные юбок, но вы вполне можете быть счастливы вместе в каком-нибудь небольшом деревенском домике. Он будет охранять границу, а ты будешь вести домашнее хозяйство, рожать детей и лечить коров своих соседей от ящура. Разве плохо? С милым рай и в шалаше, - вкрадчиво напомнила я.
   Судя по выражению лица Леонсию такой рай поразил её до глубины души. И представила она не счастливые совместные ночи, а наполненные тяжелой работой дни, десяток орущих младенцев и нечищеные коровьи стойла.
   - Тебя что-то смущает? - полюбопытствовала я, нарушая затянувшуюся паузу.
   - Нет, - поспешно отозвалась девушка.
   - Так, по рукам? - протянула я ладонь. - Могу на тебя рассчитывать?
   - В чем? - перестав смотреть в одну точку, ужаснулась та.
   - В избавлении от жениха, - напомнила я, наслаждаясь её замешательством.
   - Такие решения спонтанно не принимаются, - занервничала блондинка. - К тому же тут замешены интересы короля. Да, и вообще, я в душ собиралась.
   - Ну, нет, так нет, - расстроенно пожала я плечами, отворачиваясь в сторону.
   - Я не говорила "нет", - встрепенулась девушка.
   - Тогда думай, а я спать, - сладко зевнув помахала я ей на прощание.
   - Да, и причем тут вообще Ринар, - оживилась та. - Ты порвала мне платье...
   - А ты меня облила, - перебила я. - Один-один. Ничья. Спокойной ночи.
  
   Зайдя в комнату, я ещё раз вытерла волосы полотенцем, и подойдя к столу выглянула в окно. На улице уже стемнело. Во дворе Академии загорелись факелы. Большая часть учащихся высыпала на улицу и, пуская в воздух разноцветные пульсары, галдела в ожидании долгожданного фейерверка.
   Хмыкнув, я обернулась в комнату. Окна Леонсии выходят на противоположную сторону. Как, впрочем, и душевая. Будь мы в приятельских отношениях, позвала бы её смотреть местный салют у нас. А так, пусть прыгает на лестнице, к тому окну, подоконник которого я не так давно протирала.
   Случайно задев ладонью лежавшие на столе кулоны, я опустила глаза на подарок Орена. Точно, я же сняла его как раз перед походом в душ. Только вот о том, что кулон Калисы тоже остался в комнате я не знала. Верёвка скромного деревянного украшения переплелось вместе со шнурком, прикреплённым к небониту.
   Значит, оберег всё это время был здесь? Тогда что же защищало меня от Леонсии? Может у Адель есть какие-то скрытые магические способности? Настолько скрытые, что я даже сама не заметила, как отшвырнула направившуюся ко мне девушку куда подальше?
   Вот уж мало вероятно.
   Рассуждения прервал свистящий звук с улицы, больше всего напоминавший запущенную петарду. Финальная часть бала началась. Зрелище почти ничем не уступающим салютам моего мира, а в чём-то даже превосходящим наши. Одни взмывающие в воздух светящиеся райские птицы чего стояли.
   Насладившись зрелищным фейерверком, я уселась на кровати по-турецки (насколько это возможно в теле Адель, виду балласта на животе, не позволяющего нормально сложишь ноги) и принялась изучать порядок Орена.
   Покрутив кристалл туда-сюда, я перешла к лучшим традициям проверки микрофона:
   - А. А. Раз, раз.
   Переключила "режим" на воспроизведение, ожидая услышать свой искаженный реальностью голос. Но камень не пожелал подавать признаки жизни. Возможно, слова его не устраивают и нужно именно петь?
   - Распускались яблони и груши,
   Поплыли туманы над рекой, - запела я первое, что смогла вспомнить, после чего, прикусив губу от нетерпения, передвинула кристалл, с жадностью прислушиваясь к тишине.
   Но, увы, итог оказался таким же, то есть нулевым.
   Усомнившись в собственной память и повертела индикатор в разные стороны, стараясь записать свой голос во всех возможных направлениях режимах и воспроизвести в противоположных, но ничего похожего на звук выжать из металлического метеорита так и не получилось.
   Толи я что-то не так делаю, толи это у Орена ничего не получилось, толи надо мной посмеялись. Не зря же все вокруг о нём не самого высокого мнения. Хотя, с чего? На мой взгляд хороший, добрый молодой человек. Правда меня нельзя назвать экспертом в оценке людей. Сама никак не могу найти нормального парня, каждый раз делая неверный выбор.
   Разочаровавшись в бесполезном процессе, я подтянула ноги в себе, и оперившись локтями в колени, уткнулась снова с ладони, в одной из которых держала злосчастный камень:
   - Ring my bell, ring my bells, - от нечего делать забормотала я, мыслях воспроизводя музыкальное сопровождение песни, и каким же было моё удивление, когда через несколько строчек где-то внутри черепной коробки мне стал подпевать никто иной, как Энрике Иглесиас. Резко выпрямилась, я уставилась вытаращенными глазами в полумрак перед собой. Музыка исчезла, а сердце заколотилось, как бешенное.
   Что это сейчас было?
   Попытку прийти к логическому выводу, прервала Луиза, вернувшаяся почти сразу после фейерверка. Довольная и раскрасневшаяся, она впорхнула в комнату и закружилась на месте.
   - А ты почему не вышла смотреть фейерверк? - закончив па, спросила она.
   - Мне и из ВИП-ложа было всё отлично видно, - нервно усмехнулась я, поспешно спрятав камень за спину.
   - Откуда? - удивилась девушка, застыв в изогнутом положении, и безуспешно пытаясь подхватить пальцами шнуровку платья.
   - Из окна, - положив кулон Орена под подушку, я поднялась на ноги и подойдя к девушке, принялась расшнуровывать её платье. - Голову задирать не надо, никто не толкается и вид не загораживает. Красота.
   - Но скучно, - печально вздохнула Луиза.
   - Это уже от человека зависит, - улыбнулась я своим мыслям. - Мне в компании с самой собой скучно почти не бывает, - особенно если рядом есть компьютер, планшет или телефон с доступом в интернет, конечно. - Я всегда найду, чем себя занять, - ну или во что вляпаться. По ситуации. - Книжку можно почитать, - вспомнила я ещё один из любимых способов развлечения, который точно будет понятен в этим мире, в отличии от неизвестных названий наших гаджетов.
   - Ну, хоть в чём-то вы с Адель похожи, - обрадовалась моя собеседница, выбираясь из своего наряда. - Ой, а что это у тебя? - показала она на моё лицо.
   - Где? - замерла я.
   Только какого-нибудь неожиданно проявившего яда мне не хватало. Пойду синими пятнами и Адель никогда не захочет возвращаться в окончательно испорченное тело.
   - На лбу, - показала на моё лицо Луиза, так и не решившись дотронуться пальцами до озвученного участка.
   До зеркала я добежала не дыша, и сощурилась, пристально изучая своё лицо в полумраке комнаты. На всякий случай даже шею ощупала. Вроде ничего нового не появилось. Можно спокойно вздохнуть.
   - Ну, и шуточки у тебя, - разозлилась я. - Я чуть инфаркт не схлопотала.
   - Я не шучу, - замотала головой та. - Оно всё ещё там. Но это не грязь, а что-то магическое. Голубое.
   - Понятно, - фыркнула я. - Значит, мне не доступное.
   - Глупости, - возмутилась моя соседка, и обхватив меня за плечи, снова развернула к зеркалу. - Присмотрись по внимательнее. Сконцентрируйся. На лбу, почти ровно над переносицей. На печать похоже.
   - Какую ещё печать? - недоверчиво уточнила я, представив круглый тёмно-синий отпечаток с двуглавым орлом и подписью по канту: "готов к труду и обороне".
   Не понимаю, что значит "концентрироваться", поэтому просто уставилась на своё отражение немигающим взглядом. А когда глаза заболели, моргнула, расфокусировав зрение, как когда смотришь на скрытые картинки.
   - Печать Стража, - пояснила на заднем фоне, отошедшая к своей кровати девушка.
   Оно действительно было там. Не знаю, как на счет печати, но перед моим взором мигало небольшое полупрозрачное голубоватое пятно. Словно кто-то дотронулся потными руками до отполированного зеркала.
   И где я могла получить такую прелесть?
   За последние сутки до моего лица дотрагивался только один человек - Ринар.
   - Как ты это назвала? - зажмурившись, я с остервенением потерла место неданного прикосновения мужских губ сначала одной, потов второй рукой, следом почесала ногтями. Была бы тут губка для мытья посуды, схватилась бы и за неё.
   Странно, что эта дрянь не отмылась в душе, под действие воды и мыла. Сомневаюсь, что если поплевать на проточек, как бабушка, слюни сработают более эффективным пятновыводителем.
   - Печать Стража, - повторила, переодевающаяся как не в чем ни бывало, приятельница. - Это защитная магия. Её обычно наводят на детей, когда те в лес, например, идут. Чтобы хищник не сожрал.
   Моё занятие не увенчалось успехом. Пятно, где было, там и осталось. Только цвет лба у меня сменился на болезненно красный, что в сочетании с прибавлением магического голубого пятна подозрительно напоминало синяк. Продолжив в том же духе, так можно и кожу содрать.
   - И как же она работает? - всплеснув руками, сердито засопела я, тяжелым шагом измеряя периметр комнаты.
   Леонсия отлетела на середину коридора, а Луиза вроде бы жива и здорова. Только вот по словам блондинки, опасности она в этот момент не представляла.
   - Смотря, как настроено, - пожала плечами, зевающая девушка.
   - Слушай, а тебя вообще нисколько не смущает, что я тут стою с какой-то магической фигнёй на голове? - окончательно разозлилась я.
   - Да, что ты так волнуешься? Это же защитная магия. Тебя защищает, - закатила глаза моя соседка. - Так и думала, что Калиса сделает нечто подобное. А к утру печать всё равно развеется. Заклинание-то не стойкое.
   - Ты уверена, что это Калиса? - прищурилась я, уперев руки в бока и подходя в плотную к девушке, тут же шлепнувшейся на свою кровать, от меня подальше.
   - Я не умею определять принадлежность к магии по остаточной форме заклинания, - обхватив ладонями уши, испуганно протараторила та. Ещё не хватало, что бы этот жест вошел у неё в привычку. - А разве ты сама не знаешь, кто на тебе колдовал? Печать Стража нельзя наложить издалека. Тут нужен непосредственный физический контакт.
   - Звучит угрожающе, - хмыкнула я. - Ну этому любителю физических контактов я эту магию ещё припомню.
   - Кому? - удивилась девушка.
   Пришлось рассказать ей обо всё что произошло после моего ухода с бала. О причинах поведения Ринара, я правда немного слукавила, предположив, что ему очень не понравилось, как я танцевала с Ореном.
   Луиза застыла с открытым ртом, мучительно медленно переваривая информация. Я даже помахала ладонью перед её не моргающими пару минут глазами, привлекая к себе внимания. Представляю, чтобы с ней было, если бы я честно призналась, что жених Адель, застал её со своим новоиспеченным конкурентом на руку, сердце и папино наследство в полутемной нише.
   - Он никогда так не поступал? - наконец изрекла девушка.
   - Я догадалась, - сарказм сам сорвался с губ.
   - Когда в прошлом году Орен едва ли не преследовал Адель, Ринар впервые позвал её на уединённый разговор, - нахмурившись, вспомнила девушка. - Она потом очень плакала. Сказала, что после слов Ринара почувствовала себя глупым ребёнком. Ведь, своим поведением она могла опорочить его имя. Если бы кто-то, обратив внимание на её неоднократные разговоры с другим мужчиной и додумал их содержание...
   - Началась бы вторая часть любовного романа... - перебила я. - Чушь какая-то.
   - Не чушь, - возмутилась Луиза.
   - Забей, а? - попросила я. - Ринару мы и потом сможем кости помыть. Лучше расскажи, как убрать эту блямбу.
   - Никак, - вздохнула та. - Это же ЗАЩИТНОЕ заклинание, а попытка его сломать, может быть расценена, как угроза жизни. И удар силовой волны, который отбросил Леонсию, покажется нам с тобой легким порывом ветерка.
   - И что, мне теперь так и ходить с этим? - указала я на лоб. - Ринар завтра уезжает, как, впрочем, и мы. А лимит на случайные встречи по закону подлости должен исчерпаться.
   - Я же говорю, к утру всё должно развеяться, - застонала моя собеседница, заваливаясь на кровать. - Как же с тобой тяжело. Адель бы сейчас прибывала в полуобморочном состоянии от счастья, что жених её поцеловал, защитил и даже на руках носил. Ей бы этих впечатлений ещё на неделю хватило, если не всё лето.
   - Это она влюбленная ненормальная, а не я. К тому же все эти ваши магические фокусы доверия не вызывают. Из-за одного такого меня из родного мира выдернуло.
   - Если не веришь мне, иди спроси у Ринара, - надулась девушка, и увидев мою воодушевлённою улыбку, поспешно добавила. - Но я не собираюсь тащиться с тобой на мужскую половину, тем более ночью.
   - Можно подумать ночью эти маги-недоучки в оборотней превращаются, - злорадно ухмыльнулась я.
   - Ты представляешь, какие слухи пойдут? - возмутилась Леонсия.
   - Знаю-знаю, не продолжай, - застонала я. - Не пойду я сейчас никуда.
   Самой не хочется продолжения банкета. Только меня спасли из лап так называемого развратника, как я сама к нему понеслась посреди ночи. Директора очень озадачит эта ситуация. И кто потом из нас окажется, в глазах окружающих, маньяком-насильником?
   Почему-то представилось, как я загоняю испуганного жениха в угол на лестнице и на его истошные вопли прибегает их смотритель этажа, размером с Хагрида и пряча за широкую спину всхлипывающего блондина, грозно повторяя слова госпожи Ирик, на этот раз в отношении меня.
   - Но, если эта фигня не исчезнет, пенять на себя, - глупо хихикнув над собственными мыслями, на всякий случай пригрозила я, тоже укладываясь на свою кровать.
   - Нечего было ругаться и ничего бы на тебя не поставили, - фыркнула моя соседка, отворачиваясь к стене. - Или по крайней мере объяснили, что и зачем делают.
   - С кем? - не поняла я.
   - С Ринаром, конечно.
   - А с Леонсией, значит можно?
   Мне не ответили. Либо не посчитали нужным, либо действительно уснули.
  

Глава 11. Знакомство с родителями.

   Утро началось со стука в дверь.
   На пороге стоял кладовщик, пожилой мужчина очень низенького роста, едва доставал мне до локтя. (Как позже выяснилось - домовой). Не смотря на свой вид, он быстро обошел комнату, на какой-то немыслимой скорости записав всё, что мы планировали оставить и так же оперативно удалился.
   - А что, всю одежду мы теперь домой попрём? - спохватилась моя соседка и как была в ночнушке, выскочила в коридор.
   Всё ещё до конца не проснувшись, я потерла лицо руками. И первое, что сделала - это поплелась к зеркалу, проверять своё пятно на лбу. Его присутствие на тот же месте нисколько меня не удивило. Ещё вчера слабо верилось в его исчезновения на утренней зоре. Уж больно эта фраза напомнила мне фрагмент из старого советского фильма "Чародеи". Там тоже думали, что "монах" к утру развеется, а он ещё и напакостить успел.
   Интересно, а от этого голубой пакости гадости ожидаются?
   Стараниями моей соседки, с собой нам пришлось брать не так много: подарки родным, слава Богу заблаговременно купленные Адель, конспекты, для поднятия моего образовательного уровня, и большую часть вещей. Из тряпичного, кладовщик согласился взять под свою ответственность, только постельные принадлежности и полотенца, которые мы с трудом запихнули в шкаф вместе с матрасами. Для надежности запечатав его магией.
   Как такую тяжесть будут передвигать даже по комнате, я представляла с трудом.
   - Печать, никуда не делась, - напомнила я.
   - Ну вот же, - схватившись за одну из тетрадок, Луиза бегло пробежалась глазами по страницам, ища нужную лекцию. - Вот. Печать Стража наносится... так не то. А вот. По желанию мага может иметь ограниченный срок действия, в противном случае теряет свою силу по завершении лунного цикла, - голос девушки стал испуганно затихать. А я многозначительно постучала по полу носком туфли. - В независимости от фазы, в которую было наведено.
   - Замечательно, - спокойно заключила я. - Интересно, только какое было желание у мага? - ругаться бессмысленно. Даже если бы она полезла в лекции ночью, ситуацию это бы мало изменило. Не караулить же моего жениха с рассвета у выхода из общежития. С него станется и ночью уехать. Пока директор не пересмотрел его командировку.
  
   Со всеми этими сборами, вниз мы спустились ближе к полудню. На утро не похоже, но зато к сумкам с подарками у нас прибавилось всего четыре мешка с вещами. Назвать эти тюки сумками или рюкзаками язык не поворачивался. Чемодан у Адель был и довольно приличного вида, для данного уровня развития технологий, но в него мы сложили книги и ценные вещи, сдав вместе с мебелью кладовщику.
   Луиза отчаянно зевала, исчерпав свой запас активности после бессонной ночи. Я поняла, что она не хочет со мной ехать, хоть и старалась этого не показывать. Отчасти потому, что её не звали, отчасти потому что, как и я, боялась разоблачения моей личности и закономерных последствий. Не знаю, что именно мешало ей сбежать: чувство ответственности за мою судьбу или страх от озвученных мною два дня назад угроз.
  
   До первого этажа наш багаж дотащили домовые, не слишком аккуратно свалили его у начала лестницы крыльца. Дальше, до ворот Академии предстояло тащить их самостоятельно. Мы с Луизой страдальчески оглядели эту гору, мысленно решая, разделить всё поровну, или, по совести. Я была за равноправие, так как мне принадлежало черте тюка из шести. Луиза же хотела оставаться совестливым человеком, не посягать на чужое и не тянуть жилы без острой необходимости.
   - Тебе же нужны физические нагрузки, - заботливо напомнила она. - Вот и сбегаешь два раза от крыльца до ворот.
   Я ещё не придумала стоящего довода для ответа и напряжённо молчала.
   - Госпожа Моренро, - радостно окликнул меня директор. Бодренько, не смотря на возраст, сбегая вниз по ступенькам. - Как хорошо, что успел увидеться с вами до отъезда.
   - Добрый день, магистр, - качнула я головой в знак привития.
   - Девушки, вы же вместе едите? - лучезарно улыбнулся он.
   - Да, - недоверчиво переглянувшись, кивнули мы.
   - Тогда, Луиза, очень вас прошу, поторопите вашего возницу. Он стоит где-то за воротами. Нам с вашей подругой надо обсудить её задание на лето.
   - Хорошо, - хитро ухмыльнувшись, та подхватила свои две сумки и едва не в припрыжку, поспешила к воротам. Ясно давая понять, что от словосочетания "задание на лето" её, в отличии от меня, не бросило в жар.
   Поймаю, точно уши по откручиваю.
   - Госпожа Моренро, - уже без прежнего энтузиазма, заговорил директор, внимательно вглядываясь в моё лицо. - Сегодня утром, мне на стол легла докладная о ночном инциденте.
   - Каком инциденте? - похолодела я, мысленно перечисляя, всё что произошло со мной начиная с бала. А проследив взгляд Магистра, испугалась ещё больше, накрывая лоб ладонью, словно защищаясь от лучей солнца.
   - Господин Анаро, позволил себе вести себя некорректно, - понизив голос, напомнил директор.
   - А, это, - протянула я, закусывая губу и подбирая нужные слова. Как замять скандал на лестнице и при этом не выглядеть всепрощающей овечкой. - Понимаете. Дело в том, что...
   Директор молча понаблюдал за моими безрезультатными потугами, что-то придумать и снова заговорил, медленно и вкрадчиво:
   - Я сегодня же отправлю письмо вашему отцу, но для предоставления достоверной информации хочу услышать вашу версию события.
   Вот только этого мне не хватало. Ладно бы встреча с отцом Адель планировалась через месяц и дальше. У меня был бы шанс хоть как-то к ней подготовиться. А сейчас и без того неизвестно, чем закончится эта поездка к родителям, а тут ещё и разбор полётов.
   - Господин директор, - склонив голову, вздохнула я. - Не стоит волновать моего отца по пустякам. Он придаёт излишне большое значение всему, что касается меня и может поспешить с выводами, - по крайней мере, так должно быть, если министр Моренро любит свою дочь.
   - Пустякам? - прищурился мужчина.
   - Не знаю о содержании докладной, - от волнения у меня пересохло в горле. - Но уверяю вас, инцидент произошел из-за того, что переизбытка волнения. За последние несколько дней столько всего произошло: вампиры, первый бал... - замялась я. Подбирать подобные слова оказалось невыносимо сложно. - И поведение Ринара было попыткой меня успокоить... Я хочу сказать, что мы вполне сможем разобраться со всем сами, - сдавшись, с надеждой протараторила я.
   - Так что же всё-таки произошло? - не отставал магистр. - Это как-то связано с тем, что Леонсия случайно пролила на вас напиток.
   - Да, - обрадовалась я. - Я очень разозлилась на своего жениха из-за его отсутствия рядом в нужный момент и позволила себе высказаться на повышенных тонах.
   Смотрительница этажа же не могла знать с чего всё началось. Она наблюдала только итог грандиозной разборки.
   - И, зная специализацию госпожи Герульди, Ринар для вашего спокойствия, поставил на вас печать Стража, - продолжил за меня, указав на магическое пятно на лоб.
   - Да, - нерешительно согласилась я, спохватившись, что уже давно опустила руки.
   То есть - это все, кого я встретила за сегодняшнее утро, выдели на мне это голубую блямбу? Царевна Лебедь, блин. Месяц под косой блестит, и звезда во лбу горит.
   - Полагаю, вы посчитали такие меры предосторожности ненужными и запоздалыми? - уж больно складно предположил магистр.
   - Да, - снова кивнула я. - Слишком заметная защита.
   - И вы отреагировали излишне эмоционально, я прав?
   - Излишне, - вздохнула я. Как же. Посмотрела бы я, если бы это его посадили на подоконник и скрылись во тьме, оставив на растерзание черной бездне под ногами и семи ветрам из окна.
   - Ваш жених сказал, что произошло недопонимание, - решил подвести итог директор.
   - Да, именно недопонимание, - согласилась я.
   Недопонял, бедолага, с кем связался. Думал, я начну извиняться за разговор с Ореном, и едва не получил по физиономии цветочным горшком.
   - Хорошо, что мы смогли всё выяснить, - удовлетворенно улыбнулся мужчина. - Полагаю, ваша карета уже стоит у ворот. Вам нужна помощь с багажом?
   - Благодарю, - неуверенно отозвалась я, переводя взгляд с Магистра на груду своих не самых легких вещей. - Я справлюсь.
   Благодушно улыбающийся директор опустил глаза на мои сумки и изменился в лице.
   - У нас ремонт на этаже, - виновато пояснила я.
   - Да, конечно, - задумался Магистр и, прикидывая что-то в уме, начал разминать пальцы.
   Я приготовилась лицезреть очередной магический фокус, как мои вещи сами попрыгают в сторону ворот. Один мешок поднялся в воздух, но тут же упал на землю, подняв столб пыли.
   - Господин Анаро, как замечательно, что вы вышли проводить свою невесту, - обрадовался директор.
   Сглотнув, я обернулась в сторону крыльца и инстинктивно вздрогнула. Что ж это я так часто на него натыкаюсь? Ринар, спускался по ступенькам крыльца, закинув на плечо небольшой рюкзачок на тонкой, веревочной лямке, но при виде меня замер на месте, настороженно прищурился.
   Тут же вспомнив о пятне на своём лбу, я плотоядно ухмыльнулась. Теперь мне точно не придётся ждать новолуния. Ходить с этой голубой гадость нет ни малейшего желания, даже если та будет меня защищать от всяких неведомых чудищ.
   Наличие меня в паре с директором, или скорее директора в паре с открыто ухмыляющейся мной, блондин здорово насторожило, и, опустив руку с рюкзаком, осторожно поинтересовался:
   - Мы с Ульриком планировали выехать в течение часа. Наши планы ещё в силе?
   - Разумеется, - улыбнулся директор. - Проводишь свою невесту до ворот и можете отправляться. Всего доброго, госпожа, передавайте мои наилучшие пожелания вашим родителям, - последняя фраза относилась уже ко мне, после чело мужчина подмигну по очереди нам обоим и развернулся в сторону главного здания, по пути остановив другого ученика.
   Мы же остались стоять, сначала посмотрев за явно продолжающим наблюдать за нами директором, а потом смерив друг друга красноречивыми взглядами.
   - Доброе утро, - скривился мой жених, указав на груду сумок. - Это всё твоё?
   Не дожидаясь ответа, он закинул лямки своего небольшого, полупустого рюкзачка на плечи и наклонился к моим вещам.
   - Так не терпится от меня поскорее избавиться? - хмыкнула я.
   - Не поверишь насколько, - вздохнул тот, брезгливо подхватывая по три сумки в каждую руку, недовольно примеряясь к их весу.
   С интересом наблюдая за этим процессом, я дождалась, когда парень выпрямится и сделает первый шаг в сторону ворот.
   - Постой, - схватившись за его рукав, я невинно посмотрела на него снизу-вверх. - Для начала избавь меня от своего непрошеного подарка, - и с издевательской улыбкой, показала на печать.
   - Прям сейчас? - изумился он.
   - Да, - захлопав ресницами, украдкой глянула на расхаживающего неподалеку директора. - Чтобы не доводить до нового недопонимания.
   Парень проследил мой взгляд и, шумно выдохнув, подчеркнуто аккуратно опустил свою ношу на землю.
   - Может стоило сказать спасибо? - недовольно поинтересовался он.
   - Стоило бы, - согласно кивнула. - Врать директору - это сложный шаг для меня. Так что можешь приступать к благодарностям, а за одно и извинениям.
   - Ты на досуге выпила зелье смелости, но оно приобрело новые свойства? - оглядев меня с ног до головы, насмешливо поинтересовался жених.
   А вот я крепко задумалась. Если он, практически не общаясь с Адель, то и дело говорит, что я сама на себя не похожа, то как на моё поведение отреагируют её родители? Если в школе та вела себя скромно и застенчиво, то какой она была дома? С Луизой мы этого почти не обсуждали. Просто не успели и оставили разговор для долгой дороги. Земля, на которую я так пристально уставилась, тоже не собиралась давать подсказок.
   - Это же всё-таки защита, - не дождавшись от меня ответа или хотя бы взгляда, примирительно заговорил Ринар. - А раз ты сегодня уезжаешь, то может стоить её оставить? Мало ли что может случиться в пути.
   - Нет, - угрюмо отозвалась я. - Кособокая у меня защита.
   - От кого надо, она тебя защитила, - усмехнулся парень и просто провел большим пальцем по лбу, словно стирая налипшую грязь. - Всё. Довольна?
   Так быстро и просто?
   Недоверчиво проведя ладонью по лицу, я скосила глаза к носу и вверх, в надежде увидеть голубоватое свечение. Увы, способностями хамелеона тело Адель не обладало, а лоб не нависал над глазами.
   - Нет, там ничего, - жених не выдержал моих кривляний и, закрыв губы кулаком, принялся прятать смех за кашлем. - Поверь мне.
   - Доверяй, но проверяй, - зажмурилась, пытаясь унять подступившую резь и сморгнуть выступившие от напряжения слезы. - А откуда ты знаешь, что она сработала? - спохватилась я.
   - А разве нет? - парадируя меня, невинно переспросил парень. Издевается что ли?
   - Эта защита отбросила ничего не сделавшего мне человека, и ещё хорошо, что Луиза не пострадала? - возмутилась я.
   - Не сделавшего из-за защиты, - скрестив руки на груди, не терпящим возражения голосом пояснил тот. - Схватить можно не только за плечо, но и за волосы. И намерения относительно продолжения разговора могут быть разные.
   - Возможно, но... Откуда ты знаешь? - опешила я, от таких детальных подробностей. Он за углом что ли прятался? Или? - Ты следил за мной через эту штуку?
   Следил как? Ему пришел какой-то отклик во время нападения? Или он мог меня слышать в режиме реального времени? Или видеть?
   Воображение мгновенно напомнило, всё что я делала после стычки на лестницы и руки сами самой сжались в кулаки. Втянув шею и нахохлившись, как замерзший воробей, я скрестила руки опустив на них подбородок, словно прямо сейчас стояла голая посреди улицы.
   Только вот подглядывание в душе не самое страшное. Если он действительно мог меня слышать, а мы с Луизой наверняка обмолвились о моём маленьком секрете с обменом душ и сознаний, тогда если не костёр, то крупные неприятности мне всё равно обеспечены.
   - Не бойся, ты так? - насладившись моим перепуганным видом, усмехнулся жених. -Мы с Леонсией виделись сегодня утром. Что ты ей такого вчера наговорила? Что та начала шарахаться от меня, как от чумного?
   - Ничего, - пробормотала я, постепенно приходя в себя. Сердце колотилось как сумасшедшее. Сейчас бы врезать этому гаду за пережитый ужас. Только вот боюсь на глазах заинтересованной публики мне руки, да и ноги распускать не позволят. - Пошли уже. Защитник, - фыркнула я. - Луиза меня уже заждалась.
  
   До ворот мы дошли молча, думая каждый о своём. Ни кареты, ни Луизы на выходе не оказалось. Где её искать, я не представляла. Кареты, экипажи, дрожки и тому подобные транспортные средства, названия которых я всё равно толком не знаю, выстроились в очередь, постепенно подъезжая к воротам и, забирая молодых людей, уносились в сторону города. Понадеявшись, что рано или поздно очередь дойдёт и до нас, я пристроилась рядом с левой створкой и приготовилась ждать.
   Ринар так же не проявлял инициативы, куда-то бежать и кого-то искать, и не просив мои вещи, спокойно стоя рядом, лишь изредка издавая вздохи нетерпения.
   Успев успокоиться, я стала поглядывать на своего сопровождающего, подумывая о том, что расставаться на такой ноте, не самое мудрое решение. Пусть лучше у нас останутся положительные воспоминания.
   Оглядев своего жениха, я в очередной раз поразилась разнице в росте. Это ж надо, действительно в пупок дышу. Смущенно опустив глаза вниз, спокойно могу изучать пряжку его ремня.
   - Как у вас там наверху погодка? - не придумав ничего лучше, задрав голову, поинтересовалась я.
   - Ветрено, - удивленно посмотрев на меня, усмехнулся парень. - А у вас? Внизу.
   В экипажах произошла заминка и по второй полосе, если так можно выразиться, на большой скорости пронеслась карета. Пыль, с подсушенной солнцем дороги поднялась вверх, хлынув в раскрытые ворота Академии.
   По сути было её не так много, до лица Ринара, та даже не дошла, слегка запачкав брюки, а вот меня окатило с ног до головы:
   - Пыльно, - закашлявшись и отмахиваясь от пыли, отозвалась я.
   Хорошо в глаза ничего не попало.
   Мой жених, смотря перед собой, снова усмехнулся, только на этот раз искренне и весело, как тогда, ночью, на тренировочной площадке. И всё-таки вот эта настоящая, а не перекошенная ощущение собственного превосходства улыбка ему очень идёт.
   - Извини, - не поворачивая головы, заговорил он. - Я действительно погорячился вчера и подверг твоё здоровье опасности. Больше такого не повторится.
   - Ты тоже извини, - нехотя подхватила я. - За цветок. Не могу скакать, что не хотела или что больше такого не повториться, но сейчас мне даже немного стыдно.
   - Многообещающий ответ, - хмыкнул парень.
   - Твоя сцена ревности тоже была многообещающей.
   - Ревность? - изумился парень, наконец-то поворачиваясь ко мне. - Я тебя умоляю. Какая может быть ревность с моей стороны?
   - Если так, то какая тебе разница, с кем я общаюсь? - решила подтрунить я.
   - Да, в принципе никакой, - пожал он плечами.
   - Тогда это определённо была не ревность, - согласно закивала я, скрещивая руки на груди. - Всего лишь синдром собаки на сене. Сам не ам, и другому не дам.
   - В любом случаи, Лирек, не лучшая для тебя компания. - уже даже наклонившись ко мне, зашептал Ринар. - Я думал, ты поняла это после прошлого инцидента?
   - У тебя неприязнь ко всему его роду или только к нему лично? - подавшись к нему, так же шепотом уточнила я.
   - Нет уж. Его семью, я люблю, ценю и уважаю, - поспешно выпрямился парень, почти слово в слово процитировав Леонсию. - Всё как положено.
   - То есть дело в самом Орене? - прищурилась я.
   Что же не так с этим зеленоглазым парнем? К нему относятся пренебрежительно и в тоже время подчеркнуто уважительно отзываются о его семье.
   - Я просто не хочу, чтобы из-за него у тебя снова были неприятности.
   - Если это не ревность, и ты не планируешь жениться на мне, то какое тебе дело до моих неприятностей? - продолжала допытываться я.
   - Да потому, что если мы действительно разорвём помолвку, то могут пойти слухи, что причина разрыва в твоём поведении и если Орен не возьмет на себя ответственность, то замуж ты уже выйти не сможешь, - устав от моего непонимания намеков, прямым текстом выпалил Ринар.
   - А это уже моя проблема, - напомнила я.
   - Боги, как с тобой тяжело общаться, - закатил глаза жених.
   Очередная карета остановилась ровно напротив нас, и из распахнувшейся двери высунулась улыбающаяся во всем тридцать два зуба Луиза. Удивленно поздоровавшись с моим сопровождающим, она жестом поманила меня внутрь транспортного средства.
   Спрыгнувший с козел возница забрал у Ринара объемную поклажу, по распоряжению моей соседки по комнате разместив что-то сзади, а что-то передав девушке в руки. Юноша бросил ему пару коротких фраз, которые я не смогла толком расслышать из-за стоящего на улице шума. Мужчину несколько раз повторить: "не извольте беспокоиться", заставив меня сожалеть отсутствию полной информации.
   Карета оказалась большая, черная, с золотыми вензелями на дверце и совершенно закрытая. Окна располагались только на дверях. Привыкнув к совершенно другим, немногочисленным развлекательным экипажам приморского города, я замерла в нерешительности.
   Мрачноватенькое начало.
   Пришлось даже вздохнуть поглубже, как перед прыжком в воду.
   - И кстати. Удачи, - уже стоя на ступеньках обернулась я на своего жениха. - Там, куда ты едешь.
   - Волнуешься за меня? - прищурился парень.
   - Нет, - пожав плечами, честно ответила я. - Я не сомневаюсь в твоих талантах и способностях. Но...
   - Но? - поторопил меня Ринар.
   - Но удача никогда не бывает лишней, - улыбнулась я. - Так что до встречи осенью. Буду ждать тебя на третьей ступеньке крыльца.
   - Договорились, - усмехнулся жених. - Надеюсь раньше меня к тебе не погонят.
   - Сопротивляйся изо всех сил, - доверительно прошептала я, заставив того улыбнуться ещё шире.
   Дождавшись, когда возница закроет дверь, я выглянула в окно, но блондина уже и след простыл. Некому даже помахать в окошко.
  
   Как только карета тронулась с места, неспешно подбрасывая нас сначала на укатанной дороге, а потом и на каждом неровно уложенном камне брусчатки, я начинала нервничать.
   Мы же так толком и не поговорили с Луизой. Выяснив, что дорога до дома Адель займёт у нас несколько часов, я думала, что этого времени окажется достаточно.
   Ведь это не первая моя поездка в запряженном лошадями транспорте. Жить в курортном городе и ни разу не прокатиться в отрытой белоснежной карете просто невозможно. Только вот я не учла, что в Анапе ездили мы преимущественно по ровному асфальту, а цивилизация добралась и до стилизованных атрибутов старены, наградив их банальными амортизаторами.
   Приехавший за нами экипаж семьи Маренро обладал разве что мягкими обитыми сидениями. Только даже их оказалось недостаточно, чтобы создать жалкое подобие машины эконом класса.
   Изначально удивившись зачем по бокам прибиты кожаные ремешки в виде широких петель, через десять минут, я вцепилась в одну из них мертвой хваткой. Чтобы хотя бы не свалиться на пол.
   Говорить стало страшно, так как я побоялась прикусить язык.
   Луиза чувствовала себя намного комфортнее. Вручную опустив стекло со своей стороны, она с довольной улыбкой поглядывала в окно.
   Немного расслабиться я смогла только когда мы вышли за пределы города и на утоптанном тракте возница засвистел кнутом выводя наш транспорт на так называемой крейсерскую скорость.
   Петлю правда отпустила зря.
   Больше скорость - меньше ям и рессоры пополам. В моем случаи голова, которой я хорошо треснулась об потолок, при первом же подскоке на ухабе. Даже искры из глаз посыпались. Что ж тут до сих пор ремни безопасности не придумают, как в самолёте.
   Заняться что ли нововведениями?
  
   Как только карета тронулась с места, неспешно подбрасывая нас сначала на укатанной дороге, а потом и на каждом неровно уложенном камне брусчатки, я начала нервничать.
   Мы же так толком и не поговорили с Луизой. Выяснив, что дорога до дома Адель займёт у нас несколько часов, я думала, что этого времени окажется достаточно.
   Ведь это не первая моя поездка в запряженном лошадями транспорте. Жить в курортном городе и ни разу не прокатиться в отрытой белоснежной карете просто невозможно. Только вот я не учла, что в Анапе ездили мы преимущественно по ровному асфальту, а цивилизация добралась и до стилизованных атрибутов старены, наградив их банальными амортизаторами.
   Приехавший за нами экипаж семьи Маренро обладал разве что мягкими обитыми сидениями. Только даже их оказалось недостаточно, чтобы создать жалкое подобие машины эконом класса.
   Изначально удивившись зачем по бокам прибиты кожаные ремешки в виде широких петель, через десять минут, я вцепилась в одну из них мертвой хваткой. Чтобы хотя бы не свалиться на пол.
   Говорить стало страшно, так как я побоялась прикусить язык.
   Луиза чувствовала себя намного комфортнее. Вручную опустив стекло со своей стороны, она с довольной улыбкой поглядывала в окно.
   Немного расслабиться я смогла только когда мы вышли за пределы города и на утоптанном тракте возница засвистел кнутом выводя наш транспорт на так называемую крейсерскую скорость.
   Петлю правда отпустила зря.
   Больше скорость - меньше ям и рессоры пополам. В моем случаи голова, которой я хорошо треснулась об потолок, при первом же подскоке на ухабе. Даже искры из глаз посыпались. Что ж тут до сих пор ремни безопасности не придумают, как в самолёте.
   Заняться что ли нововведениями?
   Дорога действительно заняла очень много времени. Практически весь световой день. И это при том, что мы не давали коням передышку. Возница почти всю дорогу гнал во весь опор, три раза останавливаясь для смены лошадей. В эти не долгие передышки, где-то около получаса, мы с Луизой могла выйти на улицу: немного размять ноги или перекусить на обязательно присутствующих на этих перекладных постоялых дворах.
   В первую такую остановку, я узнала, что нас в пути не трое, а шестеро. Три всадника, с мечами на перевес, присоединились к нашему картежу на выезде из города и теперь, бряцая оружием, буквально ходили за мной хвостом. Присутствие эдаких телохранителей раздражало, особенно учитывая, что их не обделённых слухом ушки вполне могли услышать что-то лишнее или не понятное, а потом подробно пересказанное папе министру.
   Собственно говоря, и они с нами надолго не стались. Проводив только до середины пути и так же незаметно организовав смену картежа на новую, такую же молчаливую и не разговорчивую тройку. Подозреваю, что тут снова причиной стали скакуны, не способные преодолеть такое большое расстояние за один день. А кто же в здравом уме оставит своего верного четвероногого друга на непонятном постоялом дворе и сядет на другого.
   На последней смене движущей животной силы, стало понятно, что новая ухоженная четверка принадлежит семье Моренро. Возница перестал гнать и свистеть кнутом, щадя лошадей. Соответственно мелкие неровности дороги стали ощущаться острее, особенно, когда мы съехали с тракта на обычную просёлочную дорогу. Начиная оттуда меня уже стало по-настоящему укачивать, а потом и мутить.
   Может, конечно, дело в специфическом привкусе пирожков с мясом, которые мы ели пару часов назад?
   К особняку, под радостное улюлюканье наверняка уставшего как собака кучера, карета подъехала уже в сумерках. Учитывая, что на улице лето, время должно было подступать к полуночи. Несмотря на это, на нашу торжественную встречу высыпало человек шесть.
   Оступившись на первой же ступеньке, я едва не свалилась, на открывшего нам дверь кареты лакея. Луиза в последнюю минуту успела схватить меня за шиворот. А уже потом отмер и вытянувшийся по стойке смирно мужчина, подав мне руку.
   - Добро пожаловать домой, Адель, - подошла к нам молодая стройная женщина.
   - Добр... - закрыла я рот ладонью и, только подавив рвотный позыв, решилась кивнуть в знак приветствия.
   Поздоровавшись с моей соседкой по школьному общежитию и внимательно оглядев цвет моего лица, та очень тактично оттеснила мужчину в сторону, и подхватив меня под руку подвела к ближайшей скамейке.
   Разговора, как такового не получилось. Я не симулировала недомогание, а от волнения оно только больше усиливалось. Пришлось отвечать быстро и односложно. К моей радости, остальные слуги не планировали растворяться в воздухе и постоянно обращались к женщине (возможно экономке) за распоряжениями относительно багажа, подготовки комнаты для Луизы, на что последняя едва заметно фыркнула.
   Мою приятельницу действительно не ждали.
   По просьбе экономки, на улицу прибежал лекарь и не смотря на вялые протесты настоял на срочном приёме какого-то отвара.
   К тому моменту, как эта лекарственная гадость была готова, я ощущала себя почти здоровым человеком, но неустанно сопровождающая нас женщина, настойчиво попросила не спорить с врачом.
   - Благодарю вас, госпожа, - склонился в благодарности лекарь, а я чуть не подавилась своим горьким отваром.
   Так это что, мама Адель, что ли?
   Высокая, стройная, красивая блондинка, мама низенькой, толстенькой, русоволосой девушки? Да у них нет ни одной схожей черты. Как хорошо, что я была занята попыткой удержать внутри последний приём пище и не выдала, что-нибудь из серии: "Очень рада тебя видеть. А родители ждут меня в доме?"
   В двойне повезло, с моей привычкой обращаться к незнакомым людям на Вы. Тут так же принято обращаться и к родителям, что вкупе с моим укаченным состоянием не вызвало недоразумения в первые же минуты приезда.
   Правда странно, что женщина, хоть и была, кажется, искренне рада моему приезду, ни разу не назвала дочерью, не произнесла фразу: мы с папой. То есть вообще ничем себя не выдала.
   Самого министра, слава Богу, в доме не было. Он, как и мы, задержался в городе и судя по пришедшему перед нами письму должен прибыть завтра после полудня. Чтобы не рисковать на ночной дороге.
   Встречу с папой мне особенно хотелось оттянуть как можно дальше. Казалось, что он, дослужившись до министра, должен быть крайне наблюдательным и раскусит меня в первые же пять минут встречи. Сурово сдвинет брови, скривит губы и угрожающе спросит:
   - Кто ты, черт возьми, такая? И где моя дочь?
   Что я смогу ему ответить? Не виноватая я, меня случайно сюда закинуло?
  
   После долгой и не самой приятной дороги нас долго мучать не стали. Напоили чаем с остывшими пирожками, на которые мне даже смотреть было противно, и отправила спать.
   Комната Адель полностью соответствовала моим представлениям о ней. Эдакий романтичный кукольный домик, ещё не выросшей из детства принцессы. Обилие рюш, бантиков и занавесок меня не особенно смущало. Подумаешь. Главное пыли нет.
   Но вот куклы, который тут сидело и стояло по всем полкам, шкафам и подоконникам бесчисленное множество, заставляли нервно поёжиться. Ладно бы наши пластиковые барби или милые попсы, они изначально выглядят не настоящими. А тут на меня смотрели слишком реалистичные стеклянные глазки на фарфоровых личиках. Гадость.
   Того и гляди, какая-нибудь их толпы одетых в роскошные платье девочек повернёт голову с мою сторону и сделает едва заметный шажок. Ну и конечно же вынет нож из складок широкой юбки.
   Зря я когда-то посмотрела фильм: "Чаки".
   Но все страхи отошли на второй план, как только я, погрузилась в заботливо принесённую мне высокое деревянное корыто. Простая расслабляющая ванна, вместо бадьи над головой, воспринималась ценнее гидромассажа.
   Окончательно меня обезоружила кровать. Осторожно присев на краешек широкой конструкции, я провалилась в воздушную перину. Мягкие большие подушки, невесомое пуховое одеяло, которые мне с детства строжайше запрещали врачи, сейчас вызывали не приступ аллергического удушья, а настоящий щенячий восторг. Казалась, что я медленно покачиваюсь в облаках, парящих в ночном небе. Из посторонних звуков, только доносящееся с улицы стрекотание цикад. И никакого ворчания или сопения с соседней кровати. Только умиротворяющая тишина.
   Как я соскучилась за эти дни по отдельной комнате. Кто бы знал. Даже сложно вспомнить, когда в своей настоящей жизни, мне приходилось делить с кем-то комнату. Разве что на первом курке, когда мы с двоюродной сестрой ездили на экскурсию в Санкт-Петербург. Только вот те три ночи я почти не спала из-за её храпа. Поездки на поезде дальнего следования не в счет.
   Сейчас частливый, измученный дорогой организм тут же начал отключаться. На грани сна и реальности, я вспомнила, что хотела ещё раз поговорить с Луизой о семье Адель, но тело отказалось подчиняться слабым доводам сознания.
   Спать.
  

   Увы, выспаться на этом волшебном ложе, мне не дали. Едва за окном наступило утро, как в комнату залетела молоденька и говорливая служанка, мягко, но настойчиво заставившая меня поднять, умыться, одеться и спуститься к завтраку.
   Очень повезло, что она тут новенькая и Адель видит впервые. Мало того, что девушка сама представилась (Марфа), так ещё и выболтала всё что знает о распорядке дня хозяев дома, расположении некоторых комнат и свежих сплетнях. А главное, её не настораживали мои наводящие вопросы.
   Она же проводила меня до столовой.
   Вопреки моим ожиданиям, на завтрак меня ждала не овсянка, а богатый стол, с блинами, сырниками, пирожками, пирожными и тому подобными вкусностями. В общем всё то, что радует глаз и вкусовые рецепторы, но совершенно точно не способствует похудению.
   - Доброе утро, Адель, - подскочив на ноги, сидевшая в гордом одиночестве во главе стола госпожа чуть ли не бегом подошла ко мне. - Как спалось?
   - Великолепно, - постаралась улыбнуться я, надеясь, что получилось не натянуто. Внимание с стороны людей, хорошо знающих Адель, пугало до дрожи. - Моя комната сильно отличается, от школьного общежития?
   - У вас там плохие условия? - насторожилась женщина и, схватив меня за руки, усадила на стул по левую руку от себя.
   - Хорошие условия, - поспешно возразила я, показывая служанке на стопку сырников. - Но всё же разница есть.
   Вот приблизительно так и продолжался весь наш утренний разговор. Амелия Моренро задавала простые вопросы: Как прошел учебный год? Как экзамены? Вопросы по всей видимости про друзей, чьи имена не вызывали у меня никаких ассоциаций. В итоге, с моих слов у всех всё было хорошо. И экзамены прошли хорошо. И кормят нас хорошо. Откуда мне знать, какими эпитетами награждала школьное питание Адель. В конце концов за столько лет должна была уже ко всему привыкнуть.
   - А как у вас дела с Ринаром?
   Едва не подавившись кусочком сырника, закашлялась я, на насколько минут задумавшись над ответом:
   - Всё хорошо, - неуверенно отозвалась я.
   Чтобы я не говорила этому долговязому парню про разрыв помолвки, не моё это дело. Мне бы вернуться в свой родной мир, а они пусть сами потом тут разбираются. Не я его невеста, не я его люблю, не мне и рушить планы мечтательной толстушки.
   - Хорошо? - нахмурилась мама. - Что-то произошло?
   Кажется, в этот раз, мой ответ не сработал. А как же "я" раньше отвечала на такие вопросы? Всё великолепно? Он с меня пылинки сдувает? Или плакала в три ручья, что он меня не любит?
   - Почему случилось? - дернув головой переспросила я, выдавая собственно волнение. Актриса из меня так себе. Раз даже я это осознаю, то ситуация складывается намного хуже, чем мы надеялись. - А кстати, где Луиза?
   - Хорошо - это ни как, - отложила приборы хозяйка дома. - Возможно, за эти годы твои чувства к нему изменились?
   - Нет, - замерла я.
   Женишок позеленеет от злости, если узнает, что я упускаю такую возможность, бросить зерно сомнения в благодатную почту сознания родителей Адель. Но ведь, ещё неделю назад она была по уши в него влюблена. Иначе и меня бы в её теле не было.
   - А он? - не сводя с меня внимательного взгляда продолжила мама толстушки. - Всё так же носит тебя на руках.
   - Бывает, - нервно хохотнула я, вспоминая ночь после бала. Похоже Адель ей врала про взаимоотношения в нареченным. - А, всё же, где Луиза?
   - Я рада, - соглашаясь с какими-то своими выводами, качнула головой женщина. - Но если вдруг у меня возникнут сомнения, вопросы, ты же обратишься ко мне за советом?
   - Непременно, - отводя взгляд отозвалась я.
   - Но, я же вижу, что что-то не так? - не выдержала Амелия
   От волнения её голос прозвучал громче на два тона, что кажется смутило даже её саму. Я так вообще оцепенела и, только минут через пять, решилась снова подать голос:
   - А где Луиза?
   - Спит, я полагаю, - с нотками раздражения в голосе ответила мама.
  

   Луиза ждала меня в комнате с куклами, куда я буквально влетела после завтрака.
   Жутко хотелось закрыться на все замки и забраться под кровать, где меня никто не найдёт и не начнёт задавать дурацкие вопросы, правильные ответы на которые я не знаю.
   - Как всё прошло? - без предисловий спросила приятельница.
   - Отвратительно, - заламывая руки, я ходила по комнате как лев по клетке. - Кажется она что-то начинает подозревать. Что я могла рассказывать ей про Ринара?
   - Скорее всего ничего, - пожала плечами та, присаживаясь на край кровати. - Вы с Амелией не очень близки.
   Как мы и договорились ещё в школе, настоявшая Адель больше не упоминалась в наших разговорах, как третье лицо. Даже у стен есть уши, и если кто-то услышит наши разговоры, то мы хотя бы сможем сослаться на потерю памяти. А не будет оправдываться под пытками, куда делась дочка Министра и кто я такая.
   Почему мне сразу не пришла в голову идея демонстративно свалиться по школьной лестнице? Сейчас бы с чистой совестью говорила, что никого не знаю, ничего не помню. Наверно потому, что после такого даже преднамеренного полёта, можно потом и костей не собрать. Лестница-то там всё-таки каменная.
   - Кстати, а почему тебя не было за завтраком? - перешла я в атаку на свою ступницу.
   - Меня не звали, - сердито отозвалась девушка.
   - И поэтому ты решила не идти? - зло огрызнулась я, набирая в грудь побольше воздуха.
   - Мне принесли завтрак в комнату, - подняла она на меня глаза. - Думаешь, стоило после такого прямого намёка ввалится в столовую?
   - Черт, - в сердцах выругалась я.
   Тут тоже что-то не то. Подругу Адель в семье явно не жалуют.
   Чего я не знаю, а?
  
   Из комнаты мы предпочли лишний раз не высовываться. Мало ли кого можно встретить в саду. И сколько ещё человек заметит, что я веду себя странно. Например, няня, к которой я должна была прибежать ещё вчера. Или дочка свинопаса, с которой мы постоянно ругаемся, а тут я любезно поздороваюсь.
   Моя невольная спутница искренне пыталась объяснить, как говорится: "ху из ху", но деталей катастрофически не хватало. И находиться в помещении за закрытой дверью, казалось как-то безопаснее.
   А по словам, Луизы, приблизительно так и прошел их прошлый месяц здесь. Правда лето выдалось дождливое и большую часть времени они сидели в библиотеке, готовили практическую работу и обсуждали, как добиться любви Ринара. Скукота. Наверно поэтому моя она в итоге и сбежала подальше от богатого дворянского дома к родителям в деревню.
   - Госпожа Адель, могу я войти? - раздался из-за двери голос Марфы.
   - Да, - расплывшись в кресле разрешила я.
   День собирался быть жарким, и комната уже успела нагреться от проникающих через распахнутое окно лучей солнца. Пребывая в благодушном состоянии сытого кота, я впервые задумалась над именем девушки. Какое-то оно первое родное, из услышанных мною здесь. Больше ни одной Маши, Дуни, Иры, Юли, Вани, Пети я тут ещё не встречала. Интересно - это знак свыше или банальное совпадение?
   - Что же вы тут в такой духоте сидите? На улице такая замечательная погода, - тут же защебетала девушка.
   - Хотим и сидим, - послюнявив палец и перевернув страницу книги, отозвалась, устроившаяся на кровати Луиза.
   - В саду установили новый фонтан. У него то струи маленькие, а то аж дорожку заливают. Так красиво, - не унималась девушка. - Я могу попросить передвинуть скамейку прямо напротив фонтана, под ивой. Будет очень уютно и прохладно.
   - Мы спрашивали твоё мнение? - вскинула голову моя соседку по комнате, наградив служанку красноречивым взглядом.
   - Луиза, - зашипела я, нехотя поднимаясь на ноги. - Марфа, ты что-то хотела? - уже миролюбивее обратилась к сконфуженной девушке, приободряюще похлопав её по плечу.
   - Узнать, возможно, вам что-то нужно? - развела та руками. - Может принести вам чаю с вареньем? Или фрукты? Ну и позвать погулять.
   - Позвать? - изумилась магичка. - То есть ты планировала пойти с нами?
   - Если вы позволите, - окончательно растерялась служанка.
   Мне даже стало её жалко. Такая молоденькая. Лет шестнадцать-семнадцать (в принципе, как и Адель), конечно, ей скучно среди гораздо более старших слуг дома, которых я видела. Как Луиза, будучи из такого же низкого сословия может вести себя подобным образом?
   - Марфа, ты же тут недавно, как я поняла, - проигнорировав мой недовольный взгляд снова обратилась она к девушке. - А где ты жила раньше?
   - С родителями, в деревне, - не задумываясь ответила та.
   - Большая семья?
   - Да. Нас у родителей четверо.
   - Ммм, - многозначительно промычала Луиза. - Как говоришь, называется твоя деревня?
   - Васильки, - растеряно отозвалась девушка.
   - Надо же, какое интересное название.
   - У нас очень красивая деревня, - обрадовалась девушка. - Весной все поля усыпаны синими цветами.
   - Надо же, - я только переводи удивленный взгляд с одной девушке на другую. Не понимая, что заставляет мою приятельницу самовольно хмыкать, при каждом следующим ответе служанки. - А далеко отсюда твоя деревня?
   - Да. Вон там, на севере. Около недели пути, - показала на окно Марфа.
   - Там вообще-то юго-восток, - не выдержала Луиза.
   - Марфа, а принеси-ка нам чаю, - обхватил девушку за плечи, я плавно развернула её в сторону двери. - Что это был за допрос? - обернулась уже к магичке.
   - Деревенская девочка, как же. Чушь, - фыркнула та, поднимая с кровати. - Она такая же деревенская, как я госпожа.
   - С чего, ты взяла?
   - А ты её слышала? Васильки. Где это видано, чтобы у деревни было такое название.
   - Нормальное название, - пожала я плечами.
   - Нормальное - это у моей деревни, которая называется Хребтово, потому, что стоит на хребте. Соседняя Завидово, потому, что они нам завидуют, когда их по весне в низине затапливает. А чуть дальше Кумчино. Чей-то кум там жил.
   - А тут много васильков, - развела я руками.
   - Тогда было бы Васильково.
   - По-моему ты придираешься?
   - С чего бы мне придираться? - эмоционально возмутилось та. - Подумаешь, тебе новую якобы деревенскую подружку подобрали. Чтобы я глаза не мозолила. Только вот нормально не проинструктировали. Думали я не приеду, а ты обмана и не заподозришь.
   - Да с чего ты взяла, что она меня обманывает?
   - Во-первых, большая деревенская семья - это не четверо детей. Нас было четверо, когда мне ещё и десяти лет не было, - начала загибать пальцы Луиза. - Во-вторых, зачем брать служанку из такой отдаленной деревни. Тут в округе девок что ли мало? А если и берут, то значит она должна быть идеально подготовлена. Только вот на вашего дворецкого вечно с одним и тем же выражением лица она совсем не похоже.
   - У дворецкого тут покер-фейс, не спорю, но за остальные люди совершенно нормальные, - в подтверждение моих слов мимо комнаты прошли весело смеющиеся служанки, полностью опровергая слова магички. - А стало быть ни в какой подготовки не требуется. Может она тут по рекомендации.
   - Ага, приютили несчастную сиротку из большой семьи, и та неделю пешим ходом с узелком наперевес шла сюда, мимо городов, деревень, поместий и потенциальных женихов. В её возрасте сватов надо ждать, а не по стране путешествовать.
   - У меня такое чувство, ты ревнуешь, - сложив руки на груди, усмехнулась я.
   - С чего бы? - взвилась девушка. - Ты что, парень что ли? Дружите себе на здоровье, в садочке под ивой. Изучайте от чего струйка у фонтана то маленькая, то большая.
   - Луиза, - закатила я глаза.
   - А я лучше пойду по двору прогуляюсь. Вдруг моя помощь кому пригодится, - широкими шагами направилась она к выходу из комнаты. - А завтра с утра вообще домой поеду. Я сюда в гости не напрашивалась и задерживаться не планирую.
   - Луиза, до подожди ты обижаться, - побежала я за ней.
   - И вообще васильки цветут летом, а не весной, - уже в дверях обернулась она, заставив меня отпрянуть в сторону. - К тому же это сорняк.
   И хлопнула дверью, буквально перед моим носом.
   А если она действительно уедет? Я тут одна не останусь.
   Что же делать?
   - А вот и чай, - без стука зашла в комнату Марфа. - А что это ваша подруга такая сердитая по коридору шла.
   - Не обращай внимания, - отмахнулась я. После слов соседки по комнате, единственного человека, которому я сейчас могу доверять, любопытство девушки уже и у меня стало вызывать нехорошие подозрения.
  
   Встретились мы с Луизой только за обедом. Ещё более сытным мероприятием. Первого, второго, третьего и компота оказалось недостаточно. Приём пищи начали с закусок, а закончили чаем с тортом. Настолько приторным, что я даже на голодный желудок не смогла бы запихнуть в себя столько масленого крема. А после ситного обеда и подавно.
   - Адель, тебе не нравится? - расстроилась мама. - Это же твой любимый торт!
   С такими вкусовыми пристрастиями неудивительно, что хозяйка этого тела так сильно заросла жиром. Лучше бы она свежую морковку любила. Желтые глазки, и ровный загар - это не так страшно, как толстые ляжки и спасательный круг на талии.
   - Нравится, очень, - виновато улыбнувшись, соврала я. - Но в сладком мне стоит себя ограничивать.
   - Зачем? - неподдельно удивилась стройная женщина.
   - Чтобы хоть немного похудеть, - пришло моё время удивляться.
   Её непонимание или показное удивление, так и не решила, что это было, вызывало у меня раздражение. Как мать, будучи стройной женщиной, могла допустить, что её дочь превратилась в слонопотама? При чем не потому, что ворует конфеты, а с её же благословения.
   - Что за вздор, - возмутилась Амелия. - Худеть - это голодать, преднамеренно травмируя свой организм. Ты выглядишь красивой, здоровой девушкой, чем не может похвастаться не одна болезненная худышка.
   - Но вы не такая, - опустив глаза отозвалась я. - Неужели не хотите, чтобы я тоже была красивой?
   - Адель, - растерялась женщина. - Я больше всего на свете хочу, чтобы ты была счастливой. А без здоровья быть счастливой невозможно. Ты же знаешь, что я...
   Замолчала она на полуслове.
   - А не хочу, чтобы ты была какая же ущербная, как я.
   Ущербная? У меня даже рот открылся от удивления. Это кто из них двоих ущербный?
   - Госпожа, - вбежала в столовую взволнованная служанка, прервав нашу, уходящую в опасном направлении беседу.
   - Гонец уже здесь, хозяина будет с минуты на минуту, - поспешно склоняясь в поклоне, с одышкой заговорила она.
   Амелия, подскочила с места, встревоженно ощупав свою причёску.
   - Вы великолепно выглядите, госпожа, - едва заметно приподняв уголки губ, сказала служанка.
   Что тут началось.
   Кажется, весь замок в одно мгновение пришел в движение. Команды из уст, хозяйки дома посыпались одна за другой:
   - Открыть ворота. Убрать со стола. Чтобы через две минуты все стояли на своих местах.
   Подхваченная общей суетой, я направилась вслед за матерью.
   - Адель, подожди, нам надо говорить, - обежав стол, бросилась ко мне перепуганная Луиза. - Я забыла кое-что очень важное.
   - Позже, - выдохнула я. - А то мы сейчас пропустим что-то поважнее.
  
   Даже после упоминания о приближении отца Адель настроение прислуги резко поменялась. Если до этого атмосферу в доме хотелось было назвать дружеской, то теперь от скопившегося напряжения в воздухе можно вешать топор.
   Я и до этого не могла расслабиться ни на секунду, а теперь так вообще хотелось схватить за голову, заорать на одной ноте бежать куда подальше в любом направлении. Только вот далеко ли я убегу?
   Встреча с отцом происходила очень официально. Мы с Луизой вышли на улицу вместе со всеми. Не зная, что делать, я встала рядом с матерью и повторила (надеюсь правильно) её поклон выбирающемуся из кареты мужчине. Министру на вид было лет пятьдесят. Среднего роста, с седыми висками и обычным для этого возраста не совершенным, но не критичным телосложением. Придерживаясь за качающуюся от его движений карету, он тяжело спустился на землю, обвёл притихшую прислугу грозным взглядом и мгновенно умягчился увидит нас:
   - Девочки мой, - улыбнулся он, от чего холёное лицо мгновенно обзавелось десятком другим мимических морщин. - Как радостно видеть вас вместе.
   Мать Адель не двигалась с места, взирая на мужа влюблённым взглядом. Понадеявшись, что и от дочери в приличном обществе не ждут радостного визга с последующим повисанием на шею любимого родителя (как сделала бы я, приехав домой), тоже постаралась радостно улыбнуться. Хотя при взгляде на отца, меня в голове крутился только один вопрос: в кого же Адель таким колобком уродилась?
   Первой глава семейства обнял жену. Та смутилась и густо покраснев, постаралась как можно быстрее выбраться из мужских объятий.
   Подойдя ко мне отец, распахнул руки, но кинуться в объятья чужого мужчины я не смогла. Шагнув на встречу, я привстала на цыпочки и, поцеловав отца в щеку, снова улыбнулась:
   - Добро пожаловать домой, - ничего умнее, не придумала. А по напрягшемуся лицу министра поняла, что опять сделала что-то не так.
   Жаль Луиза ничего не смогла рассказать про традиционную встречу. В прошлый их приезд родители уже были дома, а на улице шел проливной дождь. Адель первая зашла внутрь и потом просто представила свою подругу семье.
   Наверно надо было сказать, что я соскучилась? Но Амелия же ничего не говорила.
   - Госпожа Моренро, как я рад снова вас видеть.
   В след за министром из кареты выбрался пожилой мужчина неопределенного возраста от шестидесяти до бесконечности.
   - Адель, как вы уже большая, - поцеловав руку хозяйки дома и обернувшись ко мне, он окинул меня удивленно-восхищенным взглядом.
   Усиленно сдерживаясь рвавшийся наружу смешок, я снова присела в поклоне. Да уж. Большая. Во всех смыслах.
   - Я помню Вас ещё совсем малышкой. Это поразительно, - продолжал восхищаться старичок. - Как же быстро растут чужие дети.
   - Увы, с началом обучения Адель в академии, мы тоже видим ещё не часто и всё более взрослую, чем в прошлый приезд, - вздохнул отец, увлекая гостя за собой в дом.
   - Я распоряжусь на счет комнаты, - засуетилась Амелия, наградив гостя ещё одной милой улыбкой.
   - Добрый день, Луиза, - дошла очередь и до моей подруги. - Вы у нас проездом или на лето? - уточнил министр, но не смотря на дружелюбный тон, девушке дали понять, что ответ очевиден.
   - Меня, очень ждут родители, - склонив голову уклончиво отозвалась та.
   Новому гостю, никто подобных вопросов не задавал. Правда тот и сам говорил без умолку, нахваливая сделанный в доме ремонт и сетуя, что слишком много времени уделял службе и так и не обзавелся такой же замечательной семьей, как господин Моренро.
   - Ну, что вы. Вы ещё полны сил, - улыбнулась ему в ответ Амелия.
   - Как приятно, слушать комплементы от такой обворожительной особы, как вы.
  
   - Адель, - поравнялся со мной отец. - Я бы очень хотел с тобой поговорить. Зайди в мой кабинет, - жестом указав на ближайшую двустворчатую дверь.
   Только этого не хватало.
   - Конечно, - пропищала я, беспомощно обернувшись на отставшую от нас Луизу.
   Я бы сейчас тоже предпочла затеряться в толпе слуг.
   Кабинет по своему оформлению мало чем отличался от директорского. С той лишь разницей, что окно ту было одно, широкое, а не вытянутое, как в Академии и занимало большую часть стены, спиной к которой и должен сидеть хозяин дома.
   - Не успели мы встретиться, а ты уже хочешь о чём-то меня попросить? - положив на стол толстую папку обернулся ко мне министр.
   - Попросить? - опешила я, замерев в середине комнаты.
   - Угу, - с довольной улыбкой кивнул он, указательным пальцем постучав себя по щеке. - Неужто забыла наш условный знак? Всё детство им пользовалась.
   - Ах, да, - оторопело согласилась я, весьма условно понимая, что он хочет мне сказать. Условный знак - это поцелуй.
   - Помнишь, тогда мы жили при дворе. Если тебе было что-то нужно, но ты не могла озвучить свою просьбу в присутствии посторонние людей, ты подбегала и целовала меня.
   - А попросить - это теперь обязательное условие? - я это вслух произнесла.
   - Конечно! - весело засмеялся отец. - Нельзя нарушать традицию.
   - Тогда позвольте мне подумать над своей просьбой до вечера? - попросила я.
   Министр вызывал у меня куда большую оторопь, чем директор магической Академии. Такое не могло остаться незамеченным, и отец Адель, желая избавиться от неловкости, шагнул в мою сторону и без предисловий прижал к себе.
   - Моя маленькая девочка, - ласково пробормотал он. - Неужели за последние полгода я так постарел, что ты не признаешь во мне ровного папу? Или это ты у нас теперь врослась, высокообразованная леди, не позволяющая себе ни единой лишней улыбки, чтобы не показаться легкомысленной.
   - Наверно, я просто немного отвыкла, - пробормотала я, осторожно приобнимая мужчину в ответ. Хорошо, что он выше меня ростом не видит выражение лица. У меня наверно паника сейчас на лбу написана.
   - Вы устали с дороги, - первой заговорила я, так как объятия затягивались.
   - Если только немного, - наконец-то оторвался от меня министр. - Присядь пожалуйста. Хочу, как можно скорее, узнать, как у тебя дела.
  
   Разговор мало чем отличался от беседы с матерью, разве что сейчас нас не разделял стол. Мужчина сел на соседнее со мной кресло и задавал гораздо более конкретные вопросы, из чего я сделала вывод, что он значительно больше посвящен в дела Адель, чем Амелия.
   - Странно, что ваш директор допустил подобное, - задумался он над инцидентом с нападением на академию вампиров. - Анрей Исарди (наконец-то узнала имя директора) не тот человек, который будет халатно относиться к безопасности учеников.
   - Магистры быстро решили вопрос охраны школы, - поспешно добавила я.
   - Да, в неспокойное время мы живем, - вздохнул отец Адель. - Кто бы мог подумать ещё каких-то двести лет назад, что нелюди начнут так рьяно отстаивать свои права.
   - Эмм, - не внятно промычала я, толи соглашаясь, толи возражая. Надеюсь, моё мычание растолкую в максимально подходящем значении.
   - Нет-нет, конечно, я не имею ввиду эльфов, гномов или орков, - заверил министр. - То русалки, потом гоблины, теперь вот и вампиры ведёт какую-то свою игру. Мир стремительно меняется, дочка.
   - Гоблины? - против воли повторила. - Они сейчас очень опасны?
   - Ох, - изумился отец. - Ринар не сильно стремиться сохранить тайну заданий короля, - сказано это было с усмешкой, но по лицу министра было заметно, что подобная новость ему очень не понравилась.
   - Нет, что вы, - поспешно возразила я. - Это моё чрезмерное любопытство. Он никому не говорил куда направляется и даже я услышала только одно слово.
   - Кстати, а как ваши взаимоотношения с наследником Анаро? - резко перевёл тему отец. - До меня доходят слухи, которые вызывают тревогу.
   - Слухи - это только слухи, - опустив глаза, отозвалась я. Нельзя вмешивать в это отца Адель. Какие бы у неё не были отношения с женихом - это её дело, а не моя проблема.
   - Академия Асерант - это безусловно закрытое учебное заведение, но живёте вы не на другом конце мира, - похлопал меня по руке, сжимающей подлокотник отец. - Дети выезжают домой на праздники и делятся с родителями своими новостями. А те в свою очередь, шепотом делятся друг другом тем, что показалось им более достоверным.
   - Я понимаю, но с Ринаром у нас всё хорошо, - стараясь говорить убедительно, улыбнулась я. - Как в прочем и всегда. Я же каждый раз отвечаю именно так?
   - Значит он недостаточно защищает тебя? - прищурился отец, я промолчала, хотя в голове и вертелись вампиры и танцы. Оправдание любимому человеку всегда можно найти. Только вот надо ли? - Доченька, остался всего один год обучения. Не знаю уж к счастью или нет, но ты не представляешь угрозы, как молодой маг. А значит, если тебе тяжело, только скажи, и я договорюсь, чтобы ты жила за пределами Академии. Если не хочешь оставаться во дворце, то мы купим дом в городе, найдём прислугу. Амелия с радостью переедет в столицу и будет заботиться о тебе.
   - Не стоит, - поспешно возразила я. - Всё хорошо, правда.
   - Остался всего один год, - настала очередь министра опускать глаза. - Через несколько месяцев ты станешь совсем взрослая. И возможно, следующим летом уже войдешь в дом своего мужа. Кем бы он не был.
   - Простите? - до последней фразы я понимающе кивала, а тут замерла на месте, резко подняв глаза на господина Моренро. - Кем бы - это кем?
   - Адель, Ринар не единственный мужчина на земле, достойный твоего внимания. И ему не помешала бы небольшая конкуренция.
   - Ааа, - пораженно протянула я, вспомнив про неженатого старичка, приехавшего в этот дом с отцом. О ком и напомнила, показав указательным пальцев на дверь.
   - Конечно же нет, - засмеялся нам выражением моего лица собеседник, плавна переходя на нравоучительный тон. - Но посуди сама, сейчас за ваш брак радеют только два человека: ты и глава семьи Анаро.
   Прозвучало - это так буднично, словно никакой опасности от разрыва помолвки и быть не может. Тогда почему все вокруг говорили, что расставание этих пузыря с соломиной приведёт к позору для семьи одного из них?
   - Но король, - напомнила я.
   - Ваш брак во многом противоречив, - поднявшись на ноги, прошелся по комнате министр, погружаясь не в самые приятные воспоминания. - Ты же знаешь, что король одобрил его в определенной степени из-за чувства вины.
   Что ещё за чувство вины? Мне опять чего-то не до рассказали? В чем виноват король? Может он домогался Адель, а потом решил замять скандал, выдав её замуж за желанного кандидата? Нет, это уже слишком. Наверняка всё проще. Он просто каждый день отправлял Адель её любимый кремовый торт, а когда увидел результат, побоялся обвинений и решил найти жениха получше. Что я несу?
   - Два года назад, как не прискорбно, он полностью искупил свою вину, - задумчиво изучая пейзаж за окном, продолжил свои рассуждения отец. - Расплата за собственную нерешительность и легковерность дорого ему обошлась.
   И снова театральная пауза, наполненная воспоминаниями, которых у меня нет.
   Можно я побьюсь головой о стол? Мне же вообще ничего не понятно! Где тот злосчастный герой, который всё разложит по полочкам? Причем тут трусливый король? Вопросы, вопросы. Прям кроссворд какой-то получается.
   - Кстати, как там тот мальчик? Орен Лирек, кажется.
   - Нормально, - пожала я плечами. Хоть тут я понимаю о ком идёт речь. Только вот почему опять разговор заходит об этом черноволосом парне? Не человек, как Джейм Бонд, под прикрытием. Жаль я не тяну на девушку агента ноль-ноль-семь.
   - Ты же скажешь мне, если он начнёт вести себя странно? - настороженно прищурившись, обернулся ко мне отец.
   - А что относится к странному поведению? - насторожилась я. - Он не ходит по академии с окровавленным ножом, не дергается от каждого шороха и не говорит странные вещи. Наоборот, всегда здоровается и старается быть дружелюбным. Или как раз это странно для него?
   - Конечно, нет. - вздохнул министр, отворачиваясь к окну и устало облокачиваясь на подоконник. - Ему не позавидуешь. Но страшнее, что теперь вертится у него в голове. И зачем он перевёлся в Академию Ассерант?
   - Он, старательно учится, - попыталась я вступиться за единственного, как мне казалось, нормального знакомого.
   - Учится, - горько усмехнулся министр. - Главное, чтобы не перестарался. Кровь, то ведь не водица, Адель. Кровь не водица.
   Знаю-знаю. Кровь - жидкая подвижная соединительная ткань внутренней среды человеческого организма. Только кажется речь идёт не о её химическом составе.
   Всё сдаюсь. Где Луиза!
   - Отец, вы выглядите очень уставшим, - решительно поднялась я на ноги. - Вам стоит прилечь и отдохнуть с дороги. А разговор мы сможем продолжить в любое время.
   - Пожалуй ты права, - отстранённо повторил мужчина. - Можешь позвать Амелию? Полагаю, она в спальне.
   - Непременно, - присела я, изобразив легкий поклон, но выйти из кабинета не успела.
   - Адель, - остановил меня отец. - Что-то не так?
   - Не так? - удивленно переспросила я.
   - Ты злишься на меня за что-то?
   - Нет, разве у меня могут быть на это причины?
   - Доченька, ты правильно сказала, - подошел ко мне министр. - Слухи - это всего лишь слухи.
   - Я сейчас действительно не понимаю о чём вы, - не опуская глаз, искренне ответила я. Что-то всё становится только запутаннее. И больше всего напоминает верёвку, сплетающуюся толи у меня на шее, толи на шее Адель. Что здесь происходит?
   - Наверно моя девочка действительно взрослеет, раз заботится о моём здоровье больше, чем о любопытстве, - облегченно вздохнув, осторожно погладил меня по щеке отец. - Верь мне, хорошо? Я желаю тебе только добра.
   Благими намерениями дорожка в ад выстлана. В слух я этого не сказала, но видимо в моих глазах что-то отразилось, потому что министр снова нахмурился.
   Не знаю, почему, но вспомнился фильм с Томом Крузом. Там ещё главная героиня в желтом платье бегала. Так вот. Он несколько раз повторял что-то на подобии: "если скажут, что отвезут тебя в безопасное место, значит убьют".
   - Я хочу, чтобы ты меня счастлива и находилась в безопасности. В нашем неспокойном мире.
   Хаааа, сказал. Что там ещё было? "Не садись в их машины; говори, что ничего не знаешь". В карету я села. В безопасное место приехала. Амнезию вовремя не организовала. Надо было в первый же день в Академии с лестницы падать. Сидела бы сейчас себе в больнице, кости сращивала, и смотрела бы на всех дура-дурой: а, вы кто?
   Из горла раздался странный звук, изначально призванный стать радостным смехом, но больше походящий на предсмертный сип.
   - И всё-таки что-то с тобой не так, - наблюдая за моей реакцией, задумчиво произнёс отец. Вот только не хватало, чтобы он начал выяснять что именно.
   - Я пойду позову, - поспешно присела я, не желая продолжать беседу. Ох, не похожа моя присядка на ревизованы.
   Пересмотрела в своё время Великолепный век, а надо было оказывается на Анжелику налегать.

   Где же искать мать Адель?
   Ну, это, предположим, я загнула. В соседней комнате. А вот как её позвать? Последние несколько часов мне удавалось избегать прямого обращения. Но рано или поздно станет заметно, что я начинаю фразу с паузы.
   По логике стоит назвать её "мама". Но мама у меня одна, единственная и любимая. Даже когда думала, что скоро выйду замуж не представляла, как смогу называть мамой свекровь. А тут совершенно чужой мне человек.
   Нет, надо собраться. Хочу не хочу, могу не могу. Сейчас для этого не место и не время.
Постучав и дождавшись разрешения, я зашла в спальню. Амелия вместе с двумя служанками разбирала вещи министра. 
   - Адель, ты что-то хотела? - обернувшись ко мне, улыбнулась она. - Ну, куда же ты складываешь? Так. Вот вроде разобрались. И, Зана, напомните там про обувь. Чтобы через час всё было закончено.
   Я стояла молча. Словно воды в рот набрала. 
   Женщина не смотрела в мою сторону и начинать с бухты-барахты: "отец просил вас зайти", нельзя. Тут слишком много народу.
   Соберись. Даже соседская собака, когда выпрашивала у меня мороженное говорила "мама". А ты что, глупее бульдожки.
   - Мама, - на выдохи произнесла я.
   В комнате воцарилась тишина. Служанки замерли на месте в тех позах, в которых расправляли одежду хозяина. А Амелия, с открытым ртом, повернулась на мой голос.
   - Мама, - второй раз произнести это слово оказалось намного легче. - Отец просит вас зайти к нему. Он сейчас в кабинете.
   - Как ты меня назвала, - пошатываясь шагнула та в мою сторону.
   - Мама? - растерялась я. - Простите, - испугавшись, что нарушила какой-то этикет, по слогам за говорила я.
   - Адель! - всхлипнув на всю комнату, просилась ко мне женщина и так сильно прижала к себе, что едва смогла вздохнуть. - Доченька!
   Около моего плеча раздавались непрекращающиеся женские рыдание, причина которых для меня оказалась совершенно непонятно. Что опять не так?! Сколько же можно?
   Нервы у меня тоже не железные, и я сама вслед за Амелией начала шмыгать носом, чувствуя, как глаза пощипывает от поднимающихся слез. Вот в такой позе нас и застал министр. Хорошо хоть я стояла спиной к двери.
   - Что случилось? - громко, но с нотками паники спросил он.
   - Адель, назвала меня мамой! - сквозь рыдания пояснила женщина.
   - Девочки мои!
   Двойные объятья - это уже перебор. Тело этой толстушки не предназначено к сильному сдавливанию.
   - Так вот почему ты всё это время была так напряжена.
  

   - Марфа ты свободна, - отстранённо пробормотала я, зайдя в свою комнату, где две кандидатки в подруги, изучали друг друга полными молчаливого неодобрения взглядами.
   - Может вам воды принести? - испуганно предложила девушка.
   - Обойдусь, - возразила я.
   - Что-то случилось? - испуганно разглядывая мои покрасневшие глаза, подскочила ко мне Луиза.
   - Случилось, - убедившись, что дверь за Марфой закрылась, поёжилась я. - Кажется, я только что назвала мамой свою мачеху.
   - О, Боги, - ударила себя по лбу девушка. - Прости. Я только за обедом поняла, что совершенно забыла об этом.
   - Поздно боржомчик пить, когда легкие отваливается, - устало рухнула я на кровать. Ещё даже не вечер, а у меня такое состояние, словно меня камаз переехал.
   - И что теперь будет? - испугалась Луиза.
   - Полагаю, что ничего криминального, - вздохнула я, поворачиваясь к девушке. - Даже наоборот. Отец списал моё неадекватное поведение на желание перейти на, так сказать, новый уровень отношений с новой мамой. Лучше расскажи, что знаешь.
  
   - Настоящая мать Адель умерла, когда той было около трёх лет. Ещё спустя год, министр снова женился, - начала рассказывать Луиза. - Адель, то есть ты, изначально восприняла её в штыки. Ревновала отца. Когда мы познакомились, ты была уверена, что мачеха специально тебя задабривает, чтобы получить расположение отца, а как только у них родится общий ребёнок, тебя выкинут из дома и забудут, как лишнее напоминание о первой жене министра. Но годы шли, Адель, то есть ты, взрослела, а нового наследника всё не появлялось.
   Уже позже мы узнали, что Амелия не может иметь детей. Поэтому от неё даже отказался первый муж. Твой отец пожалел несчастную, и изначально привел в семью, чтобы у тебя была мама, а позже и сам влюбился. Твоя мачеха всё время пыталась подружиться, заботилась о тебе.
   - Поэтому и превратила в бегемота, - пробурчала я себе под нос.
   - Про неё сложно сказать грубое слово, но с твоей стороны ответного проявления любви никогда не было.
   - Ложечки нашлись, но осадочек остался.
   - Ты не могла даже назвать её мамой. Всегда говорила, что мама у тебя одна и никому не позволено пытаться занять её место.
   - Вот в этом я сама с собой полностью солидарна, - глупо хихикнула я.
   - Ты слушать будешь или только комментировать? - разозлилась Луиза.
   Применительно подняв руки, я жестом показала, что закрыла рот на молнию и так же молча попросила её продолжить.
   - Говорят, ты очень похожа на настоящую маму. Адель показывала мне её портрет. Он висит где-то в доме, но я не помню где. Возможно узнаю, если снова увижу. По крайней мере она была такая же полненькая.
   Что ж, это многое объясняем. Адель колобок в настоящую маму, а мачеха думает, что полнота - признак здоровья, вот и пичкает приёмное дитя почем зря. А я теперь расплачивайся.
   Хоть что-то прояснилось. Стало быть, вопрос осталось не так много:
   Первый: как похудеть?
   Второй: как прожить столько чтобы удалось похудеть?
   Третий: как упоминание в разговоре с отцом короля может усложнить, а то и укоротить мне жизнь?
   - Хватит крутить ртом, как жующая корова, - не выдержала моих задумчивых гримас моя приятельница. - Что ты хочешь сказать?
   Вздохнув, я снова провела рукой перед губами, имитируя открытие молнии. Жаль вес смысл моих жестов моя собеседница разгадать не смогла.
   - Причём тут король? - с ходу спросила я.
   - Причём? - переспросила та.
   - Почему король одобрил помолвку Адель и Ринара? - для большего погружения в тему, пришлось в общих чертах пересказать разговор с отцом.
   - Не знаю, - развела руками девушка. - Насколько мне известно, все переговоры с королём вел исключительно Эгюст Моренро. Вы с Ринаром присутствовали только на самой помолвке, которая проходила в стенах дворца. Я на ней не присутсвовала, так что... - снова развела руками Луиза.
   - А Адель никогда не говорила про свои взаимоотношения с королём? - идея с домогательствами не давала мне покоя.
   - Какие взаимоотношения? - усмехнулась моя собеседница. - Максимум здоровался. Адель хоть и жила во дворце какое-то время, но было это очень и очень давно.
   - А кстати, почему она жила там, а не у себя дома? ­ - прищурилась я.
   - Полагаю, министр не хотел надолго оставлять её одну в этом доме.
   - А няньки на что? - не унималась я. - Какой смысл тащить маленького ребёнка во дворец? Там вряд ли можно создать условия для счастливого детства.
   - Ты преувеличиваешь, - закатила глаза Луиза. - Дети там как-то живут и чувствуют себя не менее счастливыми, чем в любом другом месте.
   - Но всё же?
   - Возможно... я не знаю точно... - задумалась магичка. - Когда нам было по три-четыре года в королевстве свирепствовала горячка.
   - Горячка? - не поняла я. - Белая что ли?
   - Горячка бывает каждый год. Болеют в основном дети, - пояснила моя собеседница. - Ни с того ни с сего начинается жар. Его просто надо перетерпеть и дальше через неделю всё будет в порядке. Но тогда люди часто умирали, - по описанию Луизы больше всего походило на аналог нашей Испанки. - Лекари долго не могли найти подходящее лекарство. Возможно, если мать Адель умерла от горячки, отец просто увез её подальше от эпидемии. Всё-таки во дворце лучшие лекари нашей страны.
   - Понятно, - нахмурилась я.
   Только не хватало подцепить тут какую-нибудь устаревшую болячку, давно побеждённую прививками в нашем мире. Раньше вроде как чума была частым явлением. И проказа какая-нибудь. Бррр. Надеюсь в доме никакая подобная инфекция не бродит?
   - То есть в причинах смерти матери Адель, ты не уверена?
   - Это всегда была запретная тема, - прикусила губу моя собеседница.
   - Она бы хоть дневник какой вела, - застонала я.
   Комнату мы перерыли ещё в первой половине дня. Дневник был. Только вот больше похожий на биографию Ринара Анаро. Никаких записей с ценной информации, списков и событий. Исключительно бесчисленные признания в любви и восхищения его совершенной внешностью. Забыла девочка обратить внимание на характер.
   - А какое отношения детство Адель, может иметь к твоей задаче - похудеть? - напряглась Луиза.
   - Никакого, - согласилась я. - Только вот, не зная своего прошлого, я могу вызвать не нужное нам внимание.
   - Это да, - уныло отозвалась девушка.
   - Что ж, - поднялась я с кровати, сладко потягиваясь всем телом. - Раз даже ты не владеешь информацией, а спросить больше не у кого, то надо срочно отсюда выбираться. С таким количеством непонятного я того и гляди ещё во что-нибудь вляпаюсь по незнанию.
   - Кажется, к этой мысли мы пришли уже неделю назад, - напомнила Луиза. - Пока у нас единственный вариант - тебе надо как-то похудеть.
   - Ты не поняла, я говорю не только в глобальном смысле, но и в частности отсюда. - обвела я руками комнату. - В этом доме я точно не похудею. А учитывая мою потерю памяти, стоит подыскать место, где меня настоящую никто не знает.
   - А как ты себе это представляешь? Место найти не сложно, но отсюда никто не выпустит. Родители тебя почти полгода не видели. С зимних праздников.
   - Значит надо устроить побег, - заключила я, представляя, как краснею от натуги, перелезая через подоконник на улицу, и, подхватив подол одной рукой, а внушительный узелок другой, спотыкаясь бегу в глубь парка, в поисках не охраняемой дыры в заборе.
   - Тут больше охраны, чем адептов в академии, - разрушила мои фантазии приятельница. - Только по дорогам стоит по два проверочных контролям: на первом въезде на территорию ваших земель и уже у самого дома. И патрулируется не только парк, но и внешняя граница земель.
   Картинка тут же дополнилась не грациозным карабканьем на другую сторону забора, откуда меня с кряхтение перекидываю обратно бравые витязи министерской охраны.
   - Ладно-ладно, поняла, - сдавшись под её напором подняла я руки. - Побег не лучшая идея.
   Мы помолчали, думаю каждый по отдельности. Покусывая губы, я придумывала причину, по которой должна была вернуться в академию, но ни одна из идей не выдерживала никакой критики.
   - А может ты меня в гости пригласишь? - пожалуй это был самый лучший вариант. - Я же у тебя раньше не была?
   - С ума сошла? - ужаснулась Луиза. - Я же из деревни. Как можно позвать госпожу в гости в обычный деревенский дом, где одиннадцать детей по лавкам сидят!
   - Я не привередливая и на сеновале посплю, - не отставала я.
   - Разбежалась, - фыркнула та. - Летом там мои братья спят.
   - Хорошо, на лавке посплю или на сундуке в сенях, не это важно, - с каждой минутой такой вариант развития событий нравился мне всё больше. - Главное подальше отсюда.
   - Я против. Надо придумать что-то ещё, - возразила та.
  

   Всё-таки я не жаворонок. Мне сложно понять почему спать надо ложиться, когда за окном только начали сгущаться сумерки. Даже если на часах стрелки уже пересекли цифру десять. Хотя для моего мира это вообще детское время. А тут ещё эти куклы. Глядя на их идеальные лица очень хочется развернуть всех к стене. Только вот если я после этого случайно встречусь взглядом хотя бы с одной парой стеклянных глаз меня же Кондратий хватит с перепугу.
   Ужин прошел за непринужденно напряжённой беседой близких родственников. Мне кусок в горло не лез, что вызывало у собравшихся живейший интерес. Очень хотелось бросить приборы на стол и со словами: "я наелась", выскочить из столовой. Заговорить о поездки в гости к Луизе я так и не решилась, и теперь не знала куда себя деть от нарастающего напряжения.
   В комнате больше искать было нечего, а таращиться на кукол опасно для психики.
   Где ещё можно поискать информацию об Адель?
   Идти в кабинет отца Адель слишком рискованно. Под портретами, как в музее надписей нет, стало быть осмотр местной галереи тоже отпадает за ненадобностью. Может где-то хранится генеалогическое древо семьи Моренро? Кстати, а почему нет.
   Спрыгнув с кровати и отправив юбку, я решила исследовать библиотеку. Благо фонарик теперь всегда со мной, достаточно только сконцентрироваться и, вспомнив как должен выглядеть свет, разжать ладонь.
   Дом, как вымер. Прислуги в жилых помещениях не было. Разве что на кухне или во дворе. Каждый мой осторожный шаг раздавался по пустому коридору неприятным приглушенным звуков. Походка у меня никогда не была летящей, а лишний вес только усугубил ситуацию.
   Что бы не создавать лишнего шума, я кралась, как мышь, сама себе напоминая воровку. Хотя ничего противозаконного в моих действиях не было. Разве я не могу пройтись по дому? Или поискать себе книгу в библиотеке?
   Само родовое гнездо Адель больше всего мне напоминал дворянскую усадьбу. Комнаты плавно переходили одна в другую, оставляя меня в неведении об их предназначении. Библиотека находилась за дальней дверью.
   После относительно светлого коридора, помещение встретило меня таинственной тишиной. Шкафы не возвышались вдоль стен в несколько этажей, как в Академии, а стояли параллельными рядами.
   Выпустив светлячка, я сновала осмотрела столы и ближайшие полки, а потом пошла вдоль рядов в поисках хоть чего-то интересного. Когда несколько книг с наиболее подходящими случаю названиями было найдено, и я уже собиралась идти со своей ношей обратно, огонек в моей руке дернулся, как язычок свечи от легкого сквозняка.
   Я резко сжала руку в кулак с такой силой, что даже ногти стало больно. На улице уже стемнело окончательно и в комнате воцарилась кромешная темнота.
   - Кто здесь? - раздался из темноты старый мужской голос.
   Застыв на месте, я старалась даже не дышать.
   - Мне позвать охрану? - без тени волнения в голосе спросил гость.
   А успеешь? - хмыкнула про себя я. Будь тут действительно воры, вряд ли они бы остались спокойно стоять в темноте. Да и почему посторонний расхаживает по дому даже не взяв с собой свечу? А если маг, то зачем эти глупые вопросы.
   - Адель, это вы ведь? - голос раздался намного ближе, хотя шагов я не слышала.
   Не знаю видит ли он меня в темноте, но идёт явно в нужном направлении.
   Посчитав, что продолжать прятаться бессмысленно, я снова раскрыла ладонь. Может он зашел сюда, увидев свет из-за не плотно прикрытой двери библиотеки. Магический огонёк в этом доме могут зажечь только двое, а для Луизы обвинения в игре в прядки может плохо закончится.
   - Так и думал, - усмехнулся мужчина. - Моё почтение, юная госпожа.
   Так, спокойно. Ты тут хозяйка. Нос в потолок, брови в позу недоумения и переходим к ответному нападению. Главное книги не уронить. Тяжеленые, зараза.
   - Что вы здесь делаете в такое время? - стараясь изобразить себя разозленной, но при этом усиленно старающейся это скрыть за равнодушием, спросила я.
   - Полагаю тоже что и вы, - заинтересованно улыбнулся наш гость. - Решил почитать что-нибудь на сон грядущий.
   - В темноте? - напомнила я, давая понять, что не капли не верю его словам. - Что-то не вижу в ваших руках свечи.
   - Вы меня раскусили, госпожа Моренро, - засмеялся тот. - У меня, как у большинства моих ровесников банальная бессонница. Решил прогуляться, тот увидел яркий свет из-за двери. Признаться, я удивлён. Никогда не видел, что бы пульсар светил настолько ярко.
   - Свет, мой конёк, - пояснила я.
   - Для талантливой юной барышни у Вас очень разносторонние интересы, - показал он глазами, на три прихваченные мною книги. - Дворцовые танцы, история государства и кажется последняя книга по древней магии, если я правильно помню переплёт.
   - Совершенно верно, - не стала скрывать я.
   - Раз уж мы встретились здесь, позвольте и мне порекомендовать вам кое-что интересное и познавательное, как вы любите.
   Больше всего хотелось возмутиться.
   С какого перепугу гость, посреди ночи вмешивается в дела дочери хозяев дома, и лезет со своими советами. Конечно, я бы высказалась более деликатно (возраст надо уважать, не взирая на причуды собеседника), но пришлось задвинуть своё недовольство подальше и милостиво согласиться, а позже даже подсвечивать нужную полки своим пульсаром.
   В этот раз странных магических преобразований не произошло. Вернее, руны то изменились, но название не показалось даже читаемым, так как я увидела разве что несколько знакомых латинских букв.
   - Телюнский язык не так сложен, как может показаться вначале, - снисходительно улыбнулся мужчина, наблюдающий за моей попуткой прочитать название.
   Прелесть какая. Мне только местных иностранных языков не хватало. Особенно их страны тюлений, если верить первой ассоциации с названием.
   - Телюнский, - повторила я, надеясь хотя бы на память запомнить название.
   - Телюния - наш ближайший соседи, если, конечно, не считать Манорских гор, - направившись к выходу из библиотеки, мой собеседник, распахнул дверь и галантно поклонился, пропуская меня вперед.
   - То есть гоблинов соседями считать не стоит? - поравнявшись с дверью, вопросительно изогнула я брось.
   Не то что бы данная информация была мне нужна, но от любопытства никуда не денешься.
   - Политика сложная вещь, и порой мы можем только догадываться, куда нас приведут решения сильных мира сего. А гоблины, при всей своей скандальности и кровожадности, не так сильны, для того, чтобы кардинально изменить порядок вещей.
   Опять ничего не понятно. Почему все говорят загадками.
   - Один, повинуясь решениям сильных мира сего, уже во что-то ввязался, - больше для себя пробормотала я.
   - Ваш жених? - уточнил гость, и продолжил, не дожидаясь ответа. - Его фигура уже вступила в игру. Только вот никак не могу понять кто он - конь или офицер.
   - Главное, чтоб не пешка, - отозвалась я.
   - Пешка только выглядит незначительно, но у неё есть шанс стать ферзем. Здесь же совсем не тот случай, - идя рядом со мной по коридору рассуждал мужчина.
   - Вы всё говорите загадками, - не выдержала я. - Может стоит высказать, свои мысли яснее? Я же вижу, вы ходите сказать мне что-то важное.
   - Я и без того непозволительно прямолинеен, юная госпожа, - остановился о приоткрытой двери, освещенного зала, мой собеседник. - Уделите внимание всем четырем книгам, что у Вас в руках. Уверен в ближайшее время и ваша карта будет разыграна.
   - Меня отправят к гоблинам, для обучения дворцовому этикеты? - постаралась я перевести разговор в шутку.
   - Поживем - увидим, - пожал плечами гость, только вот его взгляд не оставлял сомнений, что этот человек прекрасно знает, какие неприятны сюрпризы для меня готовят.
   - Доживем - узнаем, выживем - учтем, - усмехнулась я.
   - Именно, госпожа.
  
   Распрощавшись с гостем, у дверей зала, я поспешила к себе.
   Когда до моей комнаты оставалось уже не так далеко, за дверью кабинета раздался звук шагов. Встречаться с отцом Адель не хотелось совершенно и заметавшись по коридору, чуть не растеряв книги, я спряталась за небольшим комодом. Присев на корточки и изо всех сил прижавшись к стене, мне оставалось только надеяться, что в ночном полумраке меня не заметят.
   Дверь плавно открылась, озарив коридор не ярким светом, и так же бесшумно закрылась. Я осторожно выглянула из своего укрытия и уронив челюсть, едва снова не выпустив из рук книги. В коридор вышла моя говорливая служанка.
   Что она забыла ночью в кабинете министра?
   В испорченном современным телевидением мозгу, тут же всплыла мысль про молодую любовницу. И пусть меня это не касается, но за мачеху стало очень обидно, а Марфа резко упала в моих глазах.
  

   Ночной разговор подкинул в разгорающееся внутри ожидание неприятностей только ещё больше сухих дровишек. Желание убраться подальше от родительского дома росло в геометрической прогрессии. И утром, за завтраком, пока Луиза не успела покинуть не очень-то гостеприимный для неё дом, решила действовать.
   - Отец, я подумала над своим желанием.
   - Я весь внимания, - улыбнулся ничего не подозревающий министр.
   - Это моё последнее лето в статусе ученицы школы, и я хотела бы его провести как обычная адепта.
   - И что для этого нужно? - посерьёзнел мужчина.
   - Так как на практику нас не отправляют, я бы очень хотела устроить её сама и поработать над одним интересным проектом, - продолжая ходить вокруг до около объясняла я.
   - Замечательно. Я всегда готов тебя поддержать в профессиональных стремлениях.
   - Тогда отпустите меня, пожалуйста на лето в гости к Луизе, - попросила я.
   - Что? - опешил министр.
   - Её семья не будет возражать, а для подготовки проекта мне важно быть ближе к природе, - знаю, причина глупая, но другой у меня нет. Не могу же я сказать, что Луиза нужна мне сейчас, как воздух. Или могу?
   - Об этом не может быть и речи! - ударил кулаком по столу отец.
   Я невольно зажмурилась. Надеюсь это не первый раз, когда министр выходит из себя из-за просьб своей единственной дочери?
   - Чем тебя не устраивает работа дома? Тут тоже не город. Полно природы. Парк. Великолепный огород. Лекарь к твоим услугам. Если нужно, я выпишу опытного мага тебе в наставники.
   - Не нужно, - посмотрев на отца, я прикусила губу. - Это последнее лето, когда я могу побыть кем-то другим и... - виновато посмотрев на родителей я заметила, когда Амелия одними губами закончила мою фразу:
   - Что бы похудеть?
   Едва заметно качнув головой, я пояснила специально для неё:
   - Это невозможно сделать здесь.
   - Нет, - резко и безапелляционно завил отец, поднимаясь на ноги и размашистым шагом направившись к выходу.
   Мачеха расстроенно вздохнула и выпорхнула из столовой вслед за мужем.
  
   - Я же говорила, что ничего не выйдет, - похлопала по плечу, ожидавшая меня в комнате Адель, приятельница.
   - Ещё не вечер, - упрямо возразила я.
   - Но я должна уехать ещё до полудня, иначе до вечера не успею добраться до Ригаи, - напомнила та, но и я сдаваться не собираюсь.
  
   Луиза не могла ждать развития событий и направилась собирать вещи. По распоряжению хозяйки дома, её должны были довести до ближайшего городка, откуда утром следующего дня та уже самостоятельно направится дальше. Останавливаться одинокой девушке на захолустном постоялом дворе слишком опасно, а в городе есть неплохие шансы провести ночь и в хорошей гостинице.
   Послонявшись по замку, я не придумала ничего лучше, как попросить помощи у мачехи. Подкараулив в коридоре и, совсем не по-господски затащив в ближайшее пустующее помещение, постаралась использовать всё своё обаяние на двести процентов.
   Да, умоляюще заглядывать в глаза и полушепотом переходя на "ты", называть её мамой не честно, в какой-то степени даже подло. Не знаю, как в действительности относилась к Амелии Адель, но я сейчас совершенно искренне просила помощи матери и старалась не врать, быть настолько честной, настолько могу сейчас себе позволить.
   - Обещаю, что голодать не буду. Чтобы немного похудеть мне нужно в первую очередь больше двигаться, а тут это невозможно. Если я начну бегать по парку, то только насмешу слуг. Мне нужно хотя бы несколько недель, чтобы понять могу ли я себя изменить.
   - Думаешь тогда Ринар тебя полюбит? - дотронулась та до моей щеки.
   Её лицо было красноречивее слов. Не хочется обижать ребёнка, но и потворствовать его заблуждениям не стоит.
   - Он не просил меня об этом, - и это тоже не ложь. - Похудеть - это моё желание.
   - А может всё-таки он не стоит твоих усилий?
   - Почему? - столько раз за эти два дня меня пытались подтолкнуть к мысли, что Ринар для Адель не пара, что я действительно заинтересовалась версией старшего поколения.
   - Адель, до отца дошли слухи, что с его попустительства твоя жизнь в Академии превратилась в не прекращающееся издевательство, - понизив голос, нехотя заговорила та. - Он был в бешенстве, когда информация подтвердилась.
   - И, - поторопила я.
   Слабо верится, что министр спустит всё на тормозах, попросту разорвав помолвку.
   - Летняя практика твоего жениха - это идея отца.
   - Неужели он хочет его убить? - ужаснулась я
   - Нет, конечно, - погладила меня по плечам женщина. - На такое он не пойдёт. Мы можем просто расторгнуть помолвку, но тогда все решат, что он избавился от тебя. И твоё имя надолго будет ассоциироваться с брошенной невестой, которая оказалась не так хороша. А если причиной станет его несостоятельность, как будущего магистра и посланника короля, но ситуация развернётся в противоположную сторону.
   - И что же он планирует сделать?
   - Подробностей я не знаю, - отстранившись, пожала плечами мачеха.
   - А что у Ринара за задание? - неспроста мой женишок так возмущался, когда получил королевский свиток.
   - Увы, тут я тоже знаю не больше тебя.
   Ох, Адель, при всех этих событиях тебе бы лучше присутствовать лично. А то вернешься, надеюсь, в своё похудевшее, опять же надеюсь, тело, а у тебя ни любимого жениха, ни красного диплома об окончании школы магии, ни привычного нейтралитета с мачехой, ни расположения папочки. Вот весело-то будет.
   - Раз уж у тебя есть одно желание, - изображая мысли вслух, задумалась Амелия. - Ты могла бы использовать его, чтобы сохранить доброе имя Ринара.
   Могла бы, - плотно сжав губы, согласно закачала я головой. Адель бы наверно так и поступила. Слёзно умоляла бы папочку, или вообще понеслась бы в эти самые Манорские гор на выручку. Хотя, с её комплекцией далеко не убежишь.
   - Так что ты решила? - внимательно наблюдая за моей заторможенной реакцией, переспросила мачеха.
   Что-что? Люби себя и плюй на всех и в жизни ждёт тебя успех.
   - Я ни в коем случае не желаю Ринару зла, - честно ответила я. - Если ему суждено показать себя не лучшем образом, лучше бы это была его заслуга, а не вина нашей семьи. И похудеть я действительно хочу не ради него, а для себя.
   - Госпожа, - постучав в дверь, и не дожидаясь ответа, в комнату заглянул взволнованный дворецкий. - Хозяин просил Вас поторопиться.
   - Разумеется, - властным тоном отозвалась Амелия. - И кстати, Адель, не хотелось бы менять планы твоей подруги, но сегодня вечером, я планировала устроить феерверг, - смотря куда-то мне за спину, говорила мачеха. - Предложи ей задержаться. И отправь, кого-нибудь предупредить возницу, что сегодня его услуги не понадобятся, - после чего усмехнулась и заговорчески подмигнула мне.
   Моя собеседница направилась к двери, а я настороженно оглядела комнату и уже собиралась выйти из комнаты, когда осознала куда смотрела мачеха.
   Резко обернувшись назад, я во все глаза уставилась на портрет пухленькой молодой девушки, пугающе похожей на лицо, которая я теперь вижу, смотрясь в зеркало.
   Лизавета Моренро смотрела на меня с милой-печальной улыбкой, в глазах словно застыло сожаление. Под этим взглядом, я почувствовала себя отвратительно, словно не перед старым изображением, а на глазах у настоящей матери Адель, называла "мамой" другую, совершенно чужую женщину.
   - Просите, - виновато поклонилась я портеру.
  

   - Меня больше волнует твоя безопасность, - хмуро сдвинув брови, возразим отец. - Дочь министра слишком заметная фигура.
   В кабинете отца, собралась довольна большая компания: родители, начальник охраны, дворецкий, мы, с костерившей меня в мыслях Луизой и почему-то престарелый гость.
   - Карета и герб, очень заметны, но, если мы поедем тайно, никому и в голову не придёт, кто я такая, - стараясь не сходить с выбранной тропинки, приводила я все придуманные за последние сутки доводы в пользу своей сумасбродной идеи.
   - Ты думаешь, я отпущу тебя пешком до какой-то деревни? - ещё больше ужаснулся Эгюст Моренро.
   - Мы можем доехать до Ригаи в неприметной карете, - предложила я, под одобрительное кивание начальника охраны. - А оттуда, утром, выехать с добрым селянином на телеге, который поедет с ярмарки в том же правление. И никто не будет знать, что наши попутчики - переодетая охрана.
   - Все не так просто, - задумался отец.
   Конечно, косая сажень в плечах, армейская выправка и рукоятка выглядывающего из-под соломы меча, у меня тоже плохо ассоциировалась с мирным селянином. О деталях маскировки могут подумать и те, у кого больше опыта. Главное - отец сдался. И дальнейшие уговоры не требуются.
   - Но ты вернёшься домой по первому же моему письму, даже если оно придет на следующий день, после твоего приезда, - в который раз напомнил он, про моё обещание.
   - Конечно, отец, - покорно склонила я голову.
   - И Марфа, проводит вас до места.
   Вот это номер! А служанка тут при чём?
   Хорошо, что я смотрю в пол, а то мои вытаращенные глаза, смотрятся не очень благородно.
  

Глава 12. Речная русалка.

   Отъезд назначили на ранее утро. Надо бы хорошо выспаться, перед повторением недавней тряски в карете, но разговор с Амелией о судьбе Ринара всю ночь не давал мне покоя. Я не из тех, кто очертя голову вступается за сирых и убогих. Да и женишок наверняка сам напросился, и я не так давно его знаю, чтобы делать какие-то вывода. Но всё же неприятно думать, что кому-то вроде как из-за меня хотят сломать жизнь. Только вот, если скажу что-то министру, то наврежу мачехе.
   Брать много вещей я не планировала, лето здесь говорят тёплое и ровное. Так что побросав в сумку несколько платьев, я решила перед отъездом пройтись по дому. Если все получится, то возможно сюда я уже больше никогда не вернусь.
   И надо же было, на выходе в парковую часть, столкнуться с самим господином Моренро. Тот предложил прогуляться вместе. Отказываться нельзя, поэтому я покорно плелась рядом, периодически поддакивая его рассуждениям о погоде, урожае и высоте деревьев, которые ещё недавно были маленьким, как когда-то и я.
   - Адель, надеюсь, ты не задумала никакой глупости? - подобрался к сути отец.
   - Глупости? - искренне удивилась я.
   Что ты папочка, твоя дочка уже сделала такую глупость, что я не представляю, как всё можно исправить.
   - Село Луизы расположено на востоке, ведь так?
   - Кажется, - неуверенно согласилась я.
   - Это на пол пути к землям гоблинов, - нахмурился министр.
   - Я об этот почему-то не подумала? - опешила я.
   Неужели родители решили, будто бы стараюсь быть ближе к своему женишку?
   - Тогда, что думаешь сейчас?
   - Никто не будет знать, кто я такая, - пожала я плечами. - А значит и не узнает, что Адель Моренро живет недалеко от границы.
   - Он не достоин тебя, и ты не должна показывать ему свои чувства...
   - Отец, не беспокойтесь из-за Ринара, - воспользовавшись паузой заговорила я. - Я не собираюсь бегать за ним по всей стране, даже если бы считала его идеальным. Хотя, он не так плох, как может показаться со стороны.
   - Не так плох? - изумленно переспросили Эгюст. Похоже Адель никогда не использовала таких эпититов, при упоминании жениха.
   - Ему некогда следить за тем, в какие неприятности я попадаю. Но в тоже время, он пошёл со мной на бал (чтобы избавиться от Леонсии), помог уговорить директор изменить для меня первый танец (ради себя, конечно, старался), спас нас с Луизой, когда напали вампиры (сначала правда мы выскочили из кустов на их компанию, но это уже всё детали). Список можно продолжить.
   Как меня на подоконник закинули, на улице чуть не придушили, косточки перемывали на лесной опушке. Мда. Зачем я решила за него заступаться?
   - К чему ты мне это говоришь?
   - Вам не стоит так волноваться из-за меня. Я же всё-таки магичка. Если меня некому будет защитить, я и сама смогу за себя постоять, - во все тридцать два зуба улыбнулась я.
  

   Марфа, облаченная в дорожный брючный костюм и с охапкой ножей за пазухой, смотрелась рядом с нами, как богатырь, рядом с сельскими дурочками. Луиза раз двадцать повторила многозначительную, но, увы, единственную сказанную за весь день фразу: "А я говорила".
   Чем дальше мы удалялись от родительского дома, тем спокойнее и увереннее я себя чувствовала. Даже присутствие отцовской шпионки не мешало расправить плечи. Словно лошадь, застоявшаяся в стойле, сейчас могла побегать по травке, размять затекшие мышцы и почувствовать себя живым человеком, а не фарфоровой куклой, которая должна следовать бешеному количеству правил.
   Дорога до Ригаи заняла почти целый день. Вторая поездка в карете далась мне немного легче, но всё же я попросила перед уженом полежать хотя бы полчаса. Как девушки ухитрились всё дорогу читать, не представляю. Марфа, так вообще сидела задом наперёд. Американские горки нервно курят в сторонке. Хорошо хоть большая часть пути шла по наезженному тракту, а то мне бы пришлось, для сохранности здоровья, идти пол дороги пешком.
   Городок Ригая мало чем отличался от столицы, разве что был немного меньше и чище. Мы остановились в гостинице среднего класса взяв трехместный номер для всего женского коллектива, с удобствами на этаже, что не могло не радовать. В соседней комнате ночевали наши сопровождающие.
   - Кто ты такая? - уже ложась спать, в очередной раз задала я вопрос своей служанке.
   - Марфа, - усмехнулась та.
   - Я видела, как ты выходила из комнаты отца и два плюс два складывать умею. Не думаю, что был смысл отправлять мне в сопровождающие обычную служанку.
   - Я умею за себя постоять и всё, - вздохнула та. - Единственной твоей охранницей меня бы ни за что не оставили, - кивнула она на стену соседнего номера.
   - Почему я тебе не верю? - изогнув бровь, сложила я руки на груди.
   - Простите, госпожа, - вздохнула та. - Я действительно всего лишь несколько недель служу вашей семье.
   Так и не расколовшись (никакой из меня дознаватель) утром девушка с кучером отправилась обратно, а мы нашли у восточных ворот города "случайного" попутчика и отправились в дальнейший путь. Надо сказать, этот вид транспорта понравился мне намного больше. На охапке сена можно было принять лежачее положение. Коренастая, тяжеловозная лошадка не неслась галопом, а большую часть времени шла шагом, только изредка переходя на неспешную рысь.
  

   Сказать, что родители Луизы были удивлены моим приездом - это ничего не сказать. Дрожащим голом предложив мне попить чаю, глубоко беременная мать многодетного семейства утащила свою старшую дочь в соседнюю комнату и срывающимся шепотом потребовала объяснить, что значит моё присутствие на их небольшой кухоньке.
   Почти сразу, я даже не успела отпить из своей чашки, в дом вбежали двое ребятишек. Девочка и мальчик, где-то четырех-пяти лет. Дети застыли около печки, во все глаза разглядывая незнакомку.
   Помнится, раньше, мне частенько приходилось "подрабатывать" штатным детским аниматоров в гостинице нашей семьи. Конечно, я не занималась с детьми целыми днями. Тут нужно соответствующее образование. А вот попрыгать с ними на утренней зарядке, занять играми пока их родители обедают - это можно поручить и подростку. Под контролем взрослых, разумеется.
   Вот и сейчас, вместо того, чтобы мило улыбнуться, я скопировала взгляд девочки, так же отстранив голову назад. Учитывая, что в таком положении мой второй подбородок принимал угрожающую форму, дети тихо захихикали.
   - Ты кто? - первая не выдержала девочка.
   - Лиса, - усмехнулась я, демонстративно облизнувшись.
   - Лисы рыжие и пушистые, - возразил ребёнок.
   - Так я не обычная лиса, а сказочная, - нравоучительно продолжила сочинять я. - Могу принимать человеческий облик.
   Девочка нахмурилась, всем своим видом показывая, что мне совершенно не верит, но в тоже время в глазах заблестело любопытство, с которым меня оглядели со всех сторон, и даже заглянули пол лавку.
   - А где хвост?
   - Так его в человеческом обличии не видно. Он только ночью, в свете луны появляется.
   - А зачем ты к нам пришла?
   - Слишком много колобков съела, - вздохнула я. - Пришлось наниматься к твоим родителям в работники, чтобы хоть немного похудеть.
   - Не верю, - прищурилась девочка.
   - Вот сейчас, как укушу за бочок и поверишь, - прищурилась я, демонстративно клацнув зубами.
   Дети дружна завизжали и выскочили из дома.
   - Что-то случилось? - вышла в кухню, взволнованная мать семейства.
   - Нет, всё хорошо, - невинно захлопала я глазами.
  
   Зря Луиза так стеснялась приглашать меня к себе в гости на лето.
   Адель, конечно, богатая госпожа, а её подруга относительно бедная деревенская девушка, но я-то из простых смертных.
   В большом доме мне резко не хватает привычных благ цивилизации в виде электричества и сантехники, а тут обычный деревенский дом, небольшая кривенькая банька, туалет во дворе. Полное ощущение, что приехала к бабушке в деревню. Там, помнится, тоже частенько отключали электричество, и мы ужинали при свечах. А днём всё равно на улице, да даже если в доме, нет в нём таких уж темных коридоров, чтобы хотелось включить искусственный свет.
   О водопроводе тоже речи не шло, ни там, ни там - это вам не магическая Академия. Взяла ведра и пошла к колодцу. Сколько натаскала, тем и помылась. А мне, собственно, только того и надо было.
   Передав родителям Луизы половину выделенного мне содержания, чем чуть не довела их до сердечного приступа, я перешла к подготовке своего похудения. Бег - это конечно очень хорошо, но не думаю, что он сможет быстро меня спасти.
   Проштудировав все свои воспоминания, я пришла к выводу, что достоверно знаю только одну диету - не жрать. Но, увы, придерживаться её не смогу. Никогда не было необходимости отказывать себе в удовольствии перекусить чем-то вкусненьким. А у Адель к тому же разработанный желудок, который может продолжать орать даже после сытного обеда.
   В первый же день, я попросила маму своей приятельницы выделить мне какую-нибудь работу, чтобы побольше двигаться. После часа уговоров не пачкать ручки, я выторговала себе право поливать огород. Так как шланга с водопроводом тут не наблюдалось, пришлось набирать ведром воду в пруду, примыкающему к участку, переливать её в тяжеленую лейку (пластиковые тут ещё не изобрели, как, впрочем, и алюминиевые) и обходить с ней соток десять, не меньше.
   Радовалась я рано, после первого же вечернего полива, наутро у меня болело всё.
   Особенно правое плечо, а рука так вообще отваливалась. Но мало-помалу втянулась. Хорошо, что лето тут жаркое и лишний раз облиться водой не так страшно.
   Вторым пунктом стала плотина. Прудик рядом с домом откровенно маловат для плавания, поэтому я решила бегать до плотины - это где-то километр. Утром два километра, вечером два. Всё-таки польза. Ради этого даже потащила Луизу на ярмарку, за купальником, напрочь забыв, что нахожусь в другой эпохе.
   Предложенный мне вариант длинной ночнушки ввёл меня в ступор. Плавать в этом невозможно, а скрывать фигуру такой наряд может только в сухом виде. В мокром, на берег лучше и не выходить.
   На помощь пришли арабские страны. Вспомнив их купальный костюм, я мысленно отрезала от него капюшон и радостно нарисовала то, что мне нужно, портнихе.
   Хорошо, плотина большая и дно по краям почти везде песчаное, выбрав себе один из отдаленных от основного пляжа, спрятанный среди деревьев, вход, я по-тихому заходила в воду, и наслаждалась купанием. Луиза крутила пальцем у виска, заявляя, что это занятие исключительно для детей и вспотевших в поле мужчин, но никак не для такой благородной особы как я.
   Третьим пунктом программы стала многострадальная диета, выкачавшая, если не все переданные мною деньги, то как минимум половину. Так как считать калории без помощи интернета я не умею, с помощью тоже неизвестно что бы получилось. В итоге я пошла по самому простому пути. А именно, вспомнила, что в говядине и куриных грудках калорий либо нет, либо очень мало. На обезжиренные продукты тоже рассчитывать не стоит. А пирожки, запах от которых будил меня каждое утро, доводили до нервного тика. Особенно, когда Луиза за обе щёки уплетает ватрушки, а я жую капустный салат.
   Конечно, у меня не такая огромная сила воли, и уступки в еде я себе позволяла, только в первой половине дня и после этого долго изнуряла себя тренировками, вспоминая варианты разминок и само тхэквондо. Когда теория была пройдена и очередь дошла до практики, в качестве противника выступила высокая берёза из числа пяти белоствольных подружек, растущих уже не один десяток лет за домой приютившей меня семьи.
   Наблюдая за вредительством, отец Луизы не выдержал и обернул ствол наскоро сшитым из мешка и набитым соломой матрасом. И дереву не так больно и мне за одно. Конечно, занятия давались тяжело. В памяти вроде бы есть все стоики и движения, а по факту и на треть высоты не можешь поднять толстые коротенькие ножки.
   Последнее меня раздражало больше всего и вспомнив страдания своего одиннадцатилетнего брата, ставшего одним из самых низких в классе, я решила воспользоваться его способом увеличить рост. В семнадцать идея практически провальная. Одна надежда, что люди растут где-то лет до двадцати с хвостиком. Для этого я качалась, ухватившись за ветки деревьев. Облокачиваясь руками и жердь забор и поднимала ноги, предварительно привязав к ним мешочки с землей.
   Больше всего мои потуги забавляли местную ребятню, ещё не занятую домашними, огородными и полевыми заботами. Они бегали за мной попятам, качались рядом на деревьях, делали ласточки, ходили по узким доскам, расставив руки для равновесия. Мальчишки даже пытались повторять удар. Причём довольно успешно. Но пробовать себя на тренерском поприще я не стала. Во-первых, для начала надо достичь хотя бы того уровня мастерства, который был у меня настоящей. Во-вторых, о каком похудении моет идти речь, если я буду поправлять чужие стойки и зорко следить за правильностью выполнения ударов.
   В прочем, и без того радоваться было особо нечему. Жир так просто не собирался сдавать свои позиции, разве что уставать я стала меньше - привыкла, видимо.
   Второй главной задачей на лето стало моё обучение. Всё, что Адель освоила за каких-то 7 лет в школе магии, в меня пытались впихнуть за три месяца. Я читала конспекты, пролистывала книги, но большую часть школьной программы Луиза рассказывала мне лично, так и воспринимать было легче, и не приходилось тратить время на лишнюю информацию.
   - Если я после этого не превращусь в отличницу, то приду к выводу, что учителя занижают мне оценки, - потирая затекшую поясницу, ворчала моя приятельницу, в очередной раз перечитывая давно забытый конспект и продумывая, как проще и понятнее объяснить эту лекцию мне.
   Так что кто и из нас двоих больше занимался учебой - спорный вопрос.
   Ещё одна проблема, с которой я столкнулась - это почерк. Здесь нет принтеров-компьютеров и писать приходится от руки. А почерк, как известно, зависит от характера, а не от фигуры. Конечно, можно сказать, что поменялся характер и изменился почерк, но в нашем случаи изменения произошли куда более кардинальные, да и если бы он поменялся в лучшую сторону, можно было бы сослаться на многодневные тренировку, а тут... У настоящей Адель все буковки ровненькие, кругленькие, витиеватые заглавные буквы и красиво закрученные хвостики. А у меня... нет, всё не так плохо, почерк у меня нормальный, пишу я аккуратно и понятно для своих соотечественников.
   В общем в моём случае занятия каллиграфией и чистописание под скептическим взглядом Луизы из выдуманных страшилок, превратились в самые что ни на есть настоящие многочасовые занятия. А по пути ещё и руны пришлось учить. Кто знает, когда моя способность видит текст в понятном варианте исчезнет так же внезапно, как и появилась.
   Вот после всего этого, вечером, возвращаясь в выделенную нам с Луизой на лето узкую терраску, а падала на кровать и мгновенно отключалась. Для того, чтобы утром встать пораньше и с новыми силами бежать, поливать, пилить, махать ногами, а периодически и разучиваться с местной детворой какую-нибудь сказку, чтобы потом устроить для вернувшихся с поля родителей небольшой веселый спектакль, например, про колобка или Машу и медведя.
   Не смотря на все мои старания с объёмами Адель первое время не происходило почти ничего. Разве что мышцы вздулись от постоянного напряжения. Хотелось расплакаться и бросить эту неблагодарную идею. Но спустя месяц, проснувшись утром, я поняла, что моё платье сидит значительно свободнее, чем неделю назад. Вдохновленная первыми результатами, я повысила интенсивность тренировок, каждое утро измеряя верёвочкой с узелками талию и толщину рук. А когда на очередной ярмарке несколько молодых людей стали приглашать меня танцевать, я только убедилась, что дело сдвинулось наконец-таки с мертвой точки.
   Я уже не толстушка, а просто аппетитная девушка, с фигурой в форме груши. Лицо и плечи похудели первыми, а жирок на животе грозился держаться изо всех сил.
  

   Лето давно перевалило за середину. Времени до начала учебного года осталось не больше месяца. Дни становились короче, а солнце наоборот перешло в наступления. Днём стояло такое пекло, что даже вода в проточной речке, питающей платину нагрелась до степени парного молока и не приносила облегчения.
   Наша терраска располагалась с юго-восточной стороны дома и уже в девяти утра прокалялась насквозь. В длину она шла почти через весь дом, а ступеньки крыльца располагались ровно посередине.
   Зная особенности дома, Луиза выбрала себе правую часть терраски. Та было темнее и если открыть дверь в дом, то её кровать не было видно, создавая в закутке иллюзию отдельной комнаты. У моей - левой части, с двух сторон находились окна с тоненькими кружевными занавесками. Вместо двери, со стороны лестницы повесили штору, чтобы хоть как-то создать ощущение уединенности. С этой же целью нашим входом пользовались только днём, в вечерне-ночное время проходя через двор.
   Оставлять дверь открытой на всю ночь, я побаивалась.
   Вот видимо от духоты всё и произошло:
   "Вокруг царил полумрак. Я даже не могла с уверенностью сказать где нахожусь, в помещении или на улице. Знаю только, что лежу на спине, а склонившийся надо мной мужчина страстно целует губы, потом поцелую переходят на подбородок, шею. Чужие руки уверенно забираются под немногочисленную одежду.
   - Нет, - в ужасе распахнув глаза, хватаюсь я за ворот своей рубашки.
   Моё сердце колотится с бешеной скоростью, а пульс бьётся в висках, мешая думать. Мужчина отстраняется, и приподнявшись на локтях, ловко хватает моё запястья и отводит руку за голову:
   - Нет уж, - властно шепчет он. - Никаких нет.
   В темноте вспыхивают голубые глаза, словно озаряя лицо мужчины.
   - Ринар, - растерянно прошептала я."
   И проснулась.
   Сердце действительно колотилось как бешенное, а по лицу градом лился пот, толи от пережитого кошмара, а данный сон я воспринимала именно так, толи от царившей вокруг духоты.
   Присниться же такое. И ведь за всё время моего тут пребывания, я почти не вспоминала о школе и её обитателях. А после того, как начала худеть, вообще надеялась, что мы с Адель поменяемся местами, ещё до требования министра вернуться в родительский дом.
   Когда у нас там сны сбываются? Под среду и пятницу.
   - Луиза, Луиза, - позвала я.
   - Что? - сонно отозвались из-за занавески.
   - Какой сегодня день?
   - Летний, - сладко зевнула приятельница.
   - Ярмарка, когда? - ярморочный день же проходит по-нашему по субботам?
   - После завтра, - судя по скрипу, Луизу я разбудила окончательно.
   - Хорошо. Значит сегодня четверг, - немного успокоилась я.
   - Что, очередное платье сваливается? - отодвинув занавески ко мне зашла недовольная магичка. - Пора за покупками?
   - Мне кошмар приснился, - честно призналась я.
   Стоило закрыть ненадолго зажмуриться во время зевка, как передо мной появлялись ярко голубые глаза женишка, а руки сами собой тянулись к вороту тонкой ночнушки.
  

   Через деревню бежать уже не хотелось. Подобрав по дороге свежий паданец яблока, который вначале даже показался желтеньким, я попыталась съесть его, не взирая на кислоту, но только скривилась, судорожно отплевываясь от этой гадости.
   - Доброе утро, - поравнялся со мной Тим, самый взрослый из Луизиных братьев. Ему уже исполнилось четырнадцать и как полагается взрослому юношу большую часть времени он помогал отцу.
   Выглядел он достаточно внушительно. Немного выше меня, широк в плечах и с постоянно сосредоточенным выражением на лице, не меняя его ни вовремя колки дров, ни за ужином.
   Сейчас Тим, как и я шел в деревню, толкая перед собой деревянную тележку со здоровенными булыжниками.
   - А что это ты делаешь? - удивилась я, стараясь переключить внимания от своего не презентабельного вида.
   - Дом строю, для своей будущей семьи.
   - Что? - окончательно растерялась от такого заявления от пусть и повзрослевшего, но ребёнка.
   - Вчера староста выделил мне место под строительство. Теперь нужно сделать фундамент.
   - А не рановато? Или ты уже жениться собрался? - лукаво прищурившись решила подколоть я, но тот ни на мгновение не смутился.
   - Как бы не поздновато, - ещё больше посерьезнел парень - В этом году хорошо бы успеть сделать фундамент. На следующий денег на сруб накопить. А с весны уже можно потихоньку отделывать. Внутри, снаружи. Хорошо если года через три всё будет готово.
   - Какой ты ответственный, - уважительно покивала я. - Надо за тебя замуж выходить.
   - А зачем мне старая жена? - испугался тот.
   - Ах, ты нахал! - притворно разозлилась я. - Какая я тебе старая? Следи за словами, малявка. С магичкой разговариваешь. Вот как превращу тебя в кенгуру, что камни было удобнее таскать и грунт утаптывать.
   - Все вы в какой-то степени ведьмы, - пожал он плечами, не воспринимая всерьез сказанную снизу угрозу. Но на всякий случай постарался отвести тележку подальше от разгневанной ученицы магической Академии. Я же тешила себя надеждой, что это не из-за того, что я выгляжу, как возмущенных хомячок, а потому, что Тим не знает, кто такие кенгуру.
  
   Много камней Тиму натаскать не удалось. По небу побежали небольшие тучки, угрожающе серого цвета и всю нашу компанию от мало до велика погнали в срочно собирать подсохшее сено.
   Дождя правда, так и не случилось. Мальчишки, вместо обычного стога смастерили гигантский шалаш, высотой в два моих роста. Если не знать с какой стороны вход, то и не заметишь подвоха.
   Собрав вблизи всю высохшую траву, мы с Луизой переместились на край луга. Спешка закончилась и грабли заметно отяжелели в руках. Вот бы сейчас взмахнуть рукой, что бы всё оставшееся сено хотя бы отнесло поближе к нашему стогу-шалашу.
   - Если честно, я думала, что в мире, где есть магия, она должна встречаться намного чаще, - остановившись, я облокотилась на древко и устало стерла у волос капельки пота.
   - Мы всё-таки на приличном расстоянии от города, - напомнила Луиза. - Тут и в лучшие времена хорошо если один лекарь постоянно жил.
   - Да, в столице тоже как-то развитием магических технологий не пахнет, - возразила я, представляя автомобили на магической тяге, магических птиц почтальонов и тому подобное. - Например, в городе могло бы быть магическое освещение, самоходные экипажи. Туалеты растворяющие отходы. Хотя бы водопровод с горячей водой. А тут жизнь мало чем отличается от моего мира лет эдак двести тому назад.
   - Ты права, - вздохнула Луиза. - Магия уходит из нашего мира. Ещё те же двести лет назад был проект постоянного освещения столицы, но сейчас это излишнее расточительство. Магические фонари заменили на масленые, да и те включают только, когда дни совсем короткие и всего часов на пять.
   - Уходит? Почему?
   - Никто не знает. Возможно, дело в том, что магия изначально позаимствована нами у драконов. Может их кровь уже слишком разбавлена. Раньше у такого мага, как я не было бы шанса поступить в Академию. Максимум на что я могла бы рассчитывать - это на работу деревенской знахарки. А тебя вообще магом бы даже не считали. Подумаешь, остаточные зачатки дара.
   - Звучит, конечно, грубо, но может не стоит ждать милости от природы, а заняться выведением магов самостоятельно?
   - Ты думаешь никому не приходила в голову подобная идея? - усмехнулась девушка. - Договорные браки для знати обычное дело, а маги по сути та же знать. Где-то полвека назад Совет Магов принял решение запретить браки между одаренными и простыми смертными. Но идея провалилась. В первом же поколении выяснилось, что у двух сильных магов скорее всего родится обычный ребёнок. В то время, когда в смешанных браках дар передается процентов на пятнадцать чаще. Пошла вторая волна, запретившая браки между магами. И тоже ничего удачного из этого не вышло. Вот так и живем. По последним данный, если не появится свежая кровь, лет через триста магов в нашем мире не останется.
   - А драконы не хотят поучаствовать в сохранении магической популяции людей?
   - Скажем так, они молча терпят наше соседство, - уронив грабли, подруга махнула на них рукой и села рядом в собранной нами кучкой сена.
   - А подкупить? Драконы же падки на золото, - присоединилась я к ней.
   - Бесполезно. У человека и дракона не может быть общего потомства. Такие случаи происходят раз в сотни лет. В нашем тысячелетии подобный прецедент уже был, но мальчик предпочёл остаться с драконами.
   - Печально, как-то, - улеглась я на наш мини-стог. - Не по сказочному.
   - А мы и не в сказке живем.
   - Постоя-ка, тогда почему разрешили мой брак с Ринаром?
   - Потому что у тебя влиятельный папа, а ты не особенно сильный маг, вполне можешь сойти за простую смертную.
   - Так вот почему наш брак во многом противоречив, - обрадовалась я, разобравшись в словах отца.
  

   На покупку новых вещей я уже махнула рукой. Фигура меняется каждую неделю. Тут никаких денег не напасёшься. В итоге остановилась на оптимальном варианте, взяла в руки иголку и принялась самостоятельно ушивать то, что есть: брюки для пробежки, проем рукава сарафана, который стал моей любимой одеждой на лето. Подвязал его поясом и вид приличный. А по рукавам нижней рубашки и не видно, насколько та велика.
   На ярмарку мы с Луизой больше бегали за продуктами, которые продавали не только местные лавочники и крестьяне из соседних более маленьких деревень, но и заезжие купцы. Ну и конечно, какая ярмарка без развлекательной программы. Ведь базарный день - это не только торговля, но и не большие увеселительные мероприятия. Оказалось, если выучить движения запутанных хороводоподобных танцев, то скакать по кругу, кружась и хлопая в ладоши не только полезно для фигуры, но и безумно весело. А ещё можно бросать кольца на подобие вешалки, сбивать городки и смотреть, как кто-то пытается залезть на облитый маслом столб за новыми сапогами.
   Вот и сейчас, сгрузив мальчишкам во главе с Тимом купленные продукты, мы отправили их домой, пока свежее мясо не стало портиться на жарком солнце, а сами побежали разглядывать цветные ленты, грызть подтаявших петушков и танцевать.
   Снующая между лотками детвора, завидим меня с визгом разбегалась, тыкая в меня пальцем и вереща: "Лиса пришла". Я отвечала взаимностью, периодически гоняя этих визжащих от восторга "колобков", грозясь непременно съесть, чем немало шокировала заезжих купцов.
   Соседки подзывая к себе, сокрушались, как я осунулась и угощали ягодами, фруктами, пирожками. Смотря кто что планировал продать на этот раз. Луиза охотно помогала бороться мне с искушениями, даже не давая попробовать особенно калорийные угощения. Как она при этом сама не полнела, не представляю?
   Вдоволь повеселившись, домой мы шли уже ближе к вечеру. Я наконец-то вспомнила про палив, а Луиза про не кормленную скотину.
   - Адель! - догнала нас Илина, та самая пятилетняя сестренка Луизы, с которой я познакомилась в первый день приезда. - А, спой? Ну, спой, пожалуйста. Ну. Про принцессу, - повисла она на моей руке.
   - Хорошо-хорошо, - на радость её подружкам, ворчливо согласилась я.
   - Ура! - заголосили девочки.
   Наш дом находился на окраине села, а мы не особенно торопились. Так почему бы не разнообразить дорогу песней:
   - Хоть поверьте, хоть проверьте,
   Но вчера приснилось мне,
   Будто принц за мной примчался,
   На серебряном коне...
  
   Благодаря подарку Орена, которым я пользовалась во время утренних пробежек, мне удалось дословно вспомнить песни, которые я никогда казалось полностью даже не знала. Этот магических плеер словно выуживал их из моего подсознания, выдавая уже в окончательном варианте. Так как я всего любила петь, а Адель оказалась не обделена голосом, то и исполняемые мною безобидные песенки стали здесь моей визитной карточкой.
   - А когда мой сон растаял,
   Как ночные облака,
   На окне моем стояли,
   Два хрустальных башмачка, - озорно подмигнув держащей меня за руку Илине, закончила я.
  
   - А за мной тоже принц приедет.
   - Нет за мной.
   - А мне он вообще уже приснился.
   Мы с Луизой, не сбавляя шага, только посмеивались на оживленным детским спором.
   - Тебе тоже принц приснился, - хихикнула приятельница. - Как бы не приехал.
   - Сплюнь, - ужаснулась я. - Хорошо, что мы не на основном тракте находимся, случайно по дороге домой он сюда не заглянет.
  
   Вот, как накаркала.
   Мы шли с пригорка, когда внизу, показались два всадника. Кони шли шагом, в их хозяева о чем-то беседовали, не обращая на прохожих ни малейшего внимание, но моё сердце заранее ухнула в пятки в поисках политического убежища. Разглядеть с такого расстояния лица не представлялось возможным, но уж больно знакомой смотрелась белая шевелюра, одного из них. Сама не знаю, что на меня нашло, но инстинкт самосохранения сработал раньше сознания, заставив меня попятиться назад.
   - Ты чего? - обернулась подруга.
   - Кто это? - дрожащим голосом спросила я, кивнув на приближающихся к нам всадников.
   - Наёмники, или маги, даже отсюда мечи видно, - прищурилась девушка. - Что они тут забыли? Хотя, слушай, а может это Ульрик? У него вроде бы конь с белой звездочкой на лбу.
   Кто второй, можно было даже не спрашивать. Как говориться вспомни... нехорошего человека, вот и оно. Так сон всё-таки был не последствием духоты? Только вот, что-то я совсем не хочу его осуществления в реальности.
   - Меня тут не было, нет и не будет, - прошипела я и позорно ринулась в пересохшую каналу, а там под забор чужого палисадника, где и затаилась за кустами смородины.
   С моей стороны дорога почти не просматривалась. Надеюсь, что и я с дороги тоже.
   - Адель? - опешила подруга. Илина, так вообще застыла с открытым ртом.
   Посмотрев в направлении незваных гостей, Луиза решила не привлекать лишнего внимания к кустам, повернулась к гостям спиной, и дернув сестрёнку за руку, что-то ей шепнула. Растерявшийся ребёнок оторопело кивнул и нехотя отвел глаза. Взявшись за руки, они пошли в обратном направлении, но не успели сделать и нескольких шагов, когда стук копыт усилился:
   - Луиза? - окликнул девушку, пришпоривший коня Ул. - Луиза - это ты?
   - О, привет, - изобразив удивление, обернулась та. - Какими судьбами в наших краях?
   Сам разговор я слышала только урывками. Большая часть сказанных фраз просто не долетала до моих ушей. Ринар, а вторым всадником был именно он, после обмена любезностями, сам взял инициативу в разговоре и громко, как его друг говорить не спешил.
   - Адель? - удивилась Луиза. - Не знаю где?
   Всё-таки по мою душу приехали. Что за чёрт их принёс? Да, и как вообще они могли узнать, что мы с Луизой здесь. Не думаю, что во время учебы кто-то из старших адептов мог интересоваться, где живут ученицы на пять потоков младше них.
   - Дома, наверно.
   - Тогда показывай, где твой дом? - спрыгнул с седла Ул.
   Дальше опять непонятно, но кажется Луиза попыталась отправить их сначала на постоялый двор, сославшись на нехватку у нас спальных мест. И предложила зайти с визитом завтра утром или вообще передать что хотели через неё. Начались невнятные препирательства, но тут всех перебил звонкий детский голосок:
   - А ты принц? - задрав голову обратилась Илина к так и не спустившему на землю Ринару. - Конь не серебряный.
   От её искреннего разочарования, я едва не прыснула от смеха.
   - Нет, - заставив жеребца отступить на пару шагов, ответила мой женишок.
   - Не принц? - ещё больше чем моему побегу удивилась девочка. - Тогда зачем тебе Адель? За ней же принц должен приехать.
   - Только его тут не хватало, - прошипел блондин.
   - Он ей хрустальные туфельки подарит, - улыбнулась Илина.
   - А это очень в духе последних событий, - загоготал Ул.
   - Илька, иди домой, - взвилась праведным гневом Луиза.
   - Одна? - возмутился ребёнок.
   Широкоплечий адепт Академии Асерант не стал, как его светловолосый друг пытаться прекратить перепалку двух сестёр и добиваться ответа на ранее заданные вопрос, а придирчиво оглядев растущие вдоль дороги кривенькие сливы.
   Размашисто потянувшись и подтянув брюки, он наклонил голову, настороженно оглядывая из-за забора мои кусты. Я даже дышать перестала, инстинктивно приседая ещё нижи.
   - Ты это что тут высматриваешь? - раздался в паре метров от меня старческих, скрипучий голос. - А ну, пшел отседова, ворьё.
   Даже Ул от неожиданности отскочил назад к своей лошади, подняв вверх ладони. А как у меня сердечный приступ с перепугу не случился, не представляю.
   Дедок, как ни в чём небывало подошел к забору (как раз перед моим кустом), сосредоточенно подсчитывая немногочисленные сливы.
   - Твои враги? - обернулся он ко мне, когда ребята отъехали на достаточное расстояние.
   - Нет, - оказаться застуканной в чужом палисаднике оказалось очень унизительно. Лучше бы я полезла сюда сливы воровать. А то спряталась сама не понятно зачем.
   - Друзья? - хитро усмехнулся хозяин дома.
   Вместо ответа с пожала плечами, руками показав пятьдесят на пятьдесят.
   - Понятно.
  
   До нашего дома я добралась огородами.
   Встревоженная Луиза ждала меня у крыльца, расхаживая взад-вперёд, по всей видимости проговаривая про себя какую-то речь.
   - Адель, ну почему ты не хочешь с ним поговорить? - прячась вместе со мной за баней, взывала к здравому смыслу подруга. - Он всего лишь передаст тебе письмо от отца.
   По нашим подсчетам незваные гости уже должна были разместиться в местной "гостинице" и с минуты на минуту подойти сюда.
   - Вот и пусть передаст тебе это чертово письмо, - застонала я. - Ну, сама посуди, зачем нам лишний раз пересекаться? Тело Адель прилично похудело, ещё месяц и мы, надеюсь, опять поменяемся местами. Я и без того, столько дел наворотила, а тут ещё он потом её спросит: "а помнишь, ты летом назвала меня земляным червяком?", а Адель и не в курсе. Зачем нужна лишняя путаница?
   - А зачем тебе называть его земляным червяком? - опешила подруга.
   - Ты что меня не знаешь, - уперев руки в бока, сдвинула я брови.
   - Да, действительно, с тебя станется, - оглядев меня, согласилась Луиза. - Тогда, давай я скажу, что ты ещё с ярмарки не пришла. А потом спать легла.
   - Вот и отлично, - улыбнулась я, развернувшись в сторону дома.
   - Куда? - поймала меня за подол девушка. - А если они в дом зайдут? Где ты там спрячешься? В печку полезешь?
   - Хорошо, я в бане подожду.
   - А если они помыться попросят?
   - А ты не разрешай, - съязвила я.
   - Я-то не буду, но вдруг родители согласятся? Не объяснять же им всё сейчас?
   - Боже, за что мне всё это? - застонала я.
   - Иди-ка, ты пока к лесу, ягоды пособирай...
   - Волков покорми... - перебила я.
   - Да нет тут летом волков.
  
   Как же, нет волков. Это Вам не Подмосковье, где последний медведь ещё в прошлом веке сдох. А волки и того раньше разбежались. И всё равно мне сыты они, или именно сегодня решили бросить травоядную диету. Я их попросту боюсь.
   Поэтому ни в какой лес, я разумеется не пошла. Так, побродила по березняку, безуспешно пытаясь поискать остатки земляники.
   Спрятаться тут в принципе особенно негде.
   Так как само село стоит на хребте, вокруг него только пологие склоны с лугами и огородами. И ни одного дерева. Действительно, скрыться можно или в самом селе, или в лесу. Но кое-что всё-таки нашлось - наш недавно построенный шалаш-стог, как раз стоял рядом с березняком.
   Забравшись внутрь, я тщательно замаскировала вход и, оказавшись в полумраке, от нечего делать очень быстро уснула на мягком сене.
   Пробуждение было неприятным. Во-первых, меня кто-то очень больно укусил, и ни куда-нибудь, а за самое незащищенное место. Схватившись за пострадавшую пятую точку, я инстинктивно вскочила на ноги, а тут же треснулась головой на деревянную палку, служившей опорой конструкции.
   Судя по ощущениям, по мне быстро перебирая лапками бегала целая толпа насекомых. Скорее всего муравьев. Выбрали, блин, место для шалаша. Поспешно выбравшись на улицу, я начала судорожно отряхиваться и чесаться одновременно.
   На улице уже почти стемнело. Солнце закатилось за горизонт и только розово-серое небо освещало землю. Судорожно пытаясь расчесать через плотную ткать сарафана недавние укусы (не задирать же юбку в самом деле), я уже хотела идти домой, когда поняла, что если не помоюсь, то просто не смогу избавиться от ощущения ползающей по мне гадости.
   Только вот баню ради меня одной никто топить не будет, до платины прилично идти в обратном направлении и в моём распоряжении только узенькая, метров в восемь, речушка.
   Течение у неё хоть и есть, но такое неспешное, что его можно не опасаться. Омуты тоже мною не раз высматривались, но так и не нашлись. А неровное, усыпанное валунами дно только в некоторых местах достигало приблизительно двух метров.
   Вроде вокруг не души, но купаться в нижнем белье, я не рискнула. В конце концов в мокрой рубашке добежать до дома можно, не простужусь. Выбрав укромное место, среди растущих вдоль всего берега ив, я завязала косу баранкой, повесила сарафан на крайний куст, так чтобы было видно с воды, скинула обувку и осторожно, чтобы не поскользнуться, зашла в теплую, прогретую за жаркие недели воду.
   Воды я не боюсь. Даже оборот, я её обожаю. Дождь, наполненный влагой морской воздух или даже банальный душ - это то, что в моей настоящей жизни всегда дарило долгожданное облегчение в астматические приступы. Именно поэтому много лет назад, мои родители и решили переехать из столицы нашей родины в курортный город на черноморском побережье. Там моя астма исчезла, позволив заниматься спортом и даже освоить тхэквондо. Но стоило вернуться в загазованную Москву, как моя детская болезнь спустя пору месяцев снова расцвела пышным цветом.
   Сейчас, погрузившись в теплую воду, плавать без спешки и оглядки, не идёт ли сюда кто-то из людей тем более, а получала безумное наслаждение. Не создавая брызг, как это зачастую получается по утрам, я вертелась, то на спину, но на живот, любуясь темнеющим небом и серебристым отражением молодого месяца. Только вот наступление темноты прошло для меня совершенно незаметно.
   Посмотрев на заросший ивами берег, я не могла с уверенностью сказать, в каком месте я заходила и где мои вещи, но не бежать же в далеко не маленькое село полуголой. Плывя по течению, я заметила первый просвет в чернеющей листве, и на моё счастье, колыхающуюся на слабом ветерке одежду.
   Стараясь до самого берега не высовываться на прохладный в сравнение с водой воздух, я доплыла по края и, встав, глухо охнула, поскользнувшись на валуне и провалившись в яму неровного дна. Что-то при заходе я такого не помню.
   Громко сопя, я выбралась на берег и схватила сарафан.
   - Ты кто? - спросил из темноты знакомый мужской голос, и упавшая у меня из рук одежда со звоном ударились пряжкой о торчащий из земли камень. Только вот на сарафане то ремня не было.
   Приплыли. Подняв глаза, я увидела в нескольких шагах перед собой высокий человеческий силуэт и ужасе закрыла руками рот.
   Вот он, мой сон. Всё сходится. Ночь, на мне только мокрая рубашка, едва закрывающая нижнее бельё и он.
   Я искренне верю, что основная часть мужчин совершенно адекватные люди и с воплем "баба" на полуголую девушку бросаться не станут, но сейчас все эти рассуждения охотно уступили место животному страху. Я была готова заорать на всю округу от охватившей меня паники, только это бесполезно. Шанс, что кто-то, кроме Ринара меня услышит стремится к нулю, а тех, кто решил посмотреть, что случилось ещё меньше.
   Надо что-то придумать, что-то придумать!
   Только что, если я даже не знаю кем мне опаснее сейчас быть: незнакомкой или его невестой, Адель?
   - Я спросил кто ты и что здесь делаешь? - грозно спросил юноша, а в темноте блеснули засветившиеся голубые глаза.
   - Русалка, не своим голосом, - просипела я, отступая назад. Если он использует магию, чтобы видеть в темноте, то быстро меня узнает. А если министр осуществил задуманное, то вполне возможно, Ринар с радостью воспользуется случаем ему отомстить. Что же делать?
   Бежать некуда. Сзади река, пусть не широкая, но преграда, вперёд... и так понятно. Справа-слева кусты и деревья.
   - Русалка? - явно не поверив, переспросил жених. - С двумя ногами?
   И медленно шагнул ко мне.
   Что мне там известно про местных русалок? Относится к разновидности болотной нечисти, жить предпочитает в лесных озерах с проточной водой, сторонятся людей, питаются в основном рыбой, но не побрезгуют лягушками и маленькими детьми. Про возможность менять хвост на ноги, так у нашей Ариэль, Луизе ничего не известно.
   Вляпалась.
   - А ты много речных русалок видел? - отступая ещё на шаг себе под нос пробормотала я. Пусть не надеется - живой не дамся.
   - Ни одной, - ухмыльнулся в темноте осторожно приближающийся ко мне собеседник. Ох, не нравится мне сквозящая в его голосе уверенность в моём вранье.
   Судя по очертанию и валяющимся под моими ногами брюкам, парень успел раздеться до панталон и явно собирался искупаться. Что ж, давай искупаемся. Надо как-то заманить его в воду, а самой выбежать на берег и со всем ног нестись если не в лесу, но хотя бы вдоль реки, чтобы потом скрыться где-нибудь в кустах.
   Пошарив рукой по тому же кусту, на котором недавно весели вещи Ринара, я нащупала какую-то небольшую тряпку и не глядя попыталась закрыть ею лица. Как бы я не похудела - в неузнаваемого человека не превратилась. А для задуманного, мне нужны две руки.
   Боже, какая вонь! Это что портянка.
   - А ну отдай! - уже в полный голос потребовал жених, едва не бегом ринувшись ко мне. Неужели так боится ножки завтра в сапогах натереть.
   Шарахнувшись назад, я почти сразу свалилась в воду, поспешно отплыв на пару метров, как раз на противоположный край недавно обнаруженной мной ямы.
   Голубоглазый не отставал, с разгона забежав в воду. Яма, как и ожидалось тоже стала для него полной неожиданностью. Он с глухим возгласом охнув в воду почти с головой, а я кинулась сверху, со всей силы надавив на голову.
   - На деревенских девок потянулось, сволочь похотливая, - стараясь не дышать через портянку, зарычала я.
   Теперь осталось быстро выбраться на берег и, пока мой благоверный будет отплевываться, скрыться где-нибудь подальше.
   Но не тут-то было. Чужие пальцы скользнули по моей ноге, только по счастливой случайности, не сомкнувшись на щиколотке. Взвизгнув, осознав, что план был дурацкий и так просто выбраться из воды не получиться, чтобы не быть пойманной, я инстинктивно забралась на плечи парня. Опять задавшись панической мыслью, что делать?
   Додумать правда не успела. Не смотря на мой всё ещё не маленький вес Ринар резко выпрямился, и я ласточкой взмыла в воздух, очень больно приземлившись физиономией в воду, мгновенно погрузилась на глубину.
   В темноте, после такого удара головой, я оказалась полностью дезориентирована, не понимая где верх, где низ. Запаса воздуха в легких для ныряния тоже не было. Судорожно барахтаясь в разных направлениях, я надеялась наткнуться если не на поверхность, но хотя бы на дно реки, но вокруг только одна черная масса воды.
   Где-то далеко проскочила робкая мысль, что достаточно расслабиться и давление само вытолкнет меня на воздух, но бездействовать я просто не могла, снова и снова дрыгая руками и ногами.
   Когда уже не осталось сил терпеть сдавливающую боль в оставшихся без воздуха легких, какая-то сила дернула меня за волосы, вытянув на поверхность:
   - Попалась паразитка.
   Шумно хватая ртом воздух, я даже не сразу сообразила, что вытащил меня Ринар и моя голову по-прежнему находится над водой только потому, что он держит меня за косу у самой головы.
   - Кто тебя послал?
   Я замерла, наконец-то встав ногами на дно, но выпрямляться не спешила. Вопрос окончательно поставил меня в тупик. Тряпку давно смыло с моего лица, но так как оно находится на уровне живота жениха, кто перед ним, он видимо ещё так и не понял.
   Кстати, судя по открывшейся в двадцати сантиметрах от меня картине, не такой уж он и худой, как кажется в одежде. Торс вон весь в кубиках. Дышит только как-то напряженно, словно решает сразу свернуть мне шею или после дознания.
   Осталось только зло замычать и пустить пар из ноздрей.
   Похоже сейчас меня убьют, а я даже не узнаю за что?
   Ну ведь не за то, что я его немного макнула в воду? Не утопила же. Даже нахлебаться не успел. Сам паразит. Вот.
   Так и не дождавшись ответа, Ринар потянул меня за волосы вверх, а я самым подлым образом ринулась к нему и, взявшись ладонями за обнаженные бока юноши, укусила в живот, как раз около пупка. И пока меня не успели огреть кулаком по голове, схватилась за его панталоны, со всей силы дернув вниз.
   Выругавшись, парень выпустил мой косу, а я тут же отскочила в сторону настолько быстро, насколько это вообще возможно сделать в воде и развернувшись спиной легла на воду:
   - А ну, стой, - схватил меня за лодыжку, уже кажется успевший подтянуть штаны жених.
   В голове крутилось много слов, но я только молча начала лягаться второй ногой, а как только меня отпустили, нырнула с головой в воду, дельфином поплыв по течению. Теперь-то я знаю где верх, где низ и чувствую направление воды.
   Вынырнуть, а не сделать короткий вздох, решилась только спустя пару минут, очень вовремя свернув в заводь на противоположном берегу. Ели успела выскочить из водя, когда вся её поверхность покрылась тоненькой серебристой корочкой льда. Та правда сразу начала таять, но сама река из теплой, превратилась в ледяную.
   Опешив от такого поворота, о возможности использования магии, как-то не задумывалась, я выбралась за пределы кустов и деревьев, и как ящерица по-пластунски направилась обратно.
   По нехитрым прикидкам, мой сарафан должен по-прежнему висеть на кусте, где-то выше по течению. Если бы черти не принесли Ринара на берег, я допетрила бы до этой мысли раньше. Вот что ему на постоялом дворе не сидится, а? Спал бы уже дано, как все нормальные люди.
   - Ты что тут с мечом застыл, - за несколько метров до того, как поравняться с местом моей недавней встречи в обожаемым женишком, услышала я удивленный голос Ульрика.
   - Ничего, - зло огрызнулся мой покусанный благоверный.
   На всякий случай распластавшись по земле и стараясь не стучать зубами от холода, я пристально всмотрелась в темноту противоположного берега. Ни черта не видно. Ночь уже успела окончательно войти в свои права, а месяц скрылся за набежавшими облаками.
   - Совсем рехнулся, да? - догадался его друг. - Плечо промыл?
   - Ещё как, - судя по плеску воды, либо Ринар выбрался на берег, либо Ульрик решил сполоснуться.
   - Твою кикимору, почему вода такая ледяная? - раздался над рекой возмущенный бас. Похоже второе.
   - Тут какая-то дрянь плавала, - прошипел женишок.
   - Сам ты дрянь, - прошипела я.
   - Да, я уже понял, что ты искупался. Вода почему холодная? - повторил свой порос мордоворот.
   - Минут через десять опять сменится на теплую, - вздохнул Ринар. - Лучше скажи, ты ночлег нам нашел?
   - Нашел, - вздохнул тот.
   - На наконец-то...
   - Вот тот стог видишь? - Если я правильно помню, сено в округе стоит только на месте моего недавнего укрытия. Вот было бы весело, если бы меня муравьи не покусали. - Это и будут наши апартаменты на эту ночь.
   - Что? Ты издеваешься? Неужели никто не согласился расщедриться хотя бы на сеновал?
   Праведный гнев блондина, заставил меня довольно улыбнуться. Есть всё-таки в мире справедливость.
   - У меня осталось стойкое ощущение, что к этому бойкоту причастен тот старикашка со сливами.
   - А ему-то до нас какое дело?
   - Не знаю, но, когда я проезжал мимо, он так многозначительно ухмылялся. А всю дорогу по селу шныряли дети. Я бы сказал, они распространяли информацию, что нас нельзя пускать на ночь ни за какие коврижки. И девчонка ещё эта...
   - Какая девчонка?
   - Которая тебя при Луизе про принца спрашивала. Илина, кажется. У последнего дома, высунулась из-за угла и так самодовольно пробормотала: накасяка покусяка, - с сомнение повторил Ул.
   - Накося-выкуси, - беззвучно поправила я.
   Ну, да. Грешна. Научила детей плохому. Не специально, конечно. Так они же все новые словечки, как губка впитывают. А я то и дело брякну что-нибудь эдакое. Но материал, как погляжу, ещё освоен не полностью.
   - Это не лето, а сущий кошмар, - судя по голосам, сладкая парочка стала отдаляться от берега. А значит мне тоже пора менять место дислокации на уютную теплую терраску.
   - И, по-моему, этот кошмар предназначен тебе, я только так, за компанию под чью-то горячую руку попадаю.
   Дослушивать я не стала. Слишком велик риск привлечь к себе внимание клацаньем зубов. Бороться с этим звуковым проявлением степени замерзания уже не представляется возможным.
   Так и не решаясь встать на ноги, я на четвереньках проползла ещё метров пятьдесят, пока не увидела следующий просвет между деревьями и со словами: "Господи, только бы на этот раз обойтись без приключений", снова полезла в воду.
   Домой я пришла замёрзшая как цуцик. Сарафан совершенно не помогал согреться.
   Встревоженная Луиза, начала нотацию, ещё когда засекла меня, бредущую между грядок в скрученном состоянии.
   - Что случилось? - разглядев меня получше, ужаснулась девушка.
   - Пошли в дом, - с добавлением зубной азбуки Морзе попросила я.
  

   Какая разная реакция на мой недолгий рассказ.
   Пока я, переосмыслив произошедшее, сидела в состоянии аффекта, пытаясь понять, как вообще ухитрилась уйти от опытного мага живой, Луиза ухитрялась наматывать круги на трех квадратных метрах свободной от мебели терраски, поражаясь моей глупости и вещая, как настоящая госпожа, которая разумеется даже не оказалась бы в такой ситуации, должна была себе вести. А её мама, сидевшая рядом со мной на кровати, самозабвенно хохотала.
   - Он же реально, мог меня убить. Тюк, второй рукой по темечку и всё, - воображение охотно показало, как меня зависшую на зажатых в кулаке волосах, хватают за шею и сжимают до хруста в позвонках. Поёжившись от такой реалистичной картины, я даже закрыла несчастную шейку руками. - Даже странно, почему он так не сделал?
   - Ой, не могу, укусила. За живот, - похлопав меня по плечу беременная женщина наклонилась облокотилась на кровать, уткнувшись лицом в подушку. - И порты стянула. Как же он небось испугался бедненький, что ты дальше кусаться будешь. Ой, я ж сейчас рожу от смеха.
   - Это немыслимо, понимаешь, немыслимо, - причитала приятельница. - Если твой отец узнает, с нас же голову снимут, что за тобой не уследили. Что там до ночи делала. Посидела бы пару часов и домой. Их тут никто чаем с баранками угощать не планировал. Выдали по ломтю хлеба на крынке молока и гуляйте. Адель ещё на танцах. Хотите ищите.
   - Что у Вас тут происходит? - вышел на шум отец семейства.
   Родители Луизы, в отличии от министра ещё довольно молодые. Хорошо, если лет по тридцать пять исполнилось. А то и меньше. По этому молодой мужчина с аккуратно подстриженной бородкой у меня совершенно не вызывал должного трепета.
   - Милый, ты очень вовремя, - сев ровно, мама Луизы быстро оправила волосы и стерла выступившие слезы. Разве что полностью загнать смех на задний план не удалось и то и дело из неё вырывались короткие смешки. - Растопи-ка баньку. Нашу госпожу искать надо.
   - Баню, в такую жару? - удивился тот. - Прощу уж на речке окунуться.
   - Там я уже была, - вздохнула я, стараясь изобразить кота из Шрека.
   - Уууу, - высунулась из-за его ноги любопытная мордашка четырехлетнего Зака. - Как извозилась. Будешь спать на лавке.
   - Понятно. Сейчас растопим, - мыкнул мужчина.
   - Как это растопим? - встрепенулся ребёнок. - А как же поросёнок или умывайся в бочке или марш спать на лавке.
   - Или спать, Зак, - задвинул его обратно в дом отец.
   - Она же взрослая, а взрослым поблажек не делают, - торопливо надевая обувку, потопал мимо нас возмущенный ребёнок. - Тогда почему я "поросёнок марш на лавку", а ей "баньку истопим". Это не справедливо я же младше.
   - Ты мальчик, а она девочка, - раздался уже с улицы удаляющийся мужской голос.
   - Но я же младше!
   - Тогда марш спать, раз такой маленький.
   - И вообще, что это у тебя в волосах, - не унималась магичка, сняв с меня около лица какой-то серо-зелёную комочек. - На мазь заживляющую похоже. И воняет так же.
   Кажется, я в темноте закрыла лицо не портянкой, а повязкой. О этого правда не менее противно. Гадость.
  
   - На вот, почитай, - уже после купания Луиза передала мне сверток с фамильным гербом Моренро.
   - Весело, - нервно хохотнула я.
   Отец предлагал мне на следующий же день, после получения письма, собираться домой в сопровождение моего белобрысого женишка. Вот это будет поездочка.
   Слава Богу вариант был не единственный.
   Если я вдруг не готова немедленно отправиться в путь и, чтобы не заставлять Ринара ждать, можно просто передать с ним ответное письмо и отец вышлет за мной карету и сопровождающих.
   Как бы мне не хотелось демонстрировать своё социальное положение, лучше огорошить село, чем остаться наедине с женихом. Ульрик на надежную защиту не тянет. Да и в седле я ещё держусь не очень уверенно.
   Устроившись на полу, под светом Луизеного светляка я принялась за написание ответа. Содержание мы определили быстро, но вот исполнение.
   - Ну, вот опять. Опять у тебя буквы стали острыми, как ежиные иголки, - возмущалась подруга, выдергивая у меня уже третий по счету лист. - Аккуратнее. Следи за размером.
   - Разленовали бы тогда бумагу, под прописи, что ли, - ворчала я, закусывая губу.
   Мало того, что пишу пером, а не нормальной ручкой, которое ещё и кляксы стремится на поставить, так ещё видите ли буквы у меня недостаточно круглые. Ну вот как спрашивается можно сделать мягкой и округлой руну, похожую на римскую цифру один?
   - Ну, опять, - застонала девушка. - Всё. Это последний лист бумаги. Больше никаких ошибок.
   - Пятый элемент блин, с последней спичкой, - насупилась я. Надеюсь папочка не будет сверять степень нажатия, а то я слово по одной буковке пишу.
  
   Нормально уснуть я так и не смогла. Всё мне казалось, что сейчас в окне терраски возникнет разъярённая физиономия Ринара. Сплю-то практически на виду. Если в темноте ещё есть шанс, что меня не заметят, то с рассветом, я не выдержала и пошла прятаться в дом.
   Анита, двенадцатилетняя сестра Луизы, с радостью согласилась уйти досыпать в терраску, а я от нечего делать, взялась за подоспевшее к утру тесто. На завтрак, вместо привычных пирожков корзинка наполнилась, рожицами, косичками, сердечками и прочей пустой выпечкой. Зато милой и оригинальной.
  
   ...
  
   Продолжение следует...
  
  
  
  
  
  
  
  

143

  
  
  
  



Связаться с программистом сайта.

Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"


Источник: http://samlib.ru/s/sawelxewa_e_w/izkrasavicyvchudovischeiobratno.shtml


Лучшие новости сайта


Поздравление с днем рождения мужчине 50 лет на украинском

Поздравление с днем рождения мужчине 50 лет на украинском

Поздравление с днем рождения мужчине 50 лет на украинском

Поздравление с днем рождения мужчине 50 лет на украинском

Поздравление с днем рождения мужчине 50 лет на украинском

Поздравление с днем рождения мужчине 50 лет на украинском

Поздравление с днем рождения мужчине 50 лет на украинском

Поздравление с днем рождения мужчине 50 лет на украинском

Поздравление с днем рождения мужчине 50 лет на украинском

Поздравление с днем рождения мужчине 50 лет на украинском

Похожие новости: